Барселона шибает в нос запахом крепких сигарет, которые курили в прошлом веке, и тут же светит в глаза невероятной красоты темнокожей женщиной с ярко-алыми губами, мелькнувшей за столиком вечернего ресторана. Женщина улыбается кому-то, мне невидимому.

Вечерние африканские барабаны в старом парке Цитадель смешиваются со струйками марихуаны, тут ею пахнет почти везде. В этот коктейль вплетается веселая собака, танцующий мальчик в ярко-красной футболке, непонятного пола очень старый, улыбающийся человек, играющий на палочках. Неаполитанская пиццерия возле самого дома битком набита, очередь, каждая четвертая пара говорит по-русски, полыхают голубые огни машин Гвардии Насьональ, которых вдруг почему-то много в округе и они ездят, петляя, по улочкам Борна. Я научилась отличать каталонскую полицию и испанскую.

Вечер в Барселоне
Ощущение, что произошло что-то очень важное лично для меня, но я никак не могу ухватить, что.
Я все еще в анестезии, в заморозке, не справляюсь с реальностью, все еще решаю бесконечные задачи, каждый день, одну за другой, но в парке поднимаю голову, и на светлой синеве неба вижу Монжуик, светящийся дворец, в котором я когда-то танцевала танго, тоненькую золотую луну, и дышу. Маленькие просветы обычной, нормальной жизни, в которой возможно ощущать счастье и покой с самого утра, светятся сквозь темную ткань моего обычного напряжения, неуспокоенности, тревоги, я в них пока почти не верю.

Вечерняя Барселона тем временем спокойно показывает мне роскошные кинематографические картинки. Мне кажется, я этим никогда не налюбуюсь.

Интересное по теме

Интересное

Сны эмигранта

А еще, – сны эмигранта, – мне уже две недели снятся огромные, прекрасные русские реки. Сны, где я застряла в Москве в грязном снегу и пробках, кончились довольно давно; потом отснились люди, и вот сейчас снятся реки: Енисей, Обь, Лена, Ока, Белая (в родном городе течет), снится тайга, Сибирь и Урал, виды из окон на реку и лес, да с двух сторон, – такие, что дух захватывает; и я иду вдоль реки, смотрю на реку, слышу ее.

читать далее

Отношения с городами

Я больше не жду, сжавшись, что меня отовсюду выгонят: из любимой квартиры, из Барселоны, из профессии, из отношений, из танцев, из мирной жизни. Чтобы понять, что я этого ждала всю свою жизнь, мне потребовалась большая работа с собой. Тревога сидит на плечах нашего брата как горжетка из потертой лисы у обедневшей балерины; не присматривать за ней и вообще ничего о ней не знать опасно, так как она все равно нами исподтишка рулит.

читать далее

Pin It on Pinterest

Shares
Share This