Недостижимая скрутка

самооценка, танцы


Несколько читателей попросили меня рассказать, как я танцую, имея больную спину.
Тогда мне придется начать с самого начала: лет 15 назад, когда моя дочка была еще совсем маленькой, я упала на гололеде прямо на копчик,
а в руках у меня были тяжелые сумки.

Мне было 27 лет, я встала, отряхнулась, подхватила сумки и пошла дальше. Через три недели небольшой боли в пояснице у меня в одну секунду, утром, когда я одевалась, отнялась левая нога — защемило седалищный нерв.

Произошел болевой шок, я лежала в больнице и потом год восстанавливалась китайским массажем с помощью спортивного тренера. Боль была такая, что я не могла, например, сжать кулак правой руки. Мне говорили — ты никогда не сможешь бегать, танцевать и поднять на руки своего ребенка.

Восстановилась я тем не менее, тогда практически полностью. Были и каблуки, и танцы, и дочка на ручках, и бег, и тренажерный зал. Гимнастика для спинальных больных со мной всю жизнь. Поясница побаливала регулярно, не на всех кроватях я могла спать, зато запросто на полу.

В 2012 году моя травма снова «заговорила». Ее спровоцировали гиподинамия, хронический стресс и окончательно «включил» неудачный массаж. Спина ныла и болела, ее ломило, я ходила согнувшись, и, когда произошла серия острых утренних болевых приступов, обратилась в клинику своих друзей, там китайская медицина и там волшебные остеопаты. Лечили они меня почти год. Мне грозила операция. Мой остеопат говорил — я чувствую, что операция тебе не нужна, но я не могу понять, почему ты обостряешься. Я не могла стоять, ходить, сидеть, но я вела приемы по 12 часов в сутки, костыли стояли рядом. Я почти не двигалась. Тогда мне прописали ходьбу по 6 км в день и спортзал пожизненно. Мы с тренером занимались очень осторожно. Я накачала себе спину, широкую и могучую — другая не держала бы поврежденный позвоночник. Но болевые приступы до конца не прошли. Обострения случались уже не каждые 2-3 недели, а каждые 2-3 месяца, но случались. Наконец мой остеопат сказал — пожалуйста, измени свою жизнь. От мелочей до крупного, иначе ты будешь через год лежачей больной.

Я купила специальные сетки-подушки на все стулья дома и в машину — они поддерживали спину там, где обычно в спинках сидений провал. Поменяла матрас на твердокаменный. Отказалась от общения со многими людьми в своем окружении — к тому времени я уже уловила, что при общении с ними я чувствую, как спину словно сжимает каменный кулак. Это были приступы злости и страха. Непроговоренные и неосознанные, они соматизировались, и нагрузку, спазмы и зажимы получало тело вместо психики. Мне навсегда запретили массаж и мануальную терапию, а также падать и прыгать.

Но болевые приступы не проходили до конца. Это было коварно и страшно: чувствуя себя отлично и потянувшись утром за карандашом для глаз, я чувствовала, будто в спине что-то легонько ломается и разогнуться обратно из этого легкого наклона уже было невозможно: приходилось ехать в больницу.
Если чашка кофе стояла наискосок на столе, я должна была повернуться боком, чтобы дотянуться до нее — сделать перекрестное движение рукой, скрутившись в диагональ, я не могла.

Мой официальный диагноз был «секвестированная грыжа» — обломки межпозвоночных грыж пережимали целое созвездие нервов. Я раз в неделю ездила к остеопату на прием, очень осторожно себя вела, каждый день ходила в спортзал, принимала китайские противовоспалительные пилюли, расслабляющие мышцы, на ночь.

Весной 2014 года в моей жизни было много работы и мало радости, и я пришла на танго в Галладенс. Те, кто танцует танго, знает, что скрутка, диссоциация — когда верх идет в одну сторону, низ остается на месте и наоборот — основа всех основ при поворотах в танго. А танго состоит из шагов и поворотов. Я сказала своему преподавателю о больной спине, мы начали очень осторожно заниматься, а потом, месяца через три я, стоя у станка, опомнилась и сказала — «Ой! Мы делаем то, что мне нельзя делать. Мне нельзя так вертеться! Давай снимем это на видео и я покажу своему доктору».

Мы сняли это на видео и сфотографировали. Я в тот момент учила прекрасную фигуру очо — восьмерку, где верх поворачивается, потом низ поворачивается, да еще как поворачивается — ужасно поворачивается, полностью скручивается. Я оказалась в этом плане очень гуттаперчевой и способна была достать чашку с кофе теперь уже у себя из-за спины. Ощущение было, что эта я словно вернулась только что из детства, где была худая, гибкая и веселая, и ничего не знала о больной спине, 15 лишних килограммах, боли и ортопедической подушке. Я вставала на каблуки, выходила на паркет, вставала в пару, вставала к станку — у меня больше почему-то ничего не болело ни одной секунды.

У доктора я тогда не была уже давно и испуганно повезла ему фотографии и видео. Ждала вердикта — «снимите каблуки, отойдите от станка, бросьте танго». Он посмотрела фотографии, хмыкнул, посмотрел спину и сказал — «Идите танцуйте. Я никогда не видел у вас такой мягкой и живой спины. Продолжайте».

Вот и все. Я продолжаю. Спина у меня не болит, хожу я чаще всего на каблуках, свою дозу движения и танцев знаю. Гололеда боюсь как огня и берегусь как могу — никаких каблуков на улице, не прыгаю, на массажи не хожу.

Мое тело не дает мне делать неверных шагов: любая боль говорит о том, что я делаю что-то не то и не так. У нас с ним свои отношения.

Мне 44 года, я чувствую себя гораздо более живой, здоровой, энергичной и подвижной, чем в 36, например: я научилась заплывать за буйки в море, мне нужно для отличного самочувствия несколько часов танцев в день, но это не всегда получается. Я полюбила такой посторонний мне вид движения, как медленная растяжка. Длинный-длинный шаг назад в танго делает мой позвоночник здоровым и благотворно влияет на вены, уж не говоря о том, каких прекрасных мужчин под прекрасную музыку мне доводится нежно обнимать в этот момент. Движением я обеспечена, причем красивым сложным хореографическим движением.

Что на самом деле произошло с моей спиной, знаем только мы с ней, — я думаю, ей невмоготу было жить безрадостную жизнь. Она так бунтовала. Остеопатия, правильно обустроенные места для сидения, работы и сна, спортзал (между прочим, там была даже штанга), ходьба, танцы, музыка, радость, движение, движение, движение, и большое внимание к тому, честна ли я сама с собой, даю ли я себе необходимое, берегусь ли от ненужного, нечестного, чуждого, избавляюсь ли от лишнего в разных областях жизни, это очень важно, — наверное, весь этот комплекс сделал свое дело.

Я до сих пор нахожусь под наблюдением своего остеопата, бываю у него раз в месяц. Скрутки в танго делаю каждое занятие. Время от времени веду как психолог семичасовой тренинг с танго, где мне приходится и ассистировать, и танцевать, и наблюдать, и работать свою терапевтическую работу.
Мне нужно учиться танцевать еще лет девять, чтобы уметь выражать в танго то, что я чувствую уже сейчас. Спина болит только от тоски и ужаса, когда я не двигаюсь.

Пожалуйста, не повторяйте мой эксперимент в домашних условиях. Если у вас больная спина, вам может быть противопоказана моя история. Если у вас непорядок с позвоночником, получите консультацию врача, прежде чем идти танцевать. Мой врач предписывал мне движение с некоторыми ограничениями, и это было совершенно официально. Любимым видом движения оказались танцы, вот и все.

АПД: Могу сказать, что сейчас, в 2019 году, размещая этот текст для одного человека, замечу, что полтора года без регулярной танцевальной нагрузки и сидячая работа по 12 часов в день пока еще не скрутили меня назад, но я близка к этому. Единственное, чего я строго придерживаюсь — не пускаю в свою жизнь мудаков обоего пола. Ну и купила сегодня себе балетный станок, буду восстанавливаться и возвращать себе танцы.

Еще статьи на эту тему:

Ничего не найдено

Запрашиваемая страница не найдена. Попробуйте уточнить параметры поиска или используйте меню для нахождения страницы.

Pin It on Pinterest

Shares
Share This