Я все сама

«Как забить на все сложности жизни, понять и принять, что все это, каким бы ни казалась страшным и актуальным – только временно, и быть хотя бы немного над схваткой, а не внутри? И возможно ли это для простого человека в принципе? Или мы обречены на муки тревоги и осмысления пожизненно?»
Я думаю, что ответ на этот вопрос лежит сразу в двух плоскостях – философской и практической.

Давайте сначала поговорим о философской. Мне кажется, автор вопроса говорит о том, можно ли уже ОГЛЯДЫВАТЬСЯ на происходящее и воспринимать его как уже произошедшее, пережитое, а себя – как человека, уже получившего этот опыт и уже справившегося с ним. «Только временно». Уже прошло.

Мне кажется, вопрос этот не только о таких периодах, когда на нас все валится одно за другим, и хочется уже оказаться на шаг в будущем, где все проблемы разрешились. Возможно, речь здесь идет еще и об усталости человека, которому не на кого опереться, потому что самый взрослый здесь – это он.

Однажды мой психолог задала мне вопрос: «Как вы думаете, за вами кто-то присматривает? Сверху? Ангел-хранитель, например?»

Я тогда ощутила мгновенный стыд и растерянность: а правда, как я думаю? как вообще можно признаваться в том, что ты на кого-то полагаешься, что не можешь сама?

«Нет, – гордо ответила я, – я все сама».

А потом подумала – нет, я полагаюсь на этот мир. У меня есть к нему какое-то доверие. Мне часто везет. И, возможно, это ощущение идет из детства, когда меня окружали любящие взрослые. Это на каком-то базовом уровне помогает чувствовать любовь к жизни даже во время самого жесткого одиночества и тяжелых времен.

Те, у кого не было такого ощущения защищенности, выращивают его сами: в терапевтической работе, встречаясь с людьми, которые их принимают безусловно, и таким образом приобретается одновременно сила и милосердие к себе слабому. Учатся становиться сами себе защитником. Обретая навыки заботы о себе, которые у нас принято называть эгоизмом.

Философы и писатели начала века, от Кьеркегора до Камю, задавались этим вопросом: а что, если ТАМ — никого нет? Что, если мы одни и никто за нами не присматривает, и нет никакого Бога, нет никаких сил, которые хоть немного помогают?

Ни у кого нет ответа на этот вопрос. Я в своей группе «Мама и мои отношения» включила в программу работу с правом защищать себя, помогать себе и опираться на других взрослых людей с их ресурсами. Потому что наше поколение как должное воспринимает это одиночество и беззащитность, старается не использовать в качестве опоры других людей (стыдно и стремно грузить других), и в итоге ощущает себя одинокими во вселенной.

Более того, мы часто выбираем в партнеры тех, кто не способен на партнерство, зная, что мы вывезем двоих в одиночку.

И очень понятна эта усталость, когда хочется вынуть себя из актуальной ситуации и пусть уже все само разрешится… Встать «над схваткой», а не внутри. Реагировать не так вовлеченно. Но редко кому из нас удается обладать мудростью царя Соломона, на чьем кольце была надпись «и это пройдет». Мы живые, и нас цепляет. Поэтому я перевела бы речь из философской плоскости в плоскость усталости и тревоги.

И тут спасают два земных навыка: прежде всего, позаботиться о своем состоянии. Тупо вовремя себя кормить, высыпаться, обращаться к специалистам за помощью. Если уж приходится быть боевой машиной, то эта машина должна быть в порядке.

И второй: сказать об этом близким и далеким. «Я не вывожу. Я не справляюсь. Я сейчас нуждаюсь в вот этой конкретной помощи, вот в этой конкретной разгрузке, а еще в том, чтобы выговориться». И это помогает перестать чувствовать себя ничего не контролирующей жертвой обстоятельств. Именно это дает шанс перестать обесценивать свое окружение и увидеть его реальные возможности: кто-то кинется на помощь, кто-то сбежит.

А сейчас практическое упражнение, которое помогает увидеть масштаб проблемы и хоть немного обрести ощущение будущего.

Возьмите три стула, первый и второй поставьте развернутыми друг к другу на небольшом расстоянии, а третий поставьте паровозиком за вторым.

На первый стул положите любую вещь (например, ручку). Это – та проблема, которую надо решить. Сядьте напротив нее на первый стул. Она от вас близко. Что вы чувствуете? Обычно всё сжимается в комок, опускаются плечи.
Теперь сядьте на следующий стул, подальше от нее. Что изменилось оттуда?

А если встать за спинку второго стула? А если за спинку третьего? Как там дышится? Отходя все дальше и дальше, вы сможете оценить масштабы и значимость проблемы, и, возможно, увидите решение.

Юлия Рублева

Работать с этой темой у Юлии Рублевой

Читать по теме

Что чувствуют люди, когда им все время жалуются?

Что чувствуют люди, когда им все время жалуются?

Что чувствует человек, которому все время, всю его жизнь, годами, жалуются и только жалуются одни и те же люди на одно и то же, а он при этом не их психолог? А просто – родственник, друг, сын, дочь, брат, сестра? В конце концов, постоянный читатель? Еще с советских...

читать далее
Презрение: один из видов агрессии. Кого мы им «награждаем»?

Презрение: один из видов агрессии. Кого мы им «награждаем»?

Для того, чтобы рассказать вам об этом сложном чувстве, я зацепилась за слово «награждаем». Мы не награждаем злостью или яростью, насмешкой или отвержением. Но презрительным взглядом мы именно «награждаем». А там, где есть награда, ищи заслугу. Так что же такого...

читать далее
Это возмутительно! О коварстве чужого негодования

Это возмутительно! О коварстве чужого негодования

  Этимология слова: считать негодным, неподходящим, недопустимым, отвергать. В некоторых словарях прибавляется значение «крайней неприязни и недоброжелательности». Мы негодуем, когда чем-то, а чаще – кем-то, – возмущены: то есть недовольны, не одобряем и главное...

читать далее
Поделитесь ссылкой
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x

Pin It on Pinterest

Shares
Share This