— очень сложно представить, что утром или вечером не придет никто из взрослых, и вообще никто посторонний, и тебе не надо будет слушать «опять целый день просидела дома», «почему не вымыла посуду», «сколько можно работать», «не смотри так много в экран (не читай так много), глаза испортишь». Вечно кто-то пытался выгнать меня из дому. А суп и кашу я ем теперь добровольно. 

— любимая моя подруга, человек с высоченным социальным интеллектом, успешная, красивая, невероятная, я хотела бы уметь быть такой, как она, сказала мне, что иногда чувствует себя отставшей от всех, не успевающей, оставленной в стороне от всего. Как же мне полегчало! Я тоже часто, особенно по утрам, чувствую себя такой. У всех все есть, и лишь у меня нет. Все смогли, а я нет. Все вон где, а я только глаза продрала. Все вон как своей жизнью распорядились, а я тут одна кукую. У всех вон какой дом, а у меня нет своего жилья. Все по трое детей родили, а я одну дочку. Сегодня меня из этого вытащил любимый брат. Ему было до меня дело, и он настойчиво слал мне картинки нашего дома в деревне, заброшенного и пустого. Мы там провели детство. 

 — иногда мне надо так, иногда этак. «Никому нет до меня дела» и «Господи, хоть бы все от меня отстали»  — вот две скалы, между которыми я иногда курсирую. Утро начинается чаще всего с «эге-гей, я могу делать то, а могу делать это» (но делать приходится всегда). Иногда — «куда все подевались, все заняты чем-то важным вместе, а меня не взяли». Мне кажется, это все нормально. В свое время я, как юлу, училась раскручивать свою энергию, события вокруг меня, собственную востребованность, и тем спасалась от тотального одиночества после развода. Но все это значит только одно — отдавать, отдавать, делиться, участвовать, инициировать. А хочется же лежать, и все чтобы сами пришли и все принесли, но это обычно бывает в печальных сюжетах, типа похорон. Поэтому приходится шевелиться. 

— впервые за черт знает сколько времени я спала до двух дня. Обычно в 9 уже встаю. А тут я выспалась так сладко, что поверила, что у меня настоящее воскресенье, имею право, и мир не рухнет. Интересно, что эта тревога столько глубока, связана с безопасностью и выживанием, что прорывается виной, стыдом, ощущением тотальной неудачливости. Не просто выспалась, а что-то проспала. Пока я тут сплю, — настоящие юли уже на море сбегали, дом вымыли, зарядку для танцев сделали,  важный текст написали. 

Зато мне снился прекрасный сон, что у меня красивые длинные густые волосы, красного совершенно оттенка, и я опять могу делать длинный хвост. 

А вы там как?

Pin It on Pinterest

Shares
Share This