Заморочиться лейблом

Заморочиться лейблом

Однажды меня занесло на тусовку от нашего журнала, где в женском золоченом туалете пафосной гостиницы я услышала незнакомый мне щебет на тарабарском языке: «Джаст Кавалли это непонтово, — говорила одна дамочка другой быстро-быстро. — Я купила Премиум Кавалли».

Когда-то, несколько лет назад, я работала в журнале «Я Покупаю» редактором рубрики, и это была целая любимая эпоха в моей жизни. Что это значило, прийти в журнал «Я Покупаю»? (Тогда он еще не выходил в Москве и не назывался «Shopping guide»).

Это значило погрузиться с головой в мир, где все покупают со смаком, умеют покупать, знают, что это такое, это было в те годы, когда носить пиджак от Армани было круто по-настоящему. Однажды меня занесло на тусовку от нашего журнала, где в женском золоченом туалете пафосной гостиницы я услышала незнакомый мне щебет на тарабарском языке: «Джаст Кавалли это непонтово, — говорила одна дамочка другой быстро-быстро. — Я купила Премиум Кавалли». И эти их джасткавалли — премиумкавалли, перебрасываемые туда-сюда, повергли меня в ужас и заставили зашататься, я не умела так небрежно бормотать эти названия.

Я была апологетом и неофитом других прекрасных рубрик: удовольствия и красоты.

Я в общем, так и не научилась. Рекламодатели модной одежды не заполучили меня в ряды тоскующих поклонниц. Я была апологетом и неофитом других прекрасных рубрик: удовольствия и красоты. Я нежилась в мягких креслах на массажах и узнавала, как японки относятся к старению; по ночам я брала интервью у владельцев ресторанов и выучила фразу «дайте мне стейковую пару»; меня кормили и поили, обтирали и массажировали, и к концу своей карьеры я потолстела и разгладилась, а население г. Уфы культурно обогатилось, развлеклось и закрасивело.

Потом я приехала в Москву и здесь меня повергли в шок. Большой московский издательский дом, куда я коварно ушла работать из любимого журнала, поголовно бегал по лестницам в футболках, джинсах и тапочках, лейблами с надписями про Ральфа Лорена и Донну Каран никто не заморачивался: заморочиться лейблом значит напрячься, а напрячься из-за лейбла значит, что ты как-то неправильно живешь, — как это ты так умудрился расставить приоритеты, что тебя может напрячь лейбл или его отсутствие? Тем не менее, шопинг происходил и здесь, например, на барахолке в Париже, это было прикольнее Вандомской площади. Также очень приветствовалось поддерживать рублем и евро малоизвестных молодых дизайнеров. Эта демократичная прививка во мне прижилась лишь частично, и я по-прежнему страшно гедонидствовала, простите за слово, в каких-то салонах красоты на ласковых процедурах и глазела на витрины с условным кавалли, при этом хорошо освоив и полюбив барахолки и шарахаясь от молодых дизайнеров. Благодаря работе в этом журнале, я, вероятно, навсегда отравилась элементами сладкой жизни и вечно ездила в булочную на такси, и на Вандомской площади долго благоговела перед бутиками Chanel и La Perla.

И эта терапевтическая роль шопинга столь велика, что я должна сказать об этом отдельно. Я не знаю, что именно вы называете шопингом, давайте договоримся, что в этой статье я называю так потребление вообще. Я, например, никогда не могла отказаться от возможности посидеть в дорогом тихом кафе в одиночестве просто за чашкой кофе, думая о том о сем и приходя в себя от всяческих треволнений. Иногда это было на фоне тотального безденежья и выглядело как расточительство: я действительно выбирала дорогие заведения, чтобы, как у Булгакова, никто не дал виноградной кистью по морде. Со временем моя привычка эволюционировала: сначала я прибегала в любимые кафе, чтобы дать себе передышку, там ты ни за что не отвечаешь и тебе накрывают на стол. Потом я делала это, чтобы собраться с мыслями или написать текст, полтора часа раннего завтрака в круглосуточной кофейне, бездумное глазение на поток машин, городское шумное утро почему-то очень меня вдохновляют. В кофейнях Москвы я написала свою первую книжку.

Сейчас я просто считаю, что завтрак — это красиво. Накрываешь ты себе на стол дома, или встаешь пораньше, чтобы доехать до любимой кофейни, в любом случае обеспечиваешь себе неспешность, сибаритство и удовольствие, и в режиме всяческих пробок, встреч и работы это великое умение. Сок и апельсины, а еще лучше белый чай с абрикосовыми цветами, овсяная каша и чай-масала, уютные яйца в мешочек и бутерброд с сыром, свежий рассыпчатый творог или сухарики с джемом, горячие круассаны с маслом и вареньем, нежные паштеты, пшенная каша с тыквой, сладкие бакинские помидоры и бородинский хлеб, зеленый салат с козьим сыром, густой горячий кофе с пенкой. Завтрак, в отличие от ужина, это территория красивой калорийной вседозволенности, а перечисленное выше — микс моих любимых завтраков по всей Москве и дома.

Я люблю покупать платья, немного меньше люблю покупать туфли, и, если бы меня пытали и мучили, заставляя выбирать только что-то одно: или тряпочки, или завтраки в кофейнях, — я бы выбрала кофейни. Получается, я не фанат шопинга как такового, во всем процессе любых покупок меня привлекает его окончание, когда можно со всеми этими красивыми пакетиками сесть уже за столик и выдохнуть, и тебе тут же принесут свежий апельсиновый сок, и ты чувствуешь себя немного более красивой, чем раньше. Заморачиваться лейблом я как не умела, так и не научилась, но взяла целый курс уроков у хорошего стилиста и перестала шарахаться от молодых дизайнеров: например, британская дизайнерская группа «Acme» делает неплохие вещи, а когда я состарюсь, я куплю себе кашемировую накидку от Пьера Кардена или от Диора, я их путаю, но через двадцать лет планирую различать.

Что же касается моей настоящей жизни, то шопинг для меня это работа, которую нужно сделать раз в сезон, чтобы выглядеть интеллигентно. Если бы не эта нужда, я бы ходила в мягком, просторном, мешковатом, удобном, обычно это большие мужские кашемировые свитера, на ногах сандалии, но тот же стилист говорит, что я стала бы похожа на маленькую дикую задастую мексиканку, и поэтому я сдерживаюсь, притворяюсь и имею скидочную карту Bosco di Ciliegi.

Как мучиться из-за любимых

Как мучиться из-за любимых

Выполняя все эти пункты последовательно, вы станете истинным страдальцем, и к вам с уважением и опаской начнет относиться даже ваш начальник.

Как мучиться из-за любимых? 

Никогда не говорите им «нет». Очень простая ситуация, вы едете за рулем, рядом сидит ваша жена. Она все время делает вам замечания, дергает вас и вообще переключает радио на свой любимый канал.

Как мучиться: молчите, улыбайтесь и называйте ее в это время уменьшительно-ласкательным. Если вы будете просто молчать, мучение будет некачественное. Например: «Люсенька, тебе не холодно? Люсенька, я стараюсь вести машину хорошо, ты же видишь». Если она машет руками так, что закрывает вам правое боковое зеркало, не одергивайте ее и не признавайтесь ей в том, что в этот момент ничего не видно. Вытягивайте шею, чтобы увидеть, а еще лучше — просто поверните машину вправо не глядя, авось пронесет.

Очень хорошо подвергаться мучениям по утрам. Вашему браку больше года, а вы все еще не признались, что ненавидите яичницу на завтрак и сам завтрак как таковой? Вы встаете по утрам, покорно плететесь в кухню и там давитесь яичницей? Вы — молодец. Если вы будете так же тщательно скрывать остальные свои потребности, Люсенька никогда не догадается, что вы мучаетесь, а это уже уровнем выше — это уже вы тайно страдаете. Года через два в кругу ваших друзей Люсенька заслужит звание «палач года», а вы станете признанным страдальцем.

Отлично также канает забота. Если Люсенька просто сидит на стуле, киньтесь и принесите ей шезлонг. Если она будет сопротивляться, уговорите ее. Как только она уговорится, киньтесь и попросите ее привстать. Как только она привстанет, ловко закутайте ее в плед. Сидит в пледе и не шевелится? Отлично, киньтесь и принесите ей под ноги дополнительную скамеечку. Заставьте ее привстать, и, придерживая рукой плед, подсуньте ей под ноги скамеечку, потом толкните ее обратно в шезлонг. Киньтесь и принесите ей глинтвейн. Киньтесь и принесите ей лимон. Киньтесь и принесите ей свежий женский журнал. Если из-под пледа тоненько визжат и ругаются, обидьтесь и отойдите в угол. Именно сейчас у вас получится качественно мучиться от неблагодарности.

Вы хорошая подруга, а хорошие друзья никогда не говорят «нет».

Как мучиться из-за друзей

Всегда будьте исключительно вежливыми. Очень простая ситуация: вы ужасно устали и вам не до всего, но звонит подружка и говорит, что ей хотелось бы вас повидать и выпить с вами кофе. Вы хорошая подруга, а хорошие друзья никогда не говорят «нет». Вы плететесь пить кофе, вяло слушаете щебечущую подружку, но, если вы потом просто уйдете спать или признаетесь ей, что устали и не можете сидеть долго, мучиться толком не выйдет. Сидите до упора. Оплатите ей кофе.

Если вы спустя несколько дней подвяжете в эту гроздь приглашение другой подружке погостить у вас дома с ночевкой, будучи по-прежнему без сил, — вы заложили основу для мучения высокой пробы. Главное, что должно быть в этом классе мучений — тайная надежда, что подружки сами догадаются, что они ведут себя, как свиньи, и заставляют вас страдать.

Чтобы это получилось, ваш внутренний монолог должен быть таков: «Скорей бы сдохнуть, а еще с Люсенькой пить кофе. Чтобы она провалилась. Неужели она не понимает, что мне не до нее??» То, что слышит Люсенька, должно быть таким: «Привет, дорогая. Да, конечно. Да, конечно. И я тоже. И я тоже. Когда? Да, я смогу. Пока! Целую! До встречи».

Про «погостить у меня дома» схема должна быть такой же.

Следующий этап для того, чтобы достигнуть пика мучений, таков: встретьте Верочку. Скажите ей: «Люсенька такая навязчивая. Ведь понятно же, что я приглашаю ее из вежливости, а она, как вежливый человек, должна догадаться и отказаться. Еще и кофе ее пришлось оплатить». Верочка должна сказать: «Ужас, Люсенька — невоспитанная, а ты — героиня. Еще и кофе ее оплатила». В уме Верочка поставит метку никогда не принимать от вас приглашений и кофе, но это дело десятое.

Суть понятна: вы приглашаете в надежде, что человек откажется. Вы предлагаете в надежде, что человек откажется. Ведь ясно же, что воспитанные люди всегда отказываются и их надо уговаривать? Уговаривайте: если эта свинья все-таки поддалась на ваши осторожные уговоры и приехала к вам в гости, мучайтесь! У вас есть для это безупречные основания.

 

Как мучиться в социальных сетях

В социальных сетях надо мучиться из-за фотографий женщин. Это очень легко. Такие фотографии подразделяются всего на две группы: фотографии толстых некрасивых женщин и стройных красивых женщин.

Если вы мужчина, то правильно мучиться от фотографий толстых некрасивых женщин нужно так: глядя на фотографию, представить себе, что эта женщина вас не в грош не ставит, поэтому так себя распустила. Ей не хочется заниматься с вами сексом, поэтому она позволила себе потолстеть и стать некрасивой. Можно представить себе также, что ей хочется заниматься с вами сексом, но вы не можете позволить рядом с собой быть такой толстой некрасивой женщине. В этот момент было бы очень удачно не просто мучиться, но и оскорбиться, но тут уж как пойдет. Вы можете написать осуждающий комментарий, но правильнее всего будет перепостить это фото у себя и спросить — «Друзья, как вы думаете, имеет ли право женщина так себя распускать?». На это обязательно набегут страдальцы и будут мучиться, глядя на фотографию, ругаться и жалеть вас, и говорить — «Вася, ты прав, а она во всем виновата». Правильная база для мучений в этом случае — негодование.

Правильно мучиться от фотографий красоток нужно так: глядя на фотографию, представить, что она вас отвергла. Было бы правильно ощутить себя нищебродом, импотентом и неудачником, но это будут неполные мучения. Надо предположить, что у нее нет моральных принципов и она не может оставаться верной ни одному мужчине. Незаметно для самого себя вы пройдете путь от отвергнутого неудачника, что полбеды, до роскошного самца, которого эта сучка сделала рогоносцем, унизив его мужское достоинство. Главное в мучениях этого вида — почувствовать себя униженным. Это мучение золотой, высшей пробы, вас можно поздравить, вы прокачались и достигли. Ходите с оскорбленным видом не менее трех дней, а женщину на фотографии забудьте навсегда, она недостойна того, чтобы о ней помнить.

Если вы женщина, то мучиться от фотографий толстых некрасивых женщин в сети надо так: глядя на снимок, предположите, что у таких женщин нет секса и их никто не любит. Представьте себе, что у вас нет секса и вас никто не любит. Если это не так, разверните фантазию в красках, покажите немедленно эту фотографию вашему мужчине. Спросите его: «Скажи, ты бы с ней переспал?» Когда он скажет «Нет!», зарыдайте. На его вопросы объясните, что рядом с ним вы не можете позволить себе расслабиться, растолстеть, постареть и заболеть, потому что, вы так и знали, он сразу вас разлюбит. Разверните ссору не менее, чем на полтора часа. Засните в слезах, измученная. В этом виде мучений важно чувствовать себя человеком, пережившим предательство.

Если у вас нет секса и вас никто не любит, то есть некого назначать ответственным за мучения, рыдайте сразу. Неважно, как вы выглядите. Важно представлять себе обратную картину: «Она толстая и некрасивая, но у нее, наверное, есть секс, а у меня нет». Представьте, что толстую некрасивую женщину на фотографии любит по непонятной вам причине прекрасный мужчина. А вас нет. Никто, никогда. У всех есть, а у вас нет. В этом виде мучений важно чувствовать себя обделенной. Усугубить эти мучения можно, приплетя сюда маму: все началось с нее.

Мучиться от фотографий стройных красоток нужно, обесценив все, что есть у вас, и твердо придерживаясь одного постулата: если она красивая, то вы нет. Если у вас есть любящий вас партнер, покажите ему эту фотографию и спросите: «Скажи, ты бы с ней переспал?». Когда он скажет «нет!», зарыдайте. На его вопросы объясните, что он не сказал самого главного: «Она уродина!»

Объясните ему, что, раз он так не сказал, значит, женщина на фотографии ему понравилась, но он скрывает. И раз она для него красивая, то вы нет. Не просто — она красивая, и вы красивая. А вот прямо так — если она красивая, то вы неведомым путем сразу — нет. Нет, и все. В этом виде мучений правильно чувствовать себя изгоем, обездоленным, лишившимся любви, обманом отнятой у вас, сказочной лягушки, мимо которой прошел принц, прямиком направившись к той, что на фотографии.

Если у вас нет любящего вас партнера, мучайтесь по указанной выше схеме, пропустив пункт «Показать фотографию мужчине». Просто сразу чувствуйте себя изгоем, обездоленным, лишившимся любви, обманом отнятой у вас, сказочной лягушки, мимо которой прошел принц, прямиком направившись к той, что на фотографии.

Выполняя все эти пункты последовательно, вы станете истинным страдальцем, и к вам с уважением и опаской начнет относиться даже ваш начальник.

При написании поста ни одна Люсенька не пострадала.

Про учителей и название «Лети, Птичка!»

Про учителей и название «Лети, Птичка!»


И вот когда я услышала в трубке ее обычное «Юля, птичка, как я рада вас слышать!» я стала опять совершенно счастливой.

А знаете, какое счастье еще есть у людей? Счастье продолжать общаться со своими учителями. Очень важными, теми, кто научил нас быть теми, кто мы есть.

Недавно я взяла и позвонила такому человеку. Ее зовут Людмила Риакатовна Першина, она преподает в Баш ГУ, где я училась на филфаке. Она была моим научными руководителем, преподавала у нас фонетику и стилистику и культуру речи. Я скучала по ней, и искала ее в социальных сетях, пока не догадалась просто заглянуть в свой телефон. Там уже много лет ее номер… Почему-то я думала, что он потерялся.

И она сразу ответила. Она, как обычно, принимает зачет у студентов, и мы с ней завтра договорились созвониться и поболтать.

Это она называла меня «птичка», утешала, когда я плакала у огромного окна на нашем этаже от обиды на сверковь — мне тогда было 18 лет и я была совсем маленькой и напуганной, драла с нас три шкуры на скучной фонетике и с тех пор я ее полюбила, эту самую фонетику, науку о звуках языка и речи, помогла мне писать диплом на тему «Намек как косвенный речевой акт».

Но самое главное — она научила меня говорить. Разбираться в смысловых, стилистических оттенках речи, оттенках интонаций. У нее самой великолепный литературный язык, безупречная русская речь, глубоко интонированная, окрашенная, выразительная, с богатейшей лексикой, она здорово держит аудиторию, и сам тон ее голоса неизменно приветливый, теплый, интеллигентный, и чуть-чуть, слегка, ироничный и полный здравого смысла.

Это она научила меня писать просто и понятно, так же, как и говорить, хотя мы с ней обе умеем писать академическим научным языком. Благодаря ее школе я никогда, даже в начале своей практики, не пугала читателя своих текстов терминологией, — хотя всем начинающим психологам хочется производить солидное впечатление на своих читателей и писать страшное слово «интериоризация» в каждом тексте.

И вот когда я услышала в трубке ее обычное «Юля, птичка, как я рада вас слышать!» я стала опять совершенно счастливой.

Господи, благослови наших всех учителей, мне на них потрясающе везет!

Настоящий психолог

Настоящий психолог

Это же уму непостижимо. Это был ненастоящий психолог. «

Звонок не работал, и в дверь пришлось стучать. Раздался дробный странный звук, будто мелко семенил ребенок, и дверь открыла молодая черноволосая женщина в балетной пачке и на пуантах. 
— Проходите, — сказала она, повернулась ко мне спиной и на пуантах же, красиво разведя руки в стороны, посеменила обратно вглубь темного коридора. Белоснежная пачка топорщилась. 
Я опешил и прошел. Женщина распахнула передо мной дверь комнаты слева, в которой, помимо кресел и дивана, были зеркальная стена и балетный станок вдоль нее. 
— Садитесь, садитесь, — нетерпеливо проговорила женщина, указывая на кресло. Я сел. Она села напротив, изящно переплетя ноги, перехваченные шнуровкой от пуантов, любовно расправила вокруг себя балетную пачку и внимательно уставилась на меня черными глазами. 
— Вы..ээ…психолог? — решив уточнить, спросил я. 
— Психолог, психолог, — весело подтвердила женщина. 
— Маргарита Борисовна? — промямлил я. Психолог в балетной пачке не укладывался у меня в голове. 
— Именно она. Я вас слушаю, говорите, — строго сказала Маргарита Борисовна. Пачка топорщилась. Она придерживала ее руками.
— Э… ну ладно. Дело в том, что моя девушка… вернее, моя мама… — начал я, пытаясь сообразить, с чего лучше начать. Пачку я решил выкинуть из головы. Ноги тоже. — Я никак не могу представить свою девушку своей маме… 
— О, — взволнованно произнесла Маргарита Борисовна, вскочила, подбежала к станку, отвела левую руку в сторону и присела, красиво поставив ступни. — Сепарация!.. Мальчик! Как у вас с сексом?
— Кхм.. — сказал я. 
— Погодите, — шепнула психолог, — мне надо посидеть в плие, 30 секунд, не обращайте внимания, продолжайте. — И она присела еще глубже, разведя коленки в стороны. 
— С сексом все в порядке, — сурово сказал я. 
— Садо-мазо пробовали? — деловито спросила Маргарита Борисовна из плие. — Очень помогает послать к черту мамочку. — Она выпрямилась и задрала одну ногу на станок
Я покраснел. 
— Регулярно, но плохо получается. Не могу… э… мучить… жалко ее… ну то есть девушку…
— А как именно вы мучаете? 
— Я… ну… заставляю ее делать… кое-что… как бы против ее воли…
— О, — сказала Маргарита Борисовна и засмеялась. — Не обращайте внимания, у меня релеве, а потом фуэте. Продолжайте. 
Она приподнялась на цыпочки, постояла секунду, а потом вдруг подпрыгнула и бешено завертелась на одой ноге, замелькали пачка, коленка, локти, иногда мельком я видел ее раскрасневшееся лицо и смеющиеся глаза. 
— Мама считает, что мне надо жениться на однокурснице, а я не хочу, — стараясь попадать в такт вращениям, быстро сказал я. 
— Уф, — сказала Маргарита Борисовна, закончив вращаться и снова красиво отведя левую руку в сторону и вверх. — Извините. А что будет, если вы не послушаетесь маму? — Она задрала голову и посмотрела на кончики пальцев. Я тоже туда посмотрел. На потолке были прибиты часы. На часах было 11.50. 
— Извините, наше время истекло, идите, идите, думайте, — сказала она. — Деньги положите вот сюда. 
Я открыл дверь и попытался выйти, но в этот же момент в нее шагнул широкоплечий мужик. 
— Ритка! — басом сказал он и протянул к Маргарите Борисовне руки. 
— Боря! — счастливым голосом сказала Маргарита Борисовна. Я просочился мимо мужика в подъезд. Дверь за мной захлопнулась. За ней послышались прыжки, смех, звуки поцелуев, я, стараясь не представлять Маргариту Борисовну с хлыстом или, что хуже, в наручниках, сбежал вниз по лестнице. 
Разве психологи знают, что такое садо-мазо? И вообще, как психолог может… э… кхм… трахаться? Это же уму непостижимо. Это был ненастоящий психолог.  

Какая к черту, разница, на ком жениться, лениво подумал я.

***

Я протянул руку к звонку, но не успел дотронуться до кнопки, как дверь распахнулась. На пороге стоял красивый арабский мальчик в чалме, тунике и шароварах. 

— Проходите, маса, — мягко сказал он и отступил в сторону. В прихожей было темно, горели свечи и пахло благовониями. Мальчик бесшумно распахнул дверь в следующее помещение. Против моего ожидания, оно было залито солнцем, в распахнутое окно дул легкий ветерок. Мебели не было, были ковры и подушки. 
— Присаживайтесь, — сказали мне откуда-то слева и сзади. 
Я оглянулся, успев заметить как дверь за мной бесшумно закрылась. У дальней стены в позе лотоса сидела пожилая грузная женщина в белом одеянии, глаза у нее были закрыты, руки повернуты ладонями вверх на коленях. 
— Садитесь, — повторила она глубоким грудным голосом, не открывая глаз. 
Я тихонько присел напротив. 
— Говорите, — сказала она. 
— Э… я не знаю, с чего начать, — сказал я. Обстановка не внушала мне доверия. Хоть бы глаза открыла, что ли. 
— Мне не нужно смотреть на вас, чтобы слышать вас, — сказала женщина. 
— Вы психолог Антонина Дмитриевна? — уточнил я. 
— Именно так, — сказала Антонина Дмитриевна. — С чем вы ко мне пришли? 
-У меня мама. И девушка. И однокурсница. Они хотят, чтобы я на них женился. 
— Ясно, — сказал Антонина Дмитриевна и сложила пальцы рук в замысловатую фигуру. — Это мудра терпения, — пояснила она. 
— Угу, — сказал я. 
— А вы сами чего же хотите? — спросила она. 
— Не..не знаю. Я как раз пришел разобраться… как бы так сделать, чтобы никого не обидеть?
Антонина Дмитриевна снова переплела пальцы по другому, но на этот раз ничего пояснять не стала, а замолчала. Я слышал, как она дышит. Вдох… выдох… вдох… выдох…. Меня стало клонить в сон. 

— Оммммммммм……. — вдруг запела она густым глубоким басом. Звук вибрировал. На меня снизошло успокоение. Какая к черту, разница, на ком жениться, лениво подумал я. Раз мама хочет на Катьке, значит, на Катьке…
— Йок!!! — вдруг вскрикнула Антонина Дмитриевна, не открывая глаз. От окна с шумом отлетели птицы. Какая, к черту, Катька?  
— Хар-хар-хар-хар… — забормотала она, горячо выдыхая и раскачиваясь. 
Я стал задом отползать к двери. Сам разберусь. На хрен мамочку, Маргариту Дмитриевну, то есть Антонину Дмитриевну…
— Сат-наааамммм… — мелодично сказала Антонина Дмитриевна и открыла один глаз. — Молодой человек, а почему так важно никого никогда не обижать своим выбором? И реально ли это? 
Глаз закрылся, она замерла и мерно задышала. Я дополз до двери, встал, вышел и наткнулся на араба в чалме. 
— Сто евро, — на чистом русском мягко произнес он и подставил мне поднос. Я положил купюру и вышел из квартиры. 
Разве психологи верят во всякую фигню, йогу, эзотерику, мудры какие-то? А еще кандидат наук, тьфу. Ненастоящий какой-то психолог. 

***

Звонок в дверь прозвучал тревожной трелью, и дверь немедленно открыли. На пороге стояла девчонка по виду лет 25-ти, растрепанная, в сером платье, велосипедках и туфлях на босу ногу. 

— Вы на 16.00, записывались в позапрошлый вторник, проходите, я вас жду, — пробормотала она, повернулась ко мне спиной и скрылась в одной их комнат. 
Я пошел за ней и оказался в огромном почти пустом кабинете, посреди которого стояли стол с ноутбуком. Девчонка уселась за него, вынула из-за уха карандаш, нацелила его на меня и сказала:
— Рассказывайте. 
— Видите ли, — с тоской начал я, сев в кресло напротив и оглядывая сомнительную девчонку, кабинет, цветочный горшок с кактусом, — у меня есть девушка…
— Таак, — сказала девчонка и задумчиво погрызла кончик карандаша. 
— И есть еще одна, — сказал я. 
— И?… — строго произнесла девчонка. 
— Простите, — наученный предыдущим горьким опытом, сказал я, — вы действительно психолог, вас зовут…
— Наталья, — сказала девчонка и повернулась к стене, ткнув туда карандашом. — Вон мой диплом, сертификаты, посмотрите, пожалуйста. 
— Да, мне говорили про вас, что у вас запись на месяц вперед, — пробормотал я. Может, эта окажется нормальной? 
— Не обольщайтесь, — спокойно сказала она. — Может так случиться, что именно вам я помочь не смогу. Продолжайте. 
— Короче, я должен выбрать. И выбор предоставить маме. Если ей понравится, мы поженимся. И вот, понимаете… 

Я остановился. Девчонка тарабанила по клавишам ноутбука, не обращая на меня внимания. Выдержав паузу, я кашлянул. 
— Продолжайте, продолжайте, — сказала Наталья, — я вас слышу. Я амбидекстер, у меня мультизадачное мышление, я сейчас одновременно с сеансом пишу книгу. Вы позволите, я вставлю туда вот этот кусочек — вы должны жениться на том, что выберет мама? 
— Не на том, а на ком, — нервно поправил я. 
— Хм, — сказал Наталья, прекратила тарабанить, подняла голову и внимательно на меня посмотрела. — А девушки знают о том, что их будет выбирать мама, а не вы? 
— Они вообще не знают, что их будут выбирать, — мрачно признался я. 
— Разумно, — заметила Наталья. — Рационально. Продолжайте. 

А девушки знают о том, что их будет выбирать мама, а не вы? 

олжил. Я описал девушек, маму, наши отношения с каждой из девушек, с мамой…

Наталья дослушала, взяла листочек, быстро нарисовала мне схемы и кружочки, из которых было ясно, где я окажусь, если выберу Катьку, где — если выберу Вику, где — если не выберу никого, перечеркнула кружочек с надписью «мама», нарисовала везде восклицательный знак, потом залезла в стол, достала пластилин и я под ее присмотром тщательно, как в детском саду, слепил человечка — себя в будущем. Человечек был оранжево-зеленый и ухмылялся. 

— Извините, наше время истекло, — сказала Наталья. 
Я положил деньги на стол и вышел из комнаты с легким сердцем. 
Спустившись по лестнице на два пролета вниз, я вспомнил, что забыл человечка в кабинете. Поднявшись, я уже было протянул руку к звонку, но увидел, что дверь открыта, толкнул и вошел. 

Из кабинета доносились рыдания. Я подкрался поближе. В щелочку было видно сидящую в моем кресле Наталью. 

— Все мужики козлыыыы, — невнятно всхлипывала она сквозь салфетку, — этот еще пороху не нюхал, а туда жее…. Гад полигамный… промискуитет сплошной развели… устала….

Мне был виден в профиль ее опухший нос, она сморкалась и жаловалась сама себе на какого-то Митьку, грозилась выгнать его навсегда, потом наконец-то все это кончилось, она еще раз всхлипнула, высморкалась, вздохнула и деловито закрепила обгрызенным карандашом пучок растрепанных волос. Мой пластилиновый человечек смирно сидел на краешке стола. 

Я отступил от щелочки, тихонько вышел и бегом сбежал по лестнице. Вот попал, — думал я, — единственная нормальная вроде оказалась психологиня… психологица… а сама с каким-то Митькой не может справиться. Разве у психологов может быть бардак в личной жизни? Их же учат, чтобы все было окей! Ненастоящий какой-то психолог. 

***

До конца нашей встречи оставалось 20 минут, я как назло застрял во всех пробках города, и злился на себя, подъезжая к зданию Института психологии и семьи. Там было шумно, пахло котлетами из столовой, галдели студенты и пробегали мимо озабоченные люди. Поднявшись на 4-ый этаж, я остановился под дверью с надписью «профессор М.С. Шатияров». Дверь была приоткрыта и оттуда доносились обрывки разговора. Я невольно прислушался. 

— Михалыч, мы на рыбалку поедем на майские? Да зачем нам этот говнюк, он же опять все испортит, — говорил густым басом кто-то в кабинете, — да нет, ну на хрен, я тебе говорю, твою мать, Санек нам не нужен, я сам с ним поговорю… Извини, ко мне пришли. 

Я вошел в кабинет, седой мужик повернулся ко мне, показал за окно и сказал:

— Весна-то, а?? 
— Да, — пробормотал я. — Вы Махмуд Сафарович, психолог по вопросам семьи и брака?
— Я, я, — сказал он, тяжело прошел к столу и опустился в кресло, жестом указывая мне на стул напротив. Я сел. 
— Рассказывайте, — сказал он. — Времени в обрез, вы опоздали. 
— Есть девушка. Есть мама. Есть еще одна девушка, — начал я, воодушевившись его нормальным видом и внимательным взглядом. 
— А папа есть? — перебил он. 
— Папа есть. Но он роли не играет, — сказал я. 
— Значит, мама играет, а папа не играет, — уточнил он. 
— Да, — сказал я. 
— А вы, — спросил он. — Вы какую-нибудь роль играете? 

Я не успел ответить. В кармане у него зазвонил мобильный, он вынул трубку, посмотрел на экран и лицо его осветилось радостью. Отвернувшись от меня, он пробормотал «Сейчас, минуточку», потом нажал на кнопку и приложил телефон к уху. 

— Радость моя, Лизонька, ты где, зайчик? — заворковал он. Из трубки несся нежный девичий голосок. Спустя минуту лицо его исказилось. — Как улетела? — заговорил он взволнованно, — куда, с кем ты улетела? А, с Дашенькой… ну ладно. Нет, я к тебе туда не смогу. Нет, ты же знаешь, выходные, я на даче… да, с семьей. Девочка моя, ну что ты, — он покосился на меня, — ну не злись, я же тебе обещал… Целую.. позвоню..

Он нажал на отбой и вытер лоб. 

Разве настоящий психолог не должен быть образцом семейного человека, морали, быстрого решения всех проблем, целомудрия, верности, мудрости, в конце концов? 

— Продолжайте, — сказал он и повернулся ко мне в своем кресле. 

— Позвольте спросить, — сказал я, — дело в том, что я слышал разговор. Это ваша… э… любовница? 

— Почему вы интересуетесь? — спросил он. 

— Я хочу жениться… вернее, наоборот, не хочу, ну то есть… я хочу соблюдать верность жене и все такое. 
— Той жене, которую выберет мама? — спросил он. 
— Какая разница, — у меня наконец-то лопнуло терпение. — Как вы можете тут сидеть, в этом… — я обвел рукой кабинет, — в этом… где про семью и брак…И при этом врать жене? Вы же психолог!

Он молча смотрел на меня и чуть-чуть улыбался. Меня несло. За прошедшую неделю я наелся этих ненормальных психологов, которые танцуют, трахаются, поют мантры, складывают руки в позу лотоса, рыдают, но этот-то… мужик! Он-то хоть должен быть… ну, настоящим психологом! А он еще рыбачит, небось, в кирзовых сапогах, и водку пьет, и матом ругается! Профессор!

Я швырнул деньги на стол и выскочил из кабинета. Твою мать, разве настоящий психолог не должен быть образцом семейного человека, морали, быстрого решения всех проблем, целомудрия, верности, мудрости, в конце концов? 

Мудра терпения, вдруг вспомнилось мне, и пальцы сами собой в кармане злобно сложились в фигу. Хрен вам, подумал я. Сбросил звонок от Катьки, стер смс-ку от Вики и позвонил маме. 

Внимание. Рассказ является художественным вымыслом. На самом деле психологи не принимают клиентов в балетных пачках, не поют мантры, не рыдают и не разговаривают по телефону во время приема. Психологи также не предсказывают клиентам с помощью кружочков и схем их будущее, не перечеркивают кружочки с надписью «мама», не пишут книгу во время приема, и я не знаю ни одного психолога, на потолке которого были бы прибиты часы. 
В Москве также не существует Института Психологии и семьи.
Оставшаяся часть рассказа может быть слегка приближена к реальности, а может и не быть, в том случае, если я вам тут все наврала. 

Как мы отвергаем друг друга: красное и черное

Как мы отвергаем друг друга: красное и черное

Давайте поговорим о связке «идеализация-обесценивание». Это когда объект сначала на «ероплане», а потом, в силу некоторых обстоятельств, — в помойной яме.

Начинается все сладко. 
Мы влюбляемся. 
Неважно, в кого: в мужчину, женщину, блогера, страну или ресторанчик.  

Влюбившись, мы словно бы садимся напротив и начинаем смотреть на объект обожания влажными страстными глазами. Мы ждем. Ждем мы ответной страсти, конечно, а еще мы ждем, что он будет соответствовать. 

От любимого человека в рассматриваемом случае мы ждем соответствия следующему списку:  

  • Что он всегда хочет быть с нами; что он всегда стремится быть с нами; что он всегда должен быть с нами; что он всегда будет с нами;
  • Что он знает, о чем мы думаем, и что мы чувствуем. В особо тяжелых случаях мы ждем, что он знает даже, что мы делаем, хотя в этот момент мы молча находимся на другом конце города или планеты;
  • Что он всегда выглядит, думает и чувствует одинаково, что он не будет меняться, а будет оставаться таким, каким мы его полюбили. Например, что он будет всегда болен — или всегда здоров; всегда красив или всегда неудачлив;
  • Что у него всегда есть, чем нас питать — в разных смыслах слова;
  • Что он всегда нам рад — ведь мы ему всегда рады! Что он все нам простит — ведь мы ему все простим, и вообще, между влюбленными счета быть не может;
  • Что есть только мы – ты и я, а остальных не должно существовать; в его жизни остальные должны быть всего лишь бледными нереальными тенями, не могущими помешать нам быть вместе, вмешиваться в наше общение, как-то влиять на него и иметь для него значение;
  • Что он всегда должен быть в поле зрения, на связи, в контакте; на смски должен отвечать немедленно, на звонки — сразу. Если он исчезает ненадолго, мы становимся похожими на годовалого ребенка, чья мама зашла в туалет, закрыла за собой дверь, и, возможно, ее смыло в космос и она никогда не вернется; мы кричим, плачем, шепчем, скребемся в дверь и в скайп, выковыриваем его отовсюду, куда бы он ни спрятался;
  • Что у него нет других столь же значимых сегментов в жизни, кроме как нашей любовной связи; его друзья, работа, дети и родители не имеют значения; и как он может менять малейшую возможность побыть со мной на крепкий сон или спортзал?
  • Что он могучий и волшебный, все знает и со всем справится, все поймет именно так как надо; что он спасет нас или даст нам спасти его;
  • Он — самый лучший, самый благородный и самый-самый; и даже если он проявляет очевидные признаки несоответствия высокому званию самого-самого, мы-то знаем, что там, в глубине и сердцевине, он — рыцарь, герой и принцесса, в зависимости от пола.
Это похоже на то, что если бы у нас были красные и черные лоскутки. Красные — это любовь, черные – это гнев, агрессия и прочее вполне человеческое. На любое движение любимого существа мы извлекаем из воздуха красный шелковый лоскуток, шепчем, гладим и умиляемся, складываем в специальный ящичек. Вот смотри, показываем мы ему: что бы ты ни сделал, все хорошо, у меня для тебя только красные, такие красивые и нежные лоскутки… Их уже целый ящик!

А агрессию мы прячем. За спину, в ящик с черными лоскутками. Настоящие отношения – это не сладкие воркования голубков, там есть и раздражение, и обиды, и гнев, и ярость. Но в этом случае мы их не показываем, или показываем на секунду, а потом снова прячем. Но копим, копим, «да нет, я не обиделась, все нормально», «нет, я не злюсь на тебя, что ты, малышка», и складываем, складываем за спину, в «черный» ящик. 

А ведь в отношениях должно быть место недовольству и агрессии, их можно и нужно научиться выпускать маленькими порциями, иногда входя в управляемый конфликт. 

…Бойтесь слишком больших восторгов по отношению к себе со стороны партнера и наоборот, да и вообще – восторгов и придыхания, там нет трезвого взгляда на вещи; бойтесь умильного сюсюканья и лести; бойтесь «ты хороший, я знаю», «ты самый замечательный», «ты самая лучшая»; бойтесь «я же тебя люблю, а ты!». Слишком сладкого, счастливого, пьянящего, идеального. Бойтесь, когда связь соответствует «синдрому Бриджит Джонс»: 29 смсок в день, в каждой «любимая», а если нет, то это предмет разборок, скорби и огрвыводов. Вслед за этой псевдолюбовью очень часто рано или поздно придет истинная ярость и отвержение, если вы напишете всего 28. Разочарования вам не простят. 

Бойтесь, когда говорят – «ты меня разочаровал (а)». Это значит, было очарование великой силы, и что там про вас было понапридумывано, Бог его знает.  

Я была по разные стороны этой чудной истории. Меня ставили на пьедестал, и я ставила. На пьедестале стоять очень утомительно, признаюсь вам: ни почесаться, ни устать ты не имеешь права. Перед тобой сидит влюбленное существо, а перед ним стоит ящичек с красными шелковыми лоскутками. Ты раздражаешься – на это тут же вытаскивают красный лоскуток и говорят: «ты просто устала, отдохни»; ты докапываешься до пустого места и вообще ведешь себя как свинья – на красном лоскутке любовно пишут «малышка» и складывают в ящичек. То же самое делала и я, и мне остается только посочувствовать и попросить прощения у тех, кого утомляла непомерными, перечисленными выше ожиданиями.  

Так ведь, раз так терпеливо ждут и так страстно требуют, значит, не все равно, значит любят же? — скажете вы. 

Ага, черта с два.  

Загляните этому идеализатору за спину. 
Там стоит не ящик – а ящище с мерзкими черными тряпками. 

У пусечки копилось. Такая пусечка все сечет, каждое слово, взгляд и жест. Все куда-то там себе записывает, перед вами трясет красной нежнейшей тканью, за спину прячет опаленный сначала разочарованием, а потом и ненавистью черный лоскут. Твое простое «не хочу» в ответ на предложение выпить кофе заставляет их заливаться слезами или рвать отношения, и складывать, складывать в ящичек за спиной черные лоскутки… Чтобы в один непрекрасный момент вывалить их под ноги бывшему любимому – знай, сука! 

И когда вам все обрыднет и больше не хватит сил тащить на себе груз чужих ожиданий, или вы просто- просто не спохватитесь вовремя и нечаянно облажаетесь… Например, не угадаете в который раз настроение пусечки, или упорно «не хочете» жениться на пусечке же… Ну и не можете или не хотите вот этого: «будь со мной всегда ты рядом»; «я — это ты, ты — это я»; «я узнаю тебя из тысячи» и прочее нечеловеческое…А вы просто человек, обычный, и эта неожиданная истина вдруг предстала перед вашим партнером во всей разочаровывающей ясности, и тогда… 

 

Еще статьи на эту тему:

Вот тогда вам выкатят предъяву размером с Саяно-Шушенскую ГЭС. 

Не, не сознательно в большинстве случаев и не специально. Просто у таких пусечек полярное мышление. Или красное — или черное. Или ты говнюк, или ты принц. Удерживать в сознании оба полюса – значит, научиться осознавать тот факт, что перед тобой реальный, совсем обычный человек и ничто человеческое ему не чуждо; уважать его границы, и одновременно ощущать свои. 

Многополюсное, а не полярное восприятие позволяет нам быть терпимыми к недостаткам других, реально и трезво оценивать отношения. Позволяет поддерживать продолжительные связи с любимыми и друзьями, прощая им многие вещи, не ожидая от них того, что они не могут дать, и, внимание, — к себе тоже относиться с терпением и не ждать от себя великих свершений, а просто делать, что получается. А это, в свою очередь, позволяет научиться быть расслабленными и терпимыми…

Ну а пока или красное. Или черное. Ты либо на аэроплане, либо в помойной яме. 

В таких отношениях ты как партнер и как человек ничего не значишь; тебя не видят и не знают настоящего; ты оцениваешься по степени соответствия внутренним нереальным ожиданиям. Фактически ты ходячая функция по обеспечению ощущения внутренней безопасности своего партнера, и если ты эту функцию не выполняешь в должной мере, тебя сначала мучают требованиями из списка, потом выкидывают вон. От этих отношений всегда остается привкус лжи: еще бы, вам лгали, улыбаясь, столь долгое время, вами восхищались и клялись в любви. Вы думали, что все хорошо, а все оказалось плохо, и плохо было уже давно. Перед вами возникает разъяренная, мстительная и злопамятная фурия, и вы долго будете делать вокруг себя искательные движения руками: «Все куда-то девалось, ничего не осталось». 

Таких клиентов в терапии можно и нужно проводить через ряд терпимых маленьких разочарований. Терапевту, особенно начинающему, легко поддаться на обожание и восхищение в глазах клиента: ведь фигура терапевта и так обладает особенной аурой, а если клиент склонен к идеализации, то он меньше всего ожидает услышать от вас «не знаю» или «не понимаю». Следовательно, будет большой соблазн на сессии с этим клиентом все «знать и понимать», пока вы не обнаружите, что перед вами тот самый непомерный список, смотри выше. Расплата за несоответствие идеальному образу будет неожиданна, велика и с садистическими компонентами, — так же как и в его отношениях с другими людьми.

Здесь нет возможности говорить о травмах, обуславливающих эту связку и заставляющих нас раз за разом каждые наши отношения сначала идеализировать, а потом обесценивать. Это предмет работы в терапии, а не обсуждения в блогах. 

Единственное, чем я могу помочь попавшим в эту связку и рушащим одни отношения за другими: попробуйте не идеализировать партнера в начале отношений и не обесценивать его, когда что-то не получается. Будьте мягче, терпеливее и… честнее и с собой, и с партнером. 

PS: список требований соответствует списку того, что ждет от матери ребенок возраста до полутора лет.

Как мы отвергаем друг друга. Человек-zero

Как мы отвергаем друг друга. Человек-zero

Я ставлю перед собой задачу показать, как именно мы проделываем с окружающими всякие хитрые мульки и фишки, незаметные для нашего глаза, но не позволяющие нам иметь глубокие отношения, которых мы, конечно же, так хотим! 

Из него не доносится ни звука. Ты накормил его, кажется, уже самой вкусной кашей, сказал, что любишь, спросил, что еще ты можешь для него сделать. Он загадочно чуть-чуть приподымает бровь и молчит. 

Ты говоришь, что сейчас повесишься, разбиваешь об его голову тарелку, плачешь, грозишься уйти навсегда. Он чуть улыбается и молчит. 

Ты даришь букет роз и самый горький французский шоколад, во время секса пытаешься угадать, что именно он чувствует, вьешься вокруг него нежно, целуешь, гладишь, обнимаешь, проклинаешь, в общем, из тебя, по сравнению с ним, все время выходит какая-то кипящая лава. Потом ты думаешь — я его замучил, и ласково и надолго оставляешь его в покое. Он молчит и не шевелится.

Он пожимает плечами и говорит: «Знаешь, все как-то немного не то» 

Ты устаешь быть вулканом. Опускаешь руки. 

Сухо говоришь: «Знаешь, так нечестно. Я тебе про себя рассказал, станцевал, поцеловал. Будто мы вместе договорились развести костер, а дрова в них подкладываю только я, при этом ты морщишься от дыма. И при этом ты не уходишь, греешься тут, понимаешь, или что ты тут вообще???»

Он пожимает плечами и говорит: «Знаешь, все как-то немного не то». Ты опешиваешь, потом радуешься, что из него донесся отклик, хоть какой-то, спрашиваешь — а что именно было бы то — но он уже опять сошел на ноль, закутался в шарф и немного умер. Правда, дышит, это видно.

Ты пытаешься его выгнать, но он не уходит, отсвечивая немного мертвым, тем, что раньше принималось тобой за загадочность. 

Ты заходишь на десятый круг и снова пытаешься его отогреть или сделать больно, чтобы по реакции угадать — попал ли в цель, ты наконец делаешься мертвым сам, но с той стороны ни звука. Тебе сначала досадно, потом страшно, потом скучно. Потом ты от него уходишь, и он даже не очень спрашивает, почему. 

Потом, спустя несколько лет, твой бывший любимый приходит к терапевту и на первой сессии говорит: «Доктор, меня все отвергают, покидают, уходят. Не клеится ни с бизнесом, ни в любви. Мне уже за 30, не понимаю, сделайте что-нибудь».

Терапевт спрашивает, получая пожимание плечами и вялые ответы, к середине второй (десятой) сессии клиент-зеро намертво замолкает, терапевт немного пьет водички, чтобы продолжить пламенную речь, на третьей (двенадцатой) сессии клиент молчит 25 минут, терапевт молчит тоже. На вопрос — комфортно ли вам молчать — клиент пожимает плечами и говорит: «Я думал, это будет как-то по-другому. Я разочарован, мне в который раз не везет с терапевтами, все какие-то не такие, все как-то не так, все как-то должно быть этак».

На вопрос «как именно» Зеро пожимает плечами и чуть улыбается. 

Терапевт плачет и говорит: «Я чувствую себя отвергнутым, беспомощным, ненужным, сделайте с этим что-нибудь, у нас есть еще пять минут, постарайтесь уложиться». 

Зеро растерян и удивлен, не верит, и это первая живая реакция, едва, впрочем, дышащая на ладан.

Еще статьи на эту тему:

 

 

 

В ходе терапии Зеро с трудом, неохотно, но научается давать обратную связь — поначалу микроскопическими дозами и только после требования терапевта.

Обсуждения, почему Зеро стал Зером (извините), как это вышло и что с этим можно сделать — предмет работы в терапии, но не предмет рассмотрения в блоге. Я ставлю перед собой задачу показать, как именно мы проделываем с окружающими всякие хитрые мульки и фишки, незаметные для нашего глаза, но не позволяющие нам иметь глубокие отношения, которых мы, конечно же, так хотим! 

Резюме: Человек-зеро незаметно для себя самого обесценивает наши эмоциональные и прочие инвестиции в него и не дает нам обратной связи в необходимом объеме. Так он упреждающе отвергает своих партнеров в разных областях жизни.

Если спросить бывших партнеров этого одинокого человека, что происходило, они скажут: «Мы его любили как могли, и делали что могли, но, казалось, ему ничего не было нужно».

О нарциссических защитах-1

О нарциссических защитах-1

Где и когда происходит некий сбой, после которого нам становится не до других, а только — до себя? 

Про нарциссов. Грандиозная тема. По своей сути, эта тема «Я и Другие». Я попробую дополнить ее тем немногим, что знаю из обучения и своей практики. Не только терапевтической,  но и клиентской — для меня было в свое время большим потрясением узнать от своего осторожного терапевта про мои собственные нарциссические защиты. 

В 3-4 года у нашей психики формируется нарциссическая оснастка. Это некие опции, позволяющие маленькому ребенку узнать, что он — существует как Я; познавать себя, провести границу между собой и миром, понять, что он отдельно — мир отдельно. Это возраст любования собой, интереса к себе, любопытства к себе, многочисленных «нет» и «не буду», «дай» и «я хочу», а также проверки собственных сил: я такой маленький, но, если мне что-то надо, я это получу. Нарциссическая оснастка направлена на изучение самого себя. В этот момент так важно сказать крутящейся перед зеркалом малышке «какая ты красивая!», восхититься мальчиком, который надел костюм Человека-Паука, и вообще хвалить и любить. 

Здоровый нарциссизм есть у каждого.

Здоровый нарциссизм есть у каждого. Это та штука, что помогает верить в собственные силы, принимать себя и любить себя, не вкладывать силы в нездоровые отношения, вовремя останавливаться, когда переутомлен и т.д. Например, сон — это одна из самых простых  нарциссических здоровых защит, когда отзываются все инвестиции в этот мир, наша внутренняя «ракушка» схлопывается и идет накопление сил. 

К семи годам в норме должна формироваться еще одна оснастка — объектная, направленная на изучение и понимание других в этом мире. В последних поколениях эта оснастка почти не формируется, и сейчас мы живем в мире, где нарциссизм стал почти повальной болезнью. Мне хочется сказать, что во всем виноват глянец и ТВ, но я не могу так сказать, потому что точно не знаю. Знаю одно: когда ты растешь, и в течение многих лет со всех сторон на тебя смотрят только красивые лица на биллбордах, удовлетворяющие только свои потребности любого порядка, ты с большей долей вероятности подпитаешь именно свою нарциссическую оснастку. Красота и здоровье, слава богу, стали нормой, но про отношения с другими мы забыли. Я не ханжа, я здорова и привлекательна, но вокруг меня все меньше людей, умеющих строить и сохранять отношения. У нас на дорогах, например, не столько  неграмотность в ПДД, сколько голимый нарциссизм, когда люди ведут себя за рулем так, будто они вообще одни и других не существует. Поэтому так показательна езда за рулем, присмотритесь к своему спутнику…

К семи годам в норме должна формироваться еще одна оснастка — объектная, направленная на изучение и понимание других в этом мире. В последних поколениях эта оснастка почти не формируется, и сейчас мы живем в мире, где нарциссизм стал почти повальной болезнью. Мне хочется сказать, что во всем виноват глянец и ТВ, но я не могу так сказать, потому что точно не знаю. Знаю одно: когда ты растешь, и в течение многих лет со всех сторон на тебя смотрят только красивые лица на биллбордах, удовлетворяющие только свои потребности любого порядка, ты с большей долей вероятности подпитаешь именно свою нарциссическую оснастку. Красота и здоровье, слава богу, стали нормой, но про отношения с другими мы забыли. Я не ханжа, я здорова и привлекательна, но вокруг меня все меньше людей, умеющих строить и сохранять отношения. У нас на дорогах, например, не столько  неграмотность в ПДД, сколько голимый нарциссизм, когда люди ведут себя за рулем так, будто они вообще одни и других не существует. Поэтому так показательна езда за рулем, присмотритесь к своему спутнику…

Мне грустно про это писать, потому что про нарциссизм — это всегда про одиночество. Где и когда происходит некий сбой, после которого нам становится не до других, а только — до себя? 

Сбой, считается психологами, происходит там же, в детстве, когда ребенок растет не в принимающей, а в оценочной системе. Оценка, сравнение, любого порядка, могут проговариваться, а могут не проговариваться родителями и окружающими, но ребенок все равно чувствует: от тебя ожидают, что ты будешь определенного качества, иначе ты будешь нелюбимым, как бы не своим, «не нашим». Успешным. Или сильным. Или волевым. Или еще каким-то, определенным, и упаси Господь тебя родиться в своей семье белой вороной. Все проявления, отклоняющиеся от этого, заставляют родителей осуждать тебя или стыдить. 

У меня в практике был случай, когда клиентке одна бабушка говорила «ты самая лучшая девочка на свете!», а вторая — «хм, девочка как девочка».

Психика маленького человека не справляется с такой сильной нелюбовью, с угрозой отвержения и — хлоп: блестящая, красивая, гладкая, нерушимая стена возводится вокруг того места, где стыдно, где больно, где покинуто. Где критиковали вслух или молча. Где хвалили так, что понизить планку стало невозможным. Обращаю ваше внимание на то, что, гласная или негласная, оценка не обязательно должна быть отрицательной: она может быть и сверхположительной, и неизвестно, что хуже. 

У меня в практике был случай, когда клиентке одна бабушка говорила «ты самая лучшая девочка на свете!», а вторая — «хм, девочка как девочка». Первая бабушка была любимой и.. искалечившей девочку: попробуй теперь всю жизнь доказывать всему миру, что ты лучшая! Когда я сказала, что именно из-за этого она, стоя на йоге в перевернутой асане, пытается подсмотреть, не выполняет ли кто-то упражнение лучше нее, она была потрясена. 

Нарцисс и другие

Нарциссическая защита, как стена, заслоняет от выросшего нарцисса кусок окружающей реальности. И именно тот кусок, где происходит его взаимодействие с другими людьми. Взаимодействие — это опасно; это то место, где могут критиковать или стыдить, или смеяться. Поэтому вместо по-настоящему открытого к общению человека появляется существо, оснащенное локаторами: они беспрерывно и бессознательно сканируют пространство в поисках опасности; как только «опасность» найдена, моментально возводится стена; перед нами возникает личность, увлеченная только собой и направленная только на себя. Там, внутри, все устроено как надо, и никто тебя не обидит. 

Поэтому другой для Нарциссической личности — не существует, на его месте — слепое пятно, фикция, или он сам, Нарцисс собственной персоной. Нарцисс расширяет границы личности бесконечно, бессознательно полагая других ходячими филиалами себя. Это называется нарциссическое расширение. 

Поэтому значимая коммуникация нередко не происходит: нарциссы не говорят «спасибо» и «извините», — разве вы говорите своей руке спасибо за то, что она поднесла вам ко рту кусок хлеба? Эта же ваша рука, и ее функция вас обслуживать. Вы не извиняетесь перед собственной ногой, что ее ушибли. Не потому, что вы такой черствый. А потому что нога — ваша. В семьях нарциссов нарушены коммуникации: каждый полагает, что другой знает, что с ним происходит, и полагает, что достоверно знает сам, что происходит с партнером. Не приходит в голову даже мысль об ошибке…

Нарцисс нередко забывает открыть рот, чтобы вслух произнести значимую для окружающих информацию: об изменениях планов, о своих чувствах; курьезный случай — глава семьи не сказал семье внезапном переносе отпуска, полагая что все и так должны знать. Откуда?? Потому что все — это он. Знаю я, знают все мои части. От нарцисса редко дождешься «я по тебе скучаю» или «я хочу тебя видеть» — если он сухо договаривается о любовной встрече, ежу же понятно, что он чувствует.  Что чувствует партнер, которому назначают свидание в стиле расписания РЖД, нарциссу неведомо — мы помним, что этот кусок реальности заслонен от него блестящей защитной стеной. 

Нуждаться в других — стыдно, быть уязвимым, влюбленным, тоскующим, зависимым — стыдно; нарциссу нужно испытать настоящее горе, чтобы признаться себе, что он что-то теряет. И это признание всегда катастрофа. 

 Нарциссические защиты обычно прикрывают разные типы личности, и с этим можно работать.

У моей дочери жили огромные улитки, которые ее узнавали: когда она подходила, они вылезали из панциря и показывали рожки. У улиток сформировалась привязанность. В этом плане нарциссическая личность может проявить себя гораздо хуже улиток. Через несколько лет регулярных встреч или даже брака такой человек может запросто вам признаться, что вы выполняли для него лишь какую-то функцию, были нужны лишь в какой-то определенной роли, и он ничего к вам не чувствует. И он и вправду почти ничего может не чувствовать. А обслуживать нарцисса это же счастье, разве не так? 

Вы работаете на меня/живете со мной/трахаетесь со мной/любите меня, и уже за одно это позволение вы должны мне быть признательны. Вот бессознательное или осознанное кредо нарцисса. 

Несимпатичная личность, правда? Но погодите делать выводы.

Утешает только то, что нарциссическая нарушенность в чистом виде встречается редко. Нарциссические защиты обычно прикрывают разные типы личности, и с этим можно работать. Например, истероидность при таких защитах позволяет чувствовать эмпатию, — этот тип личности способен на теплоту и сочувствие для не очень близких людей. Паранояльная личность с нарциссическими защитами будет грубо и настойчиво о вас заботиться, правда, контролируя каждый шаг — но уже хоть что-то. 

В процессе терапии боль, стыд и вина людей, у которых ослабевают (слово «падают» здесь слишком сильное) нарциссические защиты, могут быть глубокими, и, как правило, с последующей депрессией. 

 

Литература: 
Нэнси Мак-Вильямс «Психоаналитическая диагностика личности»;
Сэнди Хотчкис «Адская паутина. Как выжить в мире нарциссизма».

Толик

Толик

В нем одновременно была самцовая наглость и некая изысканность черт

Когда я была маленькой, мужчины представлялись мне все сплошь спецагентами. Особенно  большие такие дяденьки, со странными провалами в биографии. Мне казалось, если я знаю про него все, когда ему было 9, а потом сразу 39, а в середине он молчит и хмурится, — то в середине у него Казино Ройял, личная драма с итальянкой и стрельба в закоулках Гонконга.

Однажды мои подруги были в ночном клубе и страшно запали там на красавца мачо. В нем одновременно была самцовая наглость и некая изысканность черт. Как у мистера Икс. 

— Смотри, — шептались подруги, — какие у него красивые нервные руки. Как породисты нос и скулы. Как таинственно он потягивает виски из стакана с толстым дном. 

Под мышкой им смутно мерещился пистолет. 

Несомненно, незнакомец был женской мечтой — мужчиной,  который может что-то сделать с тобой

Несомненно, незнакомец был женской мечтой — мужчиной,  который может что-то сделать с тобой. И даже не надо думать, что. Он сам решит. Возможно, даже заставит тебя сделать что-то под дулом…ах…

Подруги набрались смелости и двинулись к барной стойке. Замирая сердцем, пристроились рядом с мачо. Он покосился, но не обернулся. Тогда одна из них, тихонько постучав его по плечу и наклонившись к уху, спросила:

— Простите, а как вас зовут?

Мачо обернулся, и, не выпуская из рук стакана с виски, осветился щербатой улыбкой:

— Толик. 

Лучше бы он молчал.

Так вот.

В середине жутко сложной биографии моего спецагента оказалось два неудачных инфантильных брака, неспособность заработать деньги и регулярные истерики с катанием по полу. Его, таинственного самца, катанием. Но пока он молчал….

У вас в постели валяется мужчина вашей мечты. Сильный, породистый и далее по списку. Потом он встанет и пойдет по своим спецагентским делам. Он таинственно отмолчится вечером и куда-то исчезнет на все выходные. В его жизни есть какая-то тайна. Фактор X. Вы уважаете и трепещете. 

У него томный вид, когда он появляется. Глаза подернуты чем-то вроде поволоки. Несомненно, от медитаций и духовных практик. Или от того, что он ловко ушел от погони крышами Сингапура. 

Фактор Х в его жизни мешает вам быть вместе. Мешает регулярно или даже не регулярно заниматься сексом.  Это семейное проклятие, ужасное наследство, драматическая любовь, особая миссия в Непале.  Выберите сами. Он гладит вас по голове и шепчет: девочка моя… моя боль… Вы поливаете слезами его волосатую коленку и вам сладко думать, что вот… (шмыг)… не судьба…

Иногда он вас наотрез отказывается трахать. Мотивирует: ах, банальщина не для нас. Не надо все портить дурацкой низменной еблей! Какой таинственный! Какой необычный!! 

Он не создан для обычного романа. По его жизни можно проводить экскурсию, как в кунсткамере — так все ужасно. Вы хотите в кафе мороженки поесть? Как можно! Такая банальщина! Он же страдает! Какой таинственный! Какой необычный! 

Этот  фактор Х перестает быть таинственным,  когда из монашеского кармана вашего хари-кришны вываливается презренный, банальный презик. 

Его отлучки по выходным на крыши Сингапура оборачиваются женитьбой на более здоровой духом девушке. Которая не верит ни в воздержание, ни в страдания и не знает, кто такой далай-лама.  

Еще статьи на эту тему:

 

Если в жизни вашего мачо есть отчетливый фактор Х, если вы не знаете здоровенный кусок его биографии и текущих дел, если вы считаете, что он такой сложный и непонятый, что его даже не заманишь в кусты просто потрахаться, потому что ему надо медитировать-отстреливаться-спасать, то…

…это Толик. И ларчик открывается просто. В 99% случаев Толики  трахаются как кролики, но не с вами. И мясо жрут, и в баню ходят. И порнуху смотрят. И детей рожают. Нормальные такие, здоровые мужики. Просто вам за каким-то хреном в этот момент вашей жизни захотелось драмы. А еще лучше трагедии. 

Но трагедии не выйдет. Когда жизнь Толиков предстает перед вами без романтического флеру, вам будет ужасно смешно, как ловко, в лучших традициях мировой литературы, вы мочили слезами его мужественное, подбитое поролоном плечо, и верили в таинственный фактор Х. 

И это даже не комедия, не надейтесь. Это, гражданки, вы вляпались в чиста фарс. 

Хорошая девочка и последний шанс

Хорошая девочка и последний шанс


Несколько опознавательных признаков того, что вы в данной дерьмовой ситуации играете «хорошую девочку». 

Все хорошие девочки склонны давать мальчикам последний шанс, когда дело пахнет жареным. 

Как правило, при этом мальчик не осведомлен о том, что у него, бедолаги, последний шанс. 

Последний шанс бывает временной и контентный. 

Временной — это когда хорошая девочка говорит себе:  «Ебтыть, все это грустно, ах, как все это грустно. У нас так изменились отношения. Вот раньше мы трахались повсеместно, а теперь нет. Раньше я у него была любимой девочкой, а теперь хз. Он мне не позвонил опять, хотя обещал. Солнышко, как ты мог?? И в тот раз не позвонил.. И в прошлый четверг наебал…».

Далее идет внутренний монолог на 40 минут, направленный на «солнышко», в процессе которого хорошая девочка самоприободряется. Она вообще верит в хорошее. У нее Предчувствия и Интуиция. Им она верит больше, чем фактам. Как результат — она решает дать этому товарищу еще один последний шанс. Назначает время. Например: «Я подожду до понедельника, потом пошлю его нахуй».

Если наш мальчик — чувак предприимчивый и все бабы у него тарифицированы, сказку он нашей девочке обеспечит

Я не знаю ни одной хорошей девочки, которая бы в понедельник это сделала. У нее начисто выветривается из головы понедельник, потому что ко дню Х она впадает в жуткий ужасный ужас, что этот тип ей так и не позвонил. Далее она готова ждать до второго пришествия, лишь бы он позвонил. Или бы приехал. Или бы прояснил наконец «непонятную» ситуацию, которая длится уже (подставьте ваше время). При этом меньше всего она хочет настоящих прояснений. Она хочет сказки. 

Контентный — последний — шанс зависит от содержания сказки. Если наш мальчик — чувак предприимчивый и все бабы у него тарифицированы, сказку он нашей девочке обеспечит. Обильно применяя «зай», «котенок» и «солнышко». Сказка обычно бывает с трагическим оттенком. После чего наша хорошая девочка — она же хорошая! — начинает его не просто жалеть и прощать. Она начинает гнобить себя, что не разглядела в близком ей, в общем-то, человеке (ну еще бы! после всего что было у них в попку — неужели не близкий?) зародыш трагедии. 

Угрызясь совестью и поплакав светлыми слезами над его «Зайка, я же тебя люблю!», а также пошептав — пусть у него все будет хорошо, боженька, я тебя прошу, — наша девочка спустя какое-то время обнаруживает, что чувак опять слился. 

Тогда девочка дает ему контентный последний шанс. Едва слышные остатки здравого смысла подсказывают ей, что не может мужчина неделями и месяцами «не мочь» с ней быть. Особо хорошие девочки счет ведут на полугодия. Да, по полгода ждут-с. Когда рассосется евонная трагедия. «Пусть он отойдет от этого, — говорит себе такая девочка. Ну в самом деле, не может же он во время этого (событие подставьте сами) хотеть со мной трахаться или поехать на пикник!».

Э, Семен Семеныч. 

Может. Ответственно, на личном опыте заявляю, что когда мужчина вас хочет, он вас может во время хоть чего. И не потому что он такой циничный, а просто если он хочет с вами быть, вы для него ресурс, откуда он возьмет силы пережить любую трагедию, депрессию, неудачу и обвал на бирже. А также приползти без сил после жуткого рабочего дня и чуть передохнуть в ваших объятиях. Поэтому если даже он сейчас внезапно возник из небытия, то скорее всего на той стороне ему почему-то не дают. Впрочем, это временно. Та девочка тоже, как пить дать, хорошая. Поэтому он как появился, так и исчезнет. Ибо имя нам легион. 

На самом деле вы, мадам, не работает с фактами. Вы работаете с собственной интерпретацией

Ну ладно. 

Теперь, как водится, еще несколько опознавательных признаков того, что вы в данной дерьмовой ситуации играете «хорошую девочку». 

1) Вы употребляете слово «кажется» (я чувствую). 
Мне кажется, он все-таки меня любит. 
Мне кажется, что он нигде не найдет такую как я. 
Мне кажется, это настоящее. 
Мне кажется, что он меня понимает. 
Мне кажется, он занят, поэтому… 

Что происходит на самом деле? 
На самом деле вы, мадам, не работает с фактами. Вы работаете с собственной интерпретацией. 
Чем грозит? 
Как минимум, если вы особенно упрямы, вам грозит узнать правду от посторонних людей. «Видела твоего N в машине с какой-то бабой. Они целовались». 
Если вы после этого, поплакав, скажете себе: «мне все-таки кажется, что у нас все еще будет хорошо», то вы хронически хорошая девочка. Таких девочек лечат кувалдой: «Твой N женится в следующую субботу» (реальный пример из жизни). 

Еще статьи на эту тему:

2) Вы употребляете словосочетание «только он» 
Только он мог так меня понять.
Только с ним у меня был такой секс.
Только он так любил мою кошку.

Что происходит на самом деле? 

На самом деле вы, мадмуазель, не видели реального человека. Вы имеете дело с собственной идеализацией. 
Чем грозит? 
За идеализацию кого-либо чего-либо жизнь больно бьет по башке. На самом деле потом окажется, что точно так же про «него» может сказать любая из его подруг. И кошек он любит всехних, а не только вашу. И секс у вас со следующим мужчиной может оказаться лучше. И не понимал он вас ни разу, даже не мог запомнить, сколько ложек сахара вам класть в кофе. 

3) Вы сама себе говорите «ну ладно» 

Ну ладно, я еще подожду. 

Ну ладно, если он не может, так что же. 
Ну ладно, ему сейчас хуже чем мне.

Что происходит? 

Вы трусите и чувствуете собственное бессилие. 
Чем грозит? 
Испорченными отношениями с самой собой. Что, внутренний голос ни разу вам не сказал правды? В таких случаях он обычно вопит: я больше так не хочу! я не нравлюсь себе даже в зеркале! я не чувствую больше себя желанной, нужной, любимой, сделай с этим что-нибудь! 
И если вы его услышите, вы говорите последнюю, самую страшную и истинную фразу хорошей девочки: 

4) Я все равно не могу ничего с этим сделать.

Чем грозит? 
Сделает он с вами. Он плохой мальчик. Он может. Он уже сделал. Он видит, что вы на все готовы. Ох, как скучно иметь дело с человеком, который на все готов! 

Итак, если вы дали вашему плохому мальчику много последних-препоследних шансов, пора закрывать лавочку. 

Если вы неисправимо хорошая девочка, вы сочтете своим долгом его об этом осведомить. Напишите ему или позвоните, и вы увидите, что будет — читай сначала. 

Плохие девочки не считают нужным тратить на это время и силы. 

Мужчина «спервымснегом»

Мужчина «спервымснегом»


У мужчины, у которого в крови много тестостерона, извилина, отвечающая за красивую речь, недоразвита.

Одна моя подруга приходит иногда ко мне завтракать по воскресеньям. Как-то раз в октябре, когда в Москве выпал первый снег и город намертво встал в пробках, она пришла ко мне в 11 утра, вся облепленная снегом, ругаясь и отряхивая мокрые волосы. Пришла не от хорошей жизни, а по дороге на работу, потому что у нее свой бизнес. И она ездит на работу и по выходным тоже.

И вот она села за стол, а я поставила перед ней тарелку с оладьями. Она была невыспавшаяся. Я говорю — «А где твой Антон? (Назовем его так)». Она говорит с тоской — «А спит еще, где же». Я поразилась. Мужчина спит себе под тепленьким одеялом, а женщина едет через полМосквы в дурную погоду работать. Я поругалась, она поругалась, сидим, чай пьем.

Вдруг тренькает телефон, подруга берет трубку, читает пришедшую смс-ку от Антона и меняется в лице. «Бля, — говорит, — я его убью».

Как вы думаете, что было в смс-ке?

Там было «С первым снегом!». 

Девушки, которые хотят, чтобы мужчина им был «близким человеком» и «понимал меня», и чтобы было «я это ты, ты это я» — вам к мужчине «спервым снегом»

Тогда я осознала, что есть мужчины «спервымснегом». Просто такой вид и подвид. Они заполнят вашу жизнь нежными словами-словами-словами. Скажут вам про звезды навсегда, предназначение и любовь как вселенную. Они знают свой знак зодиака и читают гороскопы. Они боятся слово «трахнуть». У них нежная душа. Они ранимые и тонкие.

Не думайте, что я их только хаять собралась. Из них выходят отличные подружки. Тут есть девушки, которые хотят, чтобы мужчина им был «близким человеком» и «понимал меня», и чтобы было «я это ты, ты это я». Тогда вам к мужчине «спервым снегом».

Но с высоты своих 82-х лет я говорю вам, девушки, и можете со мной спорить по неопытности: это не тот род близости, который нужен от мужчины. Потому что в такой паре яйца будут у вас, а у не у него. И когда эти яйца будут остро нужны, он скажет нежно «ты с этим справишься, дорогая».

У мужчины, у которого в крови много тестостерона, извилина, отвечающая за красивую речь, недоразвита. У кого мало — доразвита. На просторах нашей Родины, то есть Интернета, до хренищи многопишущих и многоговорящих мужчин. Меня от них подташнивает. Физически. Чтобы уложить вас в даже виртуальную постель, они применят много прекрасных и точных слов или даже верлибр. Или пятистопный ямб. Как-то раз у меня был такой опыт по аське — когда абонент вдруг заговорил ямбом, как Лоханкин, с эротически-порнографическими подвываниями, не в силах продраться к делу сквозь велеречивые эпитеты. 

Тем не менее, такие мужчины, еще раз повторяю, очень годятся в подружки. А если у вас дома живет молчаливое существо, не способное запомнить дату вашего рождения, не обижайте его и не вешайте на него функцию «пойми меня!». Его природа так устроила. С ним надо разговаривать глаголами, он сам говорит глаголами. Прилагательные и наречия оставьте подружкам или мужчинам «спервым снегом». Они вас поймут.

Поясняю: если вы скажете «мне плохо от того-то того-то» — нормальный мужик, может, и учтет, но не поймет. «Спервым снегом» начнет подробно выяснять, от чего плохо, нюансы плохости, приведет пример из собственного детства или прочтет стихи по случаю, и вы будете рыдать от глубины проникновения. Это, впрочем, не гарантирует его помощь.

Обычный мужик, если скажете «так делай, так не делай, а то убью» — поймет. «Спервым снегом» обидится и полезет в разборку.

И не путайте эти два вида, а определитесь поначалу, что вам надо. С другой моей подружкой мы выяснили: ей нужен «спервымснегом». Они говорят часами. Он ее во всем понимает. Ему можно поведать самые тонкие движения души. Правда, это не мешает ему делать ей больно, а потом многословно опять же ее понимать. Тем не менее, ей лучше так, чем по-другому. 

Еще статьи на эту тему:

 

Мне «спервым снегом» даром не нужен. Мои тонкие движения души во-первых, не такие уж и тонкие, чего там. Во-вторых, я их сама не понимаю. Для понимания есть прекрасная моя третья подружка, с таким же типом мышления как у меня. В пятых, я не люблю с мужчиной много говорить. Я люблю мужчин, с которыми можно молчать. В шестых и самое главное — я предпочитаю действия.

Не думайте, что один тип лучше, один хуже. Кому что. Второй тип точно также может делать вам больно, правда, при этом он не притворяется, что он не сволочь. Оба могут делать вам хорошо. Но имейте в виду — у мужчин «спервымснегом» на это «хорошо» обычно меньше денег, опыта или потенции, чем у второго. Уж простите. Моя личная статистика именно такова.

Я прямо скажу, что я не люблю тип мужчин «спервымснегом», и чую их за версту, потому что за этим идиотским трепетом и трепом обычно скрывается колоссальное внимание к самому себе, такому хорошему, тонкому и понимающему. А вы для него — увы, всего лишь инструмент комфортной и безопасной самоидентификации. А второй мужчина на ваши стенания скажет неуклюже: «Хочешь, я помою тебе машину?». И, скорее всего, ни слова о любви.

Мужчина с пистолетом, или раздраженное письмо большинству женщин

Мужчина с пистолетом, или раздраженное письмо большинству женщин

В счастливых редких семьях, где гендерные роли сохранились, все держится  именно на доверии женщины своему мужчине и уважении к нему.

Вот вы плачетесь, что нет мужчин. А умеете ли вы быть с таким мужчиной, о котором мечтаете? С сильным плечом, а то и двумя. Ведь настоящий суровый герой, не мачо, а именно архетипический герой, — это вечно занятый чувак, не способный дольше двух минут выслушивать ваши слезливые излияния. И если в вашей паре вы вздумаете посягать на лидерство — а именно это вы вечно и делаете — то он быстро поменяет вас на более покорную цыпочку, которая сможет подчиняться ему хоть в чем-то. Да, пожалуй, даже будет и бояться его. Только где взять таких цыпочек? 

Обычно вопрос лишь в том, как долго она сумеет притворяться, чтобы прибрать его к рукам. Обычно притворщицам терпения не хватает, и альянс с героем терпит крах, но жалко мне их не за это. А за то, что уже давно женщины лишили себя возможности  получать истинное и искреннее удовольствие от союза с сильным мужчиной. 

Те из нас, кто вступает в союз с сильным мужчиной, надеясь его изменить, сломать, подчинить — ну со мной -то он гулять не будет! — мало того, что дуры, блин, так еще и дуры, лишенные главного женского удовольствия — подчиняться

Те из нас, кто выбирает жить с алкоголиком, неудачником или дураком, заранее убеждены в своем могуществе и мужской немощности и просто ищут этому подтверждение. Если копнуть глубже, то это вопрос доверия мужчине, которого — доверия — из поколения в поколение не было в семье. Несчастливые союзы, как правило, это династии, целые династии женщин, в которых принято называть мужчину «придурком», «сволочью», а также «мужчинкой» — я это слово просто физически брезгую, и меня отвращает от тех, кто его употребляет. В счастливых редких семьях, где гендерные роли сохранились, все держится  именно на доверии женщины своему мужчине и уважении к нему.

Те из нас, кто вступает в союз с сильным мужчиной, надеясь его изменить, сломать, подчинить — ну со мной -то он гулять не будет! — мало того, что дуры, блин, так еще и дуры, лишенные главного женского удовольствия — подчиняться. Представляю, какой вопль издали сейчас десятки женщин, читающих этот пост. Че, я кому-то буду подчиняться?? Щас. 

Тем не менее. Умение подчиняться мужчине и умение быть зависимой от него заложено в нас природой. Женщина, вынашивающая ребенка, беспомощна, и если она в это время будет напрягаться и качать права, у нее может случиться выкидыш. Качание прав и горящая изба не предусмотрены природой как основной вариант женского поведения, а то, что женщина на все способна — так это страховочные пояса на случай надобности. 

Сегодня же мы не признаем за мужчинами права на лидерство, в том числе и право решать, как и что будет складываться в нашем союзе. Мы не признаем за ними даже права на выбор. На любой выбор. Пусть будет по-моему, быть по-моему вели — и старуха с разбитым корытом, и девочка с семицветиком все время выбирают, выбирают, настойчиво хотят, указуют перстом и поджимают губы. А вот антигероиня нашего времени: женщина, принимающая выбор партнера, умеющая подстроиться под него, даже не обязательно понимая его. Мусульманская фактически модель поведения. Никто не говорит о гареме, просто ну хоть раз — ну вот хоть раз после свадьбы или в длительном союзе вы смотрели на своего мужчину снизу вверх, или опускали глаза, замолкали от страха, что сделали что-то не то и он будет сердиться? Вы боитесь его гнева? Или кидаетесь вперед грудью и вопите, пусть даже мысленно — да как ты смеешь со мной так обращаться? Вам доставляет удовольствие самозабвенно доставлять ему удовольствие? Вам не хочется просто расслабиться и принять все так, как он предлагает? Хотя бы на один день? 

Я сама была такою триста лет тому назад. Я ни фига не боялась своего мужа. Я страшно гордилась тем, что в любое время дня и ночи могла ему позвонить, увязаться с ним на вечеринку или встречу друзей, в доме все делалось по-моему. В результате мужское мнение в нашей семье превратилось в фантом, я разочаровалась, муж устал и мы разошлись. Я не сдамся, не подчинюсь ему, говорила я себе. Но вместе с властью над своей жизнью я получила и ответственность по полной программе так, что взвыла. 

Еще статьи на эту тему:

 

Вы хотите, чтобы мужчина взял на себя ответственность? Но дайте же ему уже наконец власть. Если ваш спутник достаточно сильный, чтобы эту власть взять самому вместе с ответственностью за вас, перестаньте кудахтать и все время хотеть выигрывать в спорах. Сдайтесь, девушки. И еще важное: не правда ли, если женщина с детства будет знать, что это мужчина — а не она —  несет ответственность за нее, за их детей и их жизнь, а сама она отвечает только за то, чтобы ему было хорошо — не правда ли, при таком раскладе резко сократится количество браков со всякими недоумками. 

И отдельная, наболевшая, остроспециальная просьба к мамам мальчиков. Кончайте делать из них инвалидов волевого и физического фронта. Мамы упитанных девятилетних мальчиков, несущие за ними их рюкзаки, открывающие перед ними двери, оспаривающие при сыне мнение своего мужа -перестаньте это делать. Иначе нам не за кого будет отдавать наших дочерей.  

Когда мужчина молчит

Когда мужчина молчит

«Скажи, как ты думаешь, ПОЧЕМУ ОН МОЛЧИТ? ОН МЕНЯ БРОСИЛ? И ЧТО ДЕЛАТЬ?».

Рассмотрим типичную ситуацию. Ваш мужчина вдруг не появляется — ни в каким виде — некоторое время. На фоне полного здоровья в ваших отношениях. Не пишет, не звонит, словно провалился сквозь землю. Я знаю некоторых женщин, которые в этой ситуации сохраняют спокойствие, их две — этих женщин. В остальных, независимо от возраста, просыпается Беби- собирательный образ девочки, которая склонна умоляюще спрашивать, приблизив глаза, полные слез, к вашему лицу и схватив вас за пуговицу: «Скажи, как ты думаешь, ПОЧЕМУ ОН МОЛЧИТ? ОН МЕНЯ БРОСИЛ? И ЧТО ДЕЛАТЬ?».

Мне на этот вопрос ответил один молодой мужчина, у которого был встречный вопрос — почему женщины в этих случаях паникуют?? Он искренне этого не понимал. И это непонимание, как я понимаю, свойственно им в общем и целом.

А тогда вот ты мне скажи, что вообще думает мужчина, пропадая из поля зрения женщины? Он думает, что все ок?   

Приведу, с его разрешения, нашу переписку в аське: 

Он: Почему женщины не могут просто сесть, выключить мозг и тихо мирно подождать молча, а не пытаться думать за мужчину?  

Я: Кнопочки нет. На мозге.   

Он: Что ж, глушить аварийными методами чтоль всегда? 

Я: Достаточно смс-ки. А тогда вот ты мне скажи, что вообще думает мужчина, пропадая из поля зрения женщины? Он думает, что все ок?   

Он: В целом да. Если он нормально ведет себя, пропадая из этого самого поля, если он нормально попрощался, если ничего не предвещает беды да и вообще много еще если, то да. Если у тебя все нормально, и ты уверен что и у нее все должно быть хорошо, зачем волноваться-то?

Я: Женщины как волны. Как вода. У них то прихлынет, то отхлынет. Они непостоянно чувствуют. Они чувствуют неуверенность, если вас долго нет и нет никаких известий. Мало ли что может случиться в это время внутри вас? Вдруг вы решили нас разлюбить? Вдруг вы больше ничего не чувствуете, или кем-то увлеклись? Вдруг вы нас забыли? Очень трудно ждать в неизвестности. Для женщины неизвестность — это отсуствие подкрепления намерений. А у вас как?  

Он: Мы просто уверены в том, что если что-то и произойдет внутри вас за то время, пока вы нас не видите, то либо мы сможем все это расхлебать…. либо приходит уверенность, что это бы все равно случилось, рано или поздно… Но я вот не понимаю, например, почему женщины паникуют раньше времени и заранее подготавливают себя к ссоре… зачем ссориться с человеком о том, что еще не произошло и не собиралось происходить, упрекая его в том, что он сам должен все понимать…   

Я: У женщин много событий происходит внутри. У мужчин — снаружи. Пока от вас нет никаких известий, она проживает целую историю с плохим концом. Женщина сама бы никогда так не сделала — молчатть например не стала бы, у нее это от природы. Ее должно беспокоить, как себя чувствуют близкие — иначе она просто детей не вырастит, это инстинкт. Мы и вправду не понимаем, почему вы не понимаете, что нас нельзя надолго оставлять одних. В смысле, без внимания. В общем, для женщины это все не так. Она вечно ждет. Ей нужно за это время хотя бы одно подтверждение, что все в порядке с его отношением к ней.   

Он: Это эгоизм…. Вот как смешно бы не звучало, но порой мне кажется, что это мы о вас больше думаем, чем вы о нас…. Мужчина старается понять женщину, старается анализировать ситуацию с двух сторон сразу, но у него это не всегда получается из-за женской переменчивости. Вы ведь можете давать нам скидку, зная, что мы думаем по-другому!

Короче, девушки. Они не понимают. Кто гибче, тот и выучит правила игры. Мужчина, который очень занят на работе и вообще очень занят — а выше как раз такой случай — не станет просто так писать смс-ки или звонить, у него голова забита другим. Его можно научить посылать смайлики, я даже знаю одного такого мужину, который к 40 годам и третьему браку наконец-то этому научился: раз в день стабильно шлет смс-ку — «как ты там?». И его женщина неизменно отвечает небольшой порцией щебетания, и настроение у нее, не сомневаюсь, улучшается. Обычно же мужчины какое-то время делают бизнес или чего-то там еще, погрузившись в это с головой, а когда потом, придя в себя, звонят, то с недоумением слышат искаженный от ярости или слез голос — «ты меня совсем забыл!!». Ну, некоторые девушки еще сами пишут смс-ки, пытаясь извлечь мужчину из его занятий, а из мужчины — какие-то эмоции, но мужчина извлекается слабо, и ответы приходят странные, и звонки, бывает, что и сбрасываются. У них иногда там совещания, бизнес какой-то, а так как мышление одноканальное, а не мультиканальное, как у нас, то на совещании они думают о делах, да. Как это ни странно. 

Еще статьи на эту тему:

У меня и моих знакомых женщин в большинстве случаев мужчины были вечно заняты, очень заняты. И вот одна моя гениальная подруга как-то раз произнесла следующую фразу: «Что ты от него хочешь? Хочешь, чтобы он бросил свою работу, построил, блин, шалаш и оттуда к тебе-то и дело взывал??». Я представила себе эту картину и чуть не умерла со смеху. 

Итак, на «почему» мы вроде ответили. Молчит, потому что сказать нечего о текущей ситуации, у него там брокеры или контрагенты, или подрядчики мозг выедают. Вашу смс-ку «Солнышко, ты как там?» он увидит, но не поймет, посмотрит дикими глазами и ответит только вечером, смутно испытывая вину.

А вот на «Что делать» гениально ответил один маленький мальчик пяти лет. Он сосредоточенно собирал из кубиков город, а его мама, войдя в комнату, остановилась и стала молча наблюдать. Мальчик поднял глаза и сказал: «Мам, ты иди… Поделай что-нибудь». 

И вправду — пойдемте, поделаем что-нибудь.