Эта проблема обычно выглядит так: вы работаете, но платят вам недостаточно, ниже по рынку, или клиенты прогибают на скидку, или, что чаще всего, — начальники не поднимают зарплату, хотя вы годами работаете на одном и том же месте добросовестно, с хорошими отзывами и благодарностями, но функционал и ответственность у вас увеличиваются, а деньги — нет.

Первым дело в таких ситуациях я обращаю внимание на лексику, которую участники тренинга про деньги используют, рассказывая о своей проблеме. Применяют они два слова: «получать» и «просить».

— я получаю мало денег;

— я хотел бы получать больше;

— я не понимаю, почему другие получают много, а я мало;

— работаю я больше других, а пришла новенькая и получает больше.

Далее они употребляют слово «просить»:

— я просила мне прибавить, но начальник отказался;

— как я могу просить больше, в фирме кризис;

— на собеседовании я хотел просить больше, но не решился;

— я не умею просить, да и страшно — вдруг откажут.

Я получаю мало
Эта лексика пришла к нам в современную жизнь из советского прошлого. Помните, может быть, родители говорили: «до получки не хватает», «одолжила у соседки до получки трешку», «скоро получка, Витьке надо рубль отдать».
Получкой звалась зарплата, то, что родители зарабатывали. Так как от их усилий ровным счетом ничего не зависело, то и прямой связи между суммой денег, которую они получали в кассе в день «получки», и качеством их работы, не было. Деньги, действительно, выдавали, если ты отсидел на работе положенное количество часов. Не все и не у всех было так, конечно, но во многом было так. Где-то я слышала термин «репрессивно-депрессивная экономика» — вот примерно так государство регулировало денежный поток своих граждан — без излишеств, на самое необходимое. Сто двадцать рублей. У всех. У всей страны.

Поколение конца сороковых — начала пятидесятых годов рождения, то есть наши родители, примерно так себя и ощущало: немного детьми, которые сами не решают, и уж тем более не назначают оплату своего труда. Торговаться стыдно, о деньгах думать стыдно, мы интеллигенты, а на площадке у нас живут «торгаши», не дружи с их Маринкой, они мещане. Эти взрослые дети в денежных вопросах зависели от своих «родителей» — начальства. И удивительным образом, через руины разрушенного Советского Союза, передали нам, тридцати- и сорокалетним, эту лексику: «получать» и «просить».

Сидящие передо мной участники тренинга обычно не работают, а вкалывают. Много, трудно и добросовестно. Как правило, они специалисты высокой квалификации, они умеют и могут работать по 18 часов в сутки, владеют несколькими языками и хорошо образованы.

Я получаю мало
Но во всем, что касается денег, этой вполне себе взрослой материи, многие из них сжимаются, боятся и повторяют: «как же я попрошу, ведь вдруг мне откажут».
На тренинге я прошу применять слова «зарабатывать» и «назначать». Мы сидим в круге и слушаем, как участники по очереди говорят:

— мои услуги стоят 3 тысячи; 30 тысяч; 300 тысяч;

— я бы хотел зарабатывать больше;

— да, цена за мою работу именно такая, пять тысяч за проект;

— да, я могу обосновать назначенную мною цену. Я пришлю вам документацию;

— за этот проект я хотел бы получить, — стоп, прерываю я, — и участник поправляется: на этом проекте я хотел бы заработать 500 тысяч рублей;

— давайте я подумаю, посчитаю объем работ и завтра скажу вам цену;

— Иван Иванович, я написала вам свой функционал, посмотрите, пожалуйста. С 2010-го года он вырос втрое. Это никак не отразилось на моей зарплате. Я бы хотела, чтобы он был оплачен другими деньгами, либо снижен, чтобы у меня освободилось время. Возможно, вам лучше взять еще двоих на эти функции. Давайте это обсудим.

Все это звучит непривычно, и я вижу, как у многих выправляются плечи, поднимается голова, по-другому начинает звучать голос.

Страшно, всем страшно: вдруг не дадут? Когда просишь, действительно, могут дать или могут не дать. А вот когда назначаешь цену за свой труд, вы на равных — могут согласиться, могут не согласиться, могут начать торговаться. Во всяком случае, из списка тех, с кем можно безнаказанно делать что угодно, вас начальство вычеркнет.

Вдруг уволят, а на мое место наймут другого? А давайте еще раз послушаем, как вы на заработанное не можете позволить себе даже очень дешевый курорт. И копится агрессия, и работа сознательно или бессознательно саботируется, и ощущается бессилие. Сколько вы еще протянете, если ничего не попытаетесь изменить?

В любом случае на тренинге участники пробуют, зачастую в первый раз, посмотреть на деньги из другой роли, роли хозяина, взрослого, предпринимателя, зрелого и ощущающего свою ценность человека. Такой человек не станет обесценивать свой труд, и это еще одна отдельная история.

Проследите, какие слова вы применяете, описывая свои отношения с деньгами, и, возможно, это станет первым шагом к тому, чтобы что-то стало меняться.

Интересное по теме

Интересное

Волшебная формула про деньги

Однажды я спрашивала участников группы — «вот по ощущениям, не по фактам, у вас деньги есть или денег нет?» и многие говорили — «ну так-то есть, а вот тут (прикладывается рука к груди) — чувство, что нет!».

читать далее

Ноша за спиной

Работая с мужчинами, я нередко замечаю, что они мечтают об одном и том же: о женщине, которая бы не только принимала их такими, какие они есть, но и принимала бы как есть все, что они делают, полностью доверяясь и покоряясь течению событий. События при таком раскладе формирует сам мужчина. Как только речь идет об этом его желании, я знаю, что он чувствует себя виноватым и раздраженным.

читать далее

Я не могу копить

Многие думают, что это что-то про царя. Отнюдь. С этого началась наша новейшая история денег. Павловская реформа была проведена премьер-министром правительства Валентином Павловым в 1991 году. Его посадили на это место специально для нее и убрали почти сразу после. Наверное, его бы тогда просто четвертовали, если бы народ добрался.

читать далее
Поделитесь ссылкой

Pin It on Pinterest

Shares
Share This