Дорогие девочки. Самая главная задача при насилии — остаться живой. Других задач нет и не должно быть. Работая с клиентами, приходится сначала разгребать огромные, как холодные льдины, пласты многолетней вины. «Я допустила, что со мной это случилось». Винят себя пятилетних, четырнадцатилетних, беспомощных, с ножом у горла ночью в парке. Сам пересказ, даже в тихом кабинете психолога-женщины, травматичен. Это очень страшное, больное, самое раненое место в терапии, когда клиент рассказывает о любом насилии. О том, как била мама, как поймали в подъезде, как травили в школе, а теперь вот и в сетях. Но сексуальное насилие в нашей стране для жертвы окрашено еще и стыдом. И поэтому все молчат. Если добраться до следующих пластов — там, за бессилием и унижением, огромная ненависть и ярость. Я знаю, что, когда клиент доходит до этого, он оживает. Он присоединяет к себе, наконец, ту часть, которой много лет не было места. Виноватая девочка живет внутри нас, а ненависть к насильнику мы подавляем.
Самая главная задача при насилии
И она проявляется в нашей жизни косо и криво — депрессией, срывами, болезнями.
Я знаю целительную силу групповых действий. Она очищает и возвращает силы. Помните, что с самой главной задачей вы справились. Вы остались живы. Теперь вы заговорили. Дальше, я думаю, и надеюсь, мир начнет меняться, потому что меняемся мы.

Пересмотренные границы — это, в том числе, назвать насилием следующие вещи:

— манипуляции;

— вранье;

— измены — И ХВАТИТ ДЕЛАТЬ ИЗ ЭТОГО НОРМУ;

— пропаганду на ТВ;

— ШЛЕПКИ И ЗАТРЕЩИНЫ ДЕТЯМ;

— кричать на детей;

— хамить друг другу в соцсетях;

— уговоры добреньких подруг «ласково и спокойно отвечать», когда тебе хамят и оскорбляют, потому что «ты же девочка» и «какой ты пример покажешь», а еще «тыжепсихолог» или «тыжеврач», или «тыжеписатель»;

Самая главная задача при насилии
— насилие — это когда на дороге перед вашим носом создают аварийную ситуацию, подвергая риску вашу жизнь, необученные, или пьяные, или хамские водители;

— насилие — это когда за вас решают, какими лекарствами вы отныне не будете лечиться или какие продукты не сможете купить;

— насилие — это когда тот, кто называет себя вашим другом, мужем или подругой, нечестен с вами и использует вас;

— насилие — это когда из закрытых групп, где все свои, выносят информацию у вас за спиной; и поэтому еще сила, например, флешмоба в его открытости;

— насилие — это когда правила не для всех; когда перекрывают дороги; когда вам нельзя, а ему можно;

— насилие — это когда вас вынуждают работать сверхурочно;

— насилие — это песня «Что ж ты страшная такая»; и насилие — это популярность этой песни;

— насилие — это когда вас обесценивают и критикуют, требуя, чтобы вы стали другой — более худой или толстой, блондинкой или брюнеткой, когда заставляют вас плакать и бояться.

И этот список можно продолжать.

Эксгибиционистов не видела ни разу — тут мне повезло, у меня до 7-го класса не было очков и было очень плохое зрение; а однажды в автобусе мерзкий чувак притирался, и омерзение это я помню очень хорошо, и как руки тряслись. И, конечно, я тоже попадала — дважды — в опасные ситуации. Я злая и живучая, поэтому в третьем классе я просто побила толстого мальчика в подъезде; а во второй раз — перепрыгнула с балкона на соседний, напугав в чужой квартире чью-то бабушку, смотревшую телевизор. Седьмой этаж, я убежала. Мне повезло.

Иногда на приеме у психологов или у более сильных подруг мы впервые учимся говорить «нет» насилию любого рода, и при этом злиться, а не бояться, что сейчас накажут. С обычного, бытового «нет, я не хочу это делать» начинается история восстановления границ. Научите говорить «нет» своих детей. И вы же понимаете, что если вы их бьете, унижаете, насильно кормите, врете им, не говорите с ними о важном и сложном, наказываете их, заставляете заниматься нелюбимым делом, то вы не сможете одновременно с этим научить их чувству собственного достоинства, научить слышать инстинкт самосохранения, потому что слышать этот инстинкт — значит слышать и уважать свои тревогу и дискомфорт. Я очень надеюсь, что наши дети вырастут другими. АПД. Если вам сложно сейчас читать многочисленные тексты о насилии, если вы снова травмируетесь, если тяжело, — пожалуйста, перестаньте читать и обратитесь к любому психологу рядом. Психологи умеют с этим работать, и даже очень тяжелые воспоминания могут быть переработаны, пережиты, и в этом случае вы заберете из прошлого и вернете себе огромное количество собственных сил и ресурсов.

Интересное по теме

Интересное

Я тебя услышал

Эта фраза бьет все рекорды по рейтингу бешенства, в которое она приводит адресатов. Бешенство высшей пробы, с примесью бессилия, унижения и желания некрасиво крикнуть в ответ, как в анекдоте про «нервы полечить». Я работаю с этим в своих группах, когда мы разбираем манипуляции и агрессию, и могу немного реабилитировать для вас эту фразу. Давайте посмотрим, почему она воспринимается как конфликтоген, и как можно сделать так, чтобы она не привела к конфликту.

читать далее

Как наше «нет» сохраняет отношения

Жила-была одна девочка, и было у нее много братьев и сестер. Она была самой старшей, и поэтому часто за них заступалась во дворе, много чему их учила и вообще всячески заботилась. Как-то так получалось, что она почти всегда ощущала себя очень сильной, сильнее всех. И нередко выходило так, что, даже если ей хотелось самой съесть яблоко, она отдавала его подбегавшей сестренке: она маленькая, растет, и ей нужнее.

читать далее

Проживать иногда достаточно

Я бы хотела поговорить об очень важном навыке — проживании чувств без их отыгрывания, отреагирования во внешний мир по направлению к другим людям. Этот навык, размещение в себе сложных или неприятных чувств вместе (важно!) с их осознаванием и удерживанием внешней реакции, направленной на других людей, является для нашей культуры редким и незнакомым навыком. Проявляется отсутствие этого навыка вопросом «да, я это чувствую, и что мне теперь с этим делать?».

читать далее

Pin It on Pinterest

Shares
Share This