Об интимности

— Она плюнула на моего тигренка! – вопил герой повести Довлатова «Иностранка».

Взрослым понятно, что это за «тигренок»: обычно пара по-особому называет разные части тела друг друга. И этот код непонятен и неизвестен остальным.

Вот это неизвестное остальным пространство, его география, правила, законы, коды – и есть там интимность, которая выстраивается между двумя людьми при глубоком взаимодействии.

Интимность не возникает сразу, она строится. Ее основной параметр – не тайна, а недоступность для чужих глаз. И связано это не только с сексом.

У нас может не быть секса, но быть интимность. Она возникает в том случае, если мы близки друг другу эмоционально, если у нас есть общее прошлое, если мы что-то делаем вместе, делимся сокровенным; если включены в планы друг друга на будущее.

Но обязательное условие ее возникновения – когда к какой-то части наших отношений другие люди не допущены. Это сокровенное, скрытое от других и понятное только участникам.

Такая интимность есть между близкими друзьями, подругами, сестрами и братьями. Что-то, понятное только внутри общения и недоступное никому.

Интимность есть в общении между родителями и ребенком. Она возникает и при грудном вскармливании и при кормлении младенца из бутылочки, если родитель в этот момент полностью поглощен взаимодействием с ребенком и ни на что не отвлекается: недаром этот процесс называют интимным.

Интимность живет и в дружной семье: словечки, шутки, прикосновения, коды и пароли, которые опираются на совместно прожитый опыт. Когда в семье есть эмоциональная близость, какая-то часть пространства между членами семьи заполнена интимностью.

Поэтому порой так непонятны и не смешны посторонним семейные шутки или цитаты, вынесенные в публичное пространство в текстах: их вытащили из коробочки с семейной интимностью.

Это как пароль и ответ: понимают только свои.

В паре существуют коды общих воспоминаний и общих переживаний. Сексуальные отношения, эмоциональная близость, интимное телесное пространство, которое можно нарушать только любимым. Прожитый вместе опыт, совместные мечты. Свой словарь интимности: ласковые прозвища, части тела, которые мы зовем по имени.

Это код ласк и нежности. Особое прикосновение, которое, как оба знают, ведет к сексу; и другое, которое призвано выразить нежность или утешить. Какие-то смешные, неожиданные и порой изначально вовсе не нежные слова, которые никогда не произносятся при посторонних.

Это язык тела, который выдает любящих, тайных любовников или людей, которых влечет друг к другу давно и сильно. Там может не быть публичных сексуализированных прикосновений, но взаимодействие наполнено интимностью: наклон головы, прикосновения, голос, который невольно меняется при обращении к любимому.

Интересно: когда мы слышим публичное «котенок» или «заяц», можно чувствовать почти незаметную неловкость в роли наблюдателя и едва слышное раздражение, когда это обращено к нам.

Так может девальвироваться интимный код пары: ласковые слова, которые при публичном использовании почти ничего не значат, кроме оклика «эй, признай при всех, что у нас все хорошо». Такие слова могут произноситься и с раздражением, совершенно утрачивая ласковый смысл.

Обилие ласковых интимных слов при публичном обращении друг к другу, изобилие специально снятых и выложенных в сеть доказательств интимности разрушают интимность пары.

Когда я слышу, что пара почти не называет друг друга по имени, обильно и публично используя «заяц» или «котик», я предполагаю, что в паре много скрытого раздражения. Лишить друг друга имени, дав обезличенное ласковое прозвище, или вытащить интимное имя на свет и дать всем разглядеть – порой акт агрессии по отношению друг к другу.

Также очень любопытна история, когда в паре называют друг друга по фамилии: обычно чаще женщина так именует мужчину при посторонних. Это звучит порой неласково, парадоксальным образом защищая интимность пары от посторонних глаз. А это у тебя кто? А, это Осипов (а на самом деле мой любимый Витька, но не ваше дело).

Самым интимным звуком может быть наше имя, произнесенное с любовью.

А есть ли наоборот, интим без интимности?

Конечно. Это секс на одну ночь, случайное знакомство, секс во время массажа или с незнакомцем.

В публичных домах торгуют именно интимом, но не интимностью. В покупном сексе тебе дают нужное, но не дают важного.

Есть и имитация интимности: я с любопытством наблюдаю торговлю интимностью в инстаграме и ожидаю лонгитюдных исследований по выгоранию в паре, которая регулярно выставляет интимность напоказ как инструмент продвижения чего бы то ни было. Такое может выдержать только пара, которая неплохо обходится без особой эмоциональной близости.

Есть некий инстинкт пары, заставляющий оберегать самое главное от посторонних глаз. Есть фотографии и видео вовсе не интимного и не сексуального толка, которые просто невозможно показать другим: там только наше. Там про то, как мы друг друга любим.

При измене так больно, потому что разрушается интимность: то, что было только нашим, оказывается, может быть у тебя с кем-то еще? (спойлер: в большинстве случаев это не так, именно поэтому роль третьего так горчит).

Интимность это не секс и не тайна. Это прочное «мы», защищенное от посторонних.

В публичном поцелуе или игривом шлепке по попе на кухне за завтраком гораздо меньше интимности, чем в той фотографии маленькой девочки, которую мужчина нежно носит в тайном кармашке бумажника: на ней его будущей жене всего 8 лет и она смеется или нахмурилась. Он с любовью узнает в ней эту маленькую девочку каждый день.

Юлия Рублева, психолог, 2021

Работать с этой темой у Юлии Рублевой

Читать по теме

Что чувствуют люди, когда им все время жалуются?

Что чувствуют люди, когда им все время жалуются?

Что чувствует человек, которому все время, всю его жизнь, годами, жалуются и только жалуются одни и те же люди на одно и то же, а он при этом не их психолог? А просто – родственник, друг, сын, дочь, брат, сестра? В конце концов, постоянный читатель? Еще с советских...

читать далее
Презрение: один из видов агрессии. Кого мы им «награждаем»?

Презрение: один из видов агрессии. Кого мы им «награждаем»?

Для того, чтобы рассказать вам об этом сложном чувстве, я зацепилась за слово «награждаем». Мы не награждаем злостью или яростью, насмешкой или отвержением. Но презрительным взглядом мы именно «награждаем». А там, где есть награда, ищи заслугу. Так что же такого...

читать далее
Это возмутительно! О коварстве чужого негодования

Это возмутительно! О коварстве чужого негодования

  Этимология слова: считать негодным, неподходящим, недопустимым, отвергать. В некоторых словарях прибавляется значение «крайней неприязни и недоброжелательности». Мы негодуем, когда чем-то, а чаще – кем-то, – возмущены: то есть недовольны, не одобряем и главное...

читать далее
Поделитесь ссылкой
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x

Pin It on Pinterest

Shares
Share This