Когда вдруг кажется, что все плохо

Когда вдруг кажется, что все плохо

тревога

КОГДА ВДРУГ КАЖЕТСЯ, ЧТО ВСЕ ПЛОХО — проверьте следующие шесть пунктов

1. Возможно, вы голодны. Если вы привыкли не обращать внимание на свое тело, вам сложно отслеживать, голодны вы или нет. Если вы привыкли чувствовать себя виноватым, когда хотите есть, вам будет сложно поставить этот пункт в значимые причины. Проверяется это все довольно просто: обратите внимание на то, какие решения вы были готовы принять до еды, и какие — после. Если есть разница, необходимо присматривать за режимом питания, иначе вы рискуете принимать неадекватные решения. Нам легче обесценивать, ссориться, подвергаться дурным предчувствиям или тревожиться, когда мы голодны.

Когда вдруг кажется, что все плохо
2. Скорее всего, вы не выспались. Если вы спите меньше шести часов за ночь, вы, скорее всего, неадекватны в своих оценках окружающих людей или событий и склонны приписывать несуществующие мотивы или видеть дурные перспективы.

3. Ищите истинный объект раздражения. Если вам хочется пнуть любимого кота, сорваться на том, кого вы обычно любите и бережете, скорее всего, вас разозлил кто-то, кому нельзя это показывать. Кот или ребенок в таком случае будут замещающим объектом для агрессии. Что делать? Простите себя. Признайтесь себе: на самом деле я злюсь на начальника, вот он повел себя как козел и мудак, а остальные не при чем. Само простое признание этого факта снимает напряжение. И, конечно, извинитесь перед котом!

4. Вы давно не делали то, что любите. Даже если вы сверхобязательный человек и живете «не для радости, а для совести», вы — живой. А живым нужна радость. Как дать себе припасть к любимому занятию, даже если оно кажется другим бессмысленным? Ответьте себе на этот вопрос сами и сделайте для себя это. Это ваша драгоценная жемчужина, берегите ее!

5. Ваша причина тревоги спрятана от вашего сознания, как заноза — вы не помните, где вы укололись, но это место болит и на всю ногу наступать нельзя. Часть вашего сознания занята обработкой источника, а часть психики — подавлением тревоги, чтобы не мешала жить и работать. Необходимо сесть, отключить вторую часть, сказав «меня что-то ужасно мучает и тревожит», и дать первой части развернуться в полную мощь: через минуту вы будете знать, о чем беспокоитесь, и примете меры.

6. Вы изолированы от людей. Хорошо быть хикикомори (гуглить), но для психики опасно. Возрадуемся, отшельники, наше время пришло, думаете вы, можно общаться со всем миром, не выходя из дома.
На самом деле нет. Это самый серьезный и опасный фактор из всех перечисленных: высшим приматам для нормальной работы ЦНС нужен ежедневный живой глазной контакт. Выходите из дома в кафе, магазин, просто гулять. Избегание контактов с людьми ведет к усугублению непродуктивных состояний, развитию депрессий, замыкает круг изоляции. Бойтесь этого! Вы должны посмотреть в глаза или услышать голос хотя бы одного живого человека в день, особенно если вы одиночка. Скайп или любые виртуальные контакты этого не заменяют.

Здоровья вам и много всякого хорошего!

Фото взято https://illustrators.ru/illustrations/937882

 

Интересное по теме

Интересное

Пять правил нового года

Осмелюсь написать прямые рекомендации, полученные на основе собственных и чужих набитых шишек. 1. Если вы перегружены ответственностью, умейте остановиться от того, чтобы брать на себя все новые и новые обязательства, даже если это очередной милый маленький котенок,...

читать далее

Прищепка

Как только я устраивала себе выходной, у меня взлетала тревога. Как будто, пока я тут сплю, происходит что-то страшное. Будто я должна зарабатывать деньги каждую секунду, словно из-под ног осыпается песок куда-то в пропасть, а я пытаюсь не упасть вместе с ним.

читать далее

Гиперженщина

Гиперфункциональность — это когда даму вечно несет, она не может остановиться, непрерывно или говорит, или делает. Знает все как надо и вообще знает все. Мужчинам в отношениях с такой дамой очень трудно успеть что-то сделать, начать что-то делать или даже захотеть что-то делать.

читать далее
Пять правил нового года

Пять правил нового года

тревога

Осмелюсь написать прямые рекомендации, полученные на основе собственных и чужих набитых шишек.

1. Если вы перегружены ответственностью, умейте остановиться от того, чтобы брать на себя все новые и новые обязательства, даже если это очередной милый маленький котенок, которого вы опять хотите спасти;

2. Помните про проекции: часто, спасая кого-то или заботясь о ком-то, и при этом пребывая в состоянии усталости, мы таким образом бессознательно размещаем свою беспомощную истощенную часть в объекте заботы. Обратите внимание: это может происходить потому, что есть запрет заботиться напрямую о себе. Кормите котенка из пипетки/загружаете себя все новыми и новыми тревогами о ком-то/ отдаете последние силы/деньги ресурсы, а потом плачете от усталости? Накормите «из пипетки» себя; спросите себя «что я могу сделать для себя»; если бы я признал, что ресурсы нужны мне, то как бы наиболее заботливо и благородно я обошелся бы с собой? Дайте прежде всего это — себе;

Когда вдруг кажется, что все плохо
3. Если вы учитесь отдыхать и получать удовольствие, вам прежде всего нужно научиться говорить «нет» разным искушениям и разным людям, порой даже самым близким;
4. Это же касается и успеха. Без успеха мы не чувствуем себя счастливыми. Завершенные и удавшиеся проекты — это множество «нет», сказанных собственной хаотичности; другим людям; негодным советам. Мне нравится фраза: «успешные люди часто говорят «нет», наиболее успешные говорят«нет» почти всему». Держите цель.

5. Не бойтесь ошибок. Класс непоправимых ошибок слишком мал; а вот тактика «попробовать по-другому и посмотреть, что будет» дает неоценимый опыт; но делайте это только из ресурса; в уставшем состоянии важно осваивать имеющееся, а не завоевывать новое.

Интересное по теме

Интересное

Пять правил нового года

Осмелюсь написать прямые рекомендации, полученные на основе собственных и чужих набитых шишек. 1. Если вы перегружены ответственностью, умейте остановиться от того, чтобы брать на себя все новые и новые обязательства, даже если это очередной милый маленький котенок,...

читать далее

Прищепка

Как только я устраивала себе выходной, у меня взлетала тревога. Как будто, пока я тут сплю, происходит что-то страшное. Будто я должна зарабатывать деньги каждую секунду, словно из-под ног осыпается песок куда-то в пропасть, а я пытаюсь не упасть вместе с ним.

читать далее

Гиперженщина

Гиперфункциональность — это когда даму вечно несет, она не может остановиться, непрерывно или говорит, или делает. Знает все как надо и вообще знает все. Мужчинам в отношениях с такой дамой очень трудно успеть что-то сделать, начать что-то делать или даже захотеть что-то делать.

читать далее
Прищепка

Прищепка

тревога

Однажды, танцуя танго, я вдруг попала мысленно в летний день какого-то небольшого города, в 30-ые годы, увидела горшочки с цветами на окне и смеющуюся женщину в светлом платье.

Вечером у нее свидание, а сейчас пахло влажным вымытым деревом, сырым бельем, солнечным выходным днем; звякала посуда, тянуло тушеным мясом, на улице кто-то насвистывал. «Где ты сейчас была?» — спросил мой чуткий партнер. — «В Италии, — сказала я. — Или в Испании. Или в Греции».

Наивная, простенькая радость такой жизни была мне тогда недоступна. Как только я устраивала себе выходной, у меня взлетала тревога. Как будто, пока я тут сплю, или смотрю в окно, происходит что-то страшное, что я должна предотвратить. Будто я должна зарабатывать деньги каждую секунду. Не для того, чтобы стать богатой или не потому, что я жадная, а словно из-под ног осыпается песок куда-то в пропасть, а я пытаюсь не упасть вместе с ним.

Когда я утратила это состояние выходного дня? Я думаю, когда я переехала в Москву одна с дочкой-подростком и мне много лет было просто очень страшно, каждый день, каждую секунду, и не было никакой существенной помощи. Была только подруга Ирка, такая же понаехавшая, как я сама, и ее плечо я чувствую мысленно до сих пор.

Когда вдруг кажется, что все плохо
Женщины с маленькими и не очень маленькими детьми переживают довольно сложные времена, оставаясь одни.
Им не с кем разделить тревогу и ответственность. Если они хорошие родители без перевернутых ролей, они не будет вешать на своих детей взрослые роли. И плачут так, чтобы дети не видели. И никто не видел. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что у меня просто-напросто исчезло завтра.
Когда есть завтра, ты можешь позволить себе поваляться просто так, если устал. Потому что завтра ты встанешь и сделаешь. Ты можешь отложить непосильное дело, потому что есть завтра, и завтра у тебя будут силы. За выходными есть понедельник. И в понедельник ты сядешь работать. Но если завтра не существует, ты должен работать сегодня, чтобы завтра наступило и в нем все еще был ты, и при этом не был лузером. Как будто все бегут с такой скоростью, что в выходные ты должен работать, чтобы в понедельник догнать или хотя бы не отстать.

Как будто ты должен зарабатывать деньги каждую секунду, каждую, и если ты спал, сука, больше шести часов, то проспал не возможность стать богатым или знаменитым, а потерял ощущение, что ты остаешься хотя бы на месте, когда из-под твоих ног куда-то в пропасть осыпаются камни и песок. Как будто деньги — это единственная подушка безопасности между тобой и миром.

Символом того, что завтра теперь существует, для меня стала обыкновенная деревянная прищепка. По субботам я загружаю белье в машинку. Утром. А не ночью из последних сил, как раньше. А потом развешиваю. Балкончик моей прачечной комнатки выходит во внутренний дворик. Он закрыт совсем от посторонних глаз и доступен только жителям дома. Там тихонько смеются соседи, звякают вилки, тянет тушеным мясом. Кто-то насвистывает.

Деревянные прищепки, которые я тут купила, точно такие же, как в моем детстве. Они со временем становятся сырыми, темными, заслуженными прищепками, знающими мокрые тяжелые пододеяльники, ветер, солнце, ливень, упавший к соседям носок. На них покушается кот, вышедший посмотреть, все ли в порядке, и норовящий скинуть корзинку с прищепками на пол. Мне кажется, веревки с бельем на улицах старых городов — гораздо большее, чем веревки. Это рассказ о том, что есть соседи, есть суббота и есть выходной; есть горшочек с тушеным мясом и овощами, есть вечером танго, есть днем рынок, вино и смех с подружками. Есть будний день, завтра, когда прищепка лежит в своей корзиночке, опасливо жмурясь от нюхающего ее кота; есть сильный вредный ветер, от которого она должна спасти хозяйкину кофточку; есть солнце, когда все белье уже высохло, а ее забыли снять и она дотемна загорела; прищепка из хорошей прищепкиной семьи — это прищепка бабушки, которая досталась внучке вместе с корзиночкой, не потеряв упругости и хваткости за много лет и по-прежнему способная удержать на ветру тяжелый сырой пододеяльник тихим утром выходного дня, в субботу.

Интересное по теме

Интересное

Эмиграция, часть 1

Весной 2015 года, живя в Москве, я запостила фотографию красивой улицы южного европейского города, полного цветов, написала «Я хочу здесь жить» и забыла про это. Моя терраса в Барселоне сейчас выглядит очень похожей на эту картинку. Это совпадение меня поразило.

читать далее

Змеиная шкурка или когда ты одна

Я живу со своим одиночеством уже который год. Привыкла к нему, притерлась, но иногда пробивает так, что растерянно мечешься, не понимая, куда же дальше идет твоя жизнь, если вот он, тупик, так близко к носу, что пахнет известкой и сырым холодным камнем.

читать далее

12 признаков несчастливой связи

Мои посты отнюдь не глянцевые по существу, а довольно порой злобные. Потому что рассчитанные не на среднестатистических Кать, а на обобщенный образ мой подруги. Поэтому хоть злобно, но по пунктам, и каждое слово — горькая правда.

читать далее
Гиперженщина

Гиперженщина

тревога

Я сидела в свежевырытой яме во дворе и ждала Антона. Антон был из соседнего двора, но горячую воду искали только у нас, и ямы были вырыты только у нас. Яма была рыжая, глиняная и на ее стенках уже проросли какие-то ромашки. Антон пришел и спрыгнул в яму. Мы с ним немного поговорили. Вдруг по стене ямы быстро-быстро пополз маленький, крошечный паучишка. Я пауков боюсь всю жизнь до визга, но этот был совсем с миллиметр, наверное. Я уже занесла палец, чтобы его раздавить (я негуманная), но что-то меня остановило. — Ой, — пискнула я, — паук!! Я боюсь!! Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь. Надо ли говорить, с каким искренним восхищением я на него посмотрела? Мне было три года, ему четыре. Сверху ямы за нами присматривала моя бабушка. Я на всю жизнь запомнила этот невесть откуда донессшийся до меня сигнал «стоп». Не надо самой убивать паука, когда рядом есть мальчик, способный на роскошный щелбан. Но нечасто ему следовала. Было время, когда мне казалось, что с моими огромными пауками разных мастей не справится никто, кроме меня. И справлялась сама.
Когда вдруг кажется, что все плохо
Давайте посмотрим, что такое женская гиперфункциональность.
Это то, что случилось бы со мной окончательно, если бы я в свои три года не услышала этот древний «стоп».

Паук первый. «Я сама, потому что ты не справишься».

Я смотрю на Антона, понимаю, что он слишком хилый, заранее его презирая, убиваю паучка сама, небрежно говорю — смотри, я паука убила. Антон как оплеванный вылезает из ямы, или ищет зверя покрупнее, чтобы мне что-то доказать, но я горжусь собой как дура, потому что я сильнее Антона. Ну и я вообще храбрая.

Паук второй. «Я всегда знаю все и расскажу тебе».

Антон убивает паука, а я ему говорю — «Антон, а что ты вообще знаешь про пауков?? У них восемь ног, например, ты знаешь?» Быстро выскакиваю из ямы, несусь домой, хватаю Брэма и бегу обратно, чтобы изучить все вместе с Антоном. Антон пытается сбежать, но я недоумеваю — как ему может быть неинтересно такое? Как он может отважно сразиться с пауком, не получив при этом никакого ликбеза про восемьног? К яме со всех ног бежит Антонова бабушка. Антон вырывается и плачет, я, тряся бантиком, зачитываю вслух куски.

Паук третий. «Я знаю все лучше, чем ты, ты меня не переспоришь».

Антон убивает паука, а я ему говорю — «Антон, а что ты вообще знаешь про пауков?? У них восемь ног, например, ты знаешь?»

— Знаю, — важно говорит Антон, — У меня дедушка орнитолог (или офтальмолог). У них еще есть жала.

— Не жала, а жвала, — смеюсь я , — ха-ха- ха!! Не умеет отличить жала от жвала!Маркетинг от франчайзинга! Щас я тебе расскажу, — говорю я, придерживая Антона за футболку, — что такое флюктуация.

И, тряся косичками, говорю сорок пять минут. Антон обмякает. К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук четвертый. «Быстро, быстро развиваем отношения!»

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь. Надо ли говорить, с каким искренним восхищением я на него посмотрела?

— А теперь поцелуй меня, — прошептала я томно, закрыв глаза и подставив щечку.

— Я не готов, — стесняется Антон, — я это… только пауков пока могу…

— Нет, теперь тебе необходимо меня поцеловать, — топаю я ногой, — иначе все это будет не по правде! Если ты убил паука, ты меня любишь!

— Я пока просто убил паука, — оправдывается Антон, — мне надо разобраться в своих чувствах…

— Нет, это символически много значит! Ты уже взял на себя ответственность!

К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Когда вдруг кажется, что все плохо
Паук пятый. «Я тоже не хуже!»
Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь. — Хо-хо! — вскричала я. — Красивая — это фигня. Я тоже могу как ты! После этого за пять минут я нахожу восемь братьев покойного и со смаком размазываю их пальцем по стенке ямы. Антон мрачнеет или даже испуганно икает. К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук шестой. «Щас я тебя развеселю!»

После убийства Антоном паучишки я преисполняюсь благодарности и хорошего настроения.

— Я тебе сейчас спою, — говорю я Антону, и, отставив ножку в сандалике, пою и пляшу сорок пять минут.

Антон пытается выбраться из ямы, но я его не пускаю, потому что у меня обширный репертуар. К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук седьмой. «Ты все сделал не так, я покажу как надо».

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. Я с презрением на него посмотрела.

— Ты вот его убил неаккуратно, — сказала я, — а теперь восемь ног будут валяться по всей яме. Смотри, как надо убивать пауков!

И быстро-быстро левой рукой нахожу и убиваю восемь братьев покойного. Аккуратно собирая в мешочек останки. Антон испуганно икает. К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук восьмой. «Ты не так ко мне относишься, я научу как надо».

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь. Я холодно на него посмотрела.

— В чем дело, дарлинг? — испуганно икая, спросил Антон.

— Ты не так сказал, — отчеканила я. — Ты сказал тихо. Говори отчетливо, чтобы я слышала каждое слово! Тогда я тебе поверю!

— Я смущаюсь, — сказал Антон.

— На этом этапе отношений неправильно смущаться! — сказала я и махнула косичкой. — Это второй этап ухаживаний, по Грэю, надо все делать четко, четко доносить до женщины свои месседжи! Сейчас ты снова мне скажешь, а потом мы поцелуемся! Это будет норма и стандарт!

…Антон карабкается вверх, я презрительно насвистываю марш ему в спину сквозь выпавший молочный зуб, бабушка Антона подает ему руку и они вместе убегают со всех ног.

Паук девятый. «Я страшно современная и остроумная».

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь. Я захохотала.

— Ты вылитый рыцарь, — сказала я сквозь смех, — ты не находишь, что все, что произошло между нами — так забавно?

— Э… — сказал Антон.

— Ну посмотри, все эти нормы, стандарты, комплименты, все это такая пошлость! Как в учебнике по психологии. Я выше этого! Паук такой дурак, классная рифма, как палка-селедка, да? Тебе читали Незнайку? Не заморачивайся! Между нами ничего серьезного, расслабься! Паук тебя ни к чему не обязывает! Я тебе сейчас анекдот про пауков расскажу! Только он пошлый, закрой уши!

…К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук десятый. «Я тебе объясню всю себя».

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь

— Как ты хорошо сказал! — восхищаюсь я. — А знаешь, когда ты его убивал, я почувствовала такое щекотание в носу… обычно это перед слезами… Я ведь, знаешь, очень люблю плакать… Ты не плачешь, мальчики не плачут… А девочки плачут… Я девочка… Я плачу каждый вечер… И так боюсь пауков… Я думаю, что это вытесненное желание убийства родителей… Я читала у Фрейда, но не поверила — я , знаешь, на самом деле, такая недоверчивая… Когда ты вот это сказал, прежде чем защекотало в носу. я подумала — а вдруг он мною манипулирует? Вдруг он говорит это специально, чтобы я им восхитилась? Но потом я подумала, что вдруг ты говоришь это с чистой душой? Мне очень сложно поверить в чистую душу, вдруг обманут… Я еще подумала, Антон, только ты не смейся, что вдруг я на тебя произвела отталкивающее впечатление? Нет-нет! Я потом подумала еще и поняла, что это вряд ли… Потому что ты на меня так взглянул… И у меня защекотало в носу….Иногда у меня еще щекочет перед тем, как чихнуть,но тут явно было не это… Явно предчувствие… Предчувствие чего-то светлого, что могло бы между нами быть… Я очень чувствительная во всем, что касается отношений, ты знаешь? Антон? Антон, ты завтра выйдешь? Я тебе еще должна сказать про эманации и сенситивность, это так важно для того, чтобы ты лучше понимал, какая я… Лидия Васильевна, не тащите его так из ямы, вы ему воротник оторвете… Я так волнуюсь, когда что-то слишком быстро… И без объяснений… Я вообще очень всегда волнуюсь, вы знаете…

Паук одиннадцатый. «Мы будем жить теперь по новому».

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь. Надо ли говорить, с каким искренним восхищением я на него посмотрела?

— Как зовут твою маму? — промурлыкала я.

— Нина Андреевна, — сказал Антон.

— Ах да, я ее видела у нас возле третьего подъезда. Роскошная женщина, но ее макси ей совсем не идет. Я тебе дам телефончик портнихи моей мамы, передашь своей, пусть сошьет приличное. Сколько у вас комнат?

— Ну две, — сказал Антон.

— Ага… гм… кхм… Если продолбить стенку… вы еще так не сделали? Сделайте, это будет хорошо. На стене ковер висит?

— Угу…

— Ковер убрать, у тебя аллергия. Ты творог ешь?

— Неа, я его ненавижу.

— Надо есть, у тебя молочные зубы меняются. Я вот ем — видишь, дырка — и у меня очень быстро растут новые. Видишь, дырка? Эээ? Ыыы? Я ем пачку в день. Ты тоже ешь, это будет хорошо. Кот у тебя есть

— Ну есть…

— Кота надо привить. И вычесывать. Запомнил? Привить кота, продолбить стенку, и творог. Ах да, и мама. И ковер. Это будет хорошо. Я тебе потом списком напишу. Дай мне адрес электронки? А, ты читать еще не умеешь? Антон, это уж вообще. Завтра придешь ко мне, будешь учиться. И творог заодно поешь, я прослежу… Антон, что ты делаешь с убитым пауком? Воскресить пытаешься? Лидия Васильевна, он только что отказался есть творог и засунул грязные пальцы в рот, я вам завтра принесу специальное мыло от микробов, в семь утра, чтобы все успели умыться… Сказал, что я дура, но я не обижаюсь, мальчик у вас хороший, перспективный… Это будет хорошо…

*****

Антинаучное пояснение:

Гиперфункциональность — это когда даму вечно несет, она не может остановиться, непрерывно или говорит, или делает, или хочет говорить, или хочет делать. Знает все как надо и вообще знает все. Она активна, ответственна, зачастую язвительна, или все время шутит, или дает отпор. Не дает наступить себе на горло, оставляет всегда за собой последнее слово, успешно сражается с мужчиной на всех фронтах, драматична, артистична, остроумна или вечно взволнована, способна на истерику и клоунаду да и вообще спроста слова не скажет, спуску не даст, всем покажет и докажет, со всем справится и горящего коня спасет. Мужчинам в отношениях с такой дамой очень трудно успеть что-то сделать, начать что-то делать или даже захотеть что-то делать. В семье с такой дамой мужчина затихает и с годами становится невидимый, неслышимый, иногда пьющий, почти всегда неуспешный, и, как правило, очень утомленный.

Девушки! Девочка должна быть скромной. Умоляю — молчите больше! Или хотя бы замолкайте вовремя! Свои 14 тысяч слов в день, песни, пляски, Брэма, творог, нервную организацию и прочее обсуждайте преимущественно с подругами, мамами и бабушками.

Интересное по теме

Интересное

Гиперженщина

Гиперфункциональность — это когда даму вечно несет, она не может остановиться, непрерывно или говорит, или делает. Знает все как надо и вообще знает все. Мужчинам в отношениях с такой дамой очень трудно успеть что-то сделать, начать что-то делать или даже захотеть что-то делать.

читать далее

Хо-хо, или зачем женщине ум

Что вы чувствуете? Не правда ли, вы почти ничего не чувствуете? А я вам скажу. Вы ничего не чувствуете, потому что вы все время думаете. Пусть мужчины думают. У них мысли конструктивные. А у вас что — там? Это вот что? Это мысль, по-вашему? Это тряпочка, а не мысль.

читать далее

Три потери при разводе

Десять лет назад среди тех, кто обращался за помощью в связи с тяжелым разводом, преобладали женщины 35-45 лет с детьми. У них, как правило, были депрессии, не было денег и они были совершенно раздавлены своим одиночеством. С разводом работаешь по определенному протоколу.

читать далее
Как я встречала Новый год

Как я встречала Новый год

тревога

Я посадила в кружок всех зверей и устроила им беседу с пристрастием. Я сказала им наконец-то все, что хотела. Потом потушила свечи и заснула. Так по-детски хорошо я встретила этот дурацкий праздник Новый год. Я не чувствовала себя ни несчастной, ни одинокой. Я чувствовала себя как обычно.

Первой шла Голубая Обезьяна. Ее мне подарила дочка. Это был 2004 год. Мы праздновали его впервые вдвоем, а не втроем. Без мужа. С традиционным жареным гусем запеченным с зелеными яблоками. У нас был такой японский стол — на полу, там стояло блюдо с гусем, салаты, мы с Машей были нарядные. Зашел бывший муж — поздравить. Еле высидел минут 10 и ушел. Говорить почему-то было не о чем, мы просто были вежливыми. Потом зашла золовка. Любимая. Хоть и змеиная головка. Она считает, что такой снохи у нее больше не будет. Она сказала: «Будешь выходить замуж — выходи за того, кто будет меня привечать». Конечно! Я с тех пор так и смотрю: ведь привечать сестру первого мужа может только мужчина широких взглядов и неревнивый. Потому что первый муж тоже в комплекте, в родственном.

Ну, и понеслась эта Голубая Обезьяна. Это сейчас у нее лицо осмысленное, а тогда ее морда не выражала ничего. Как у японца. Я и заподозрить не могла, что с этим непроницаемым лицом она будет резвиться весь год буквально у меня на голове. Увольнение весной и безденежье летом. Осенью у меня острый бронхит, температура, колю сама себе уколы, кашляю, и покупаю цветы в горшках, много, высокие, с меня ростом, сразу 7 штук, привожу на такси сквозь сырость и дождь в октябре, ставлю на пол вокруг себя. Что я собралась? Водить хоровод? Молиться? На следующий день начинаю ремонт. Весь месяц вижу кошмарные сны, дочка попадает в больницу, и иногда я с утра запрещаю думать себе о чем-то еще кроме краски для стен. Белая или рыжая? Надо купить гвозди. Муж дарит на день рождения деньги. Я визжу от радости и покупаю на них гипсокартон. Я знаю, что весной уеду навсегда, и в Рождество мы бродим с ним вокруг церкви, по мягкому снегу, и я говорю только о хорошем. Зачем мне ремонт перед отъездом? Чтобы хоть немного пожить в уюте. Зачем мне отъезд? Потому что всегда мечтала. Мне страшно? Еще как. У дочки коклюш, она кашляет до рвоты, я бегаю от нее к компьютеру, потому что сдается гигантская журнальная сеть и меня некому заменить. Мне некогда подумать или заплакать, и глубокой декабрьской ночью я иду за соком и молоком, приношу, и дочь сквозь кашель говорит: «Кажется, мам, ты меня очень любишь». Господи, конечно. Провалилось бы все это, когда твоему ребенку надо, чтобы ты просто сидела рядом и держала за руку.

Когда вдруг кажется, что все плохо
Но год уже кончился, уже кончился. Обезьяна нарезвилась всласть и теперь сидит у меня на столе.
Я не злюсь на нее. Я вспоминаю ее год как счастливый, несмотря на бесконечные новости, каждая из которых казалась мне концом всему. У Обезьяны сейчас вполне дружелюбное лицо, точнее, смешная шкодная морда. Она разводит руками и говорит — «Ну, блин, а че я могла поделать-то?»
Год Петуха — 2005. Мы встретили его чудесно: перепачканные известкой, в разгромленной квартире, мы надевали с дочкой вечерние платья, чтобы пойти в ресторан. Туда нас пригласил мой друг — владелец сети ресторанов и просто хороший человек. Для нас был забронирован директорский столик. Нас встречали еще у порога, и всю ночь официант витал над нашим столиком, как ангел. Моя Машка уже не кашляет. Она наплясалась — в платье и в сапогах, такая любимая дурында. Туфли я ей взять не догадалась. И под бой курантов я загадала желание: чтобы все было хорошо. Проснувшись утром 1-го января, я сказала: «Маша, мы дожили. Мы переползли этот ужасный 2004».

Мне про год Петуха сказать особо нечего. Хотя было красивое любовное приключение. Был Париж. Был такой прекрасный испанский рассвет на море и признание в любви на французском. Но так, чтобы сердце замирало, и душа пела — нет. Не было такого. Петух вел себя спокойно и клевал мелкие зерна. Вокруг часто были случайные люди. Я ему благодарна за спокойствие и отсутствие катаклизмов. Зачем-то я ждала год Собаки. Потому что люблю собак. Петуха на моем новогоднем столе-2007 нет. Я вообще про него забыла…

Когда вдруг кажется, что все плохо
Дошла очередь до грустного синего пса. Год Собаки весь такой и был: с обрывком веревки на шее. Я поднимаю хрустальную рюмочку с водой. Не помню, откуда этот песик взялся.
У него печальные глаза. Он явно потерялся. Сбежал откуда-то оборвав веревку. Я сняла с него веревку и сожгла в пепельнице. Я сказала: хватит. Хватит чувствовать себя заблудившимся. Ты дома. Мы тебя любим. Я сожгу к черту этот обрывок с твоей шеи, пусть ты больше не вспомнишь о своей несчастливости. Ты свободен. Это значит, ты можешь выбирать, где тебе остаться, и когда тебе уйти — или не уходить.
Собака смотрит несчастными глазами. Она так долго скиталась по чужим людям, что не может поверить, что я ее люблю. Но я ее люблю. Хуже года, Собака, у меня не было. Я снова совсем одна. Это так скучно, Собака. Это такой пепел. Там, в обезьяньем году, пепла не было. Был огонь. Через два года, в искреннем собачьем году, я получаю темные закоулки, недоистории, недолюбовь и недодружбу, шепотки за спиной, выматывающие разговоры, с каждым разом все хуже. Дальше некуда и не с кем. От меня требуется только говорить правду самой себе, но и себя я порой не слышу. Во сне снится небо, рыжие закаты и поезда, острое счастье, кусочек, мгновение, и больше ничего. Из снов ушли люди, остались только пейзажи и горизонт. Мне хочется туда, но сначала надо как-то здесь.

Я оказываюсь в следующем году. Год Свиньи. Буквально, сидя на диване, я чувствую, как переместилась на одно деление. Под окнами канонада и хором орут: «С новым годом!» Свинью у меня изображает розовая Жаба. По ее морде видно, что она всем довольна. Она ухмыляется: в руке цветочек, на шее бусы. Я ей говорю — «По тебе видно, дорогая, что ты валялась на пляже в панамке, тебе дарили жемчуг, кормили и всячески любили. Наверное, кому-то будут нужны твоя розовость и толстые щеки. Твои смеющиеся глаза и легкий характер. Ты Женщина-Праздник-каждый день, душечка, и я надеюсь, сердце твое не болит. Сколько тебе понадобится времени, чтобы из провального черного собачьего года дожить вот до этих разноцветных веселых пятен?»

На Новый год мне подарили гороскоп. Натальную карту. Мне сказали — «Ах, у вас такой сильный Плутон. Это значит, вы всегда близко-близко чувствуете вечность и смерть. Эта планета глубоких связей, на всю жизнь, но вот незадача: два последних года он у вас пятится назад. За эти два года все что нажили — ваше навсегда. Но все непросто и через задницу». Но уже светает, мне говорят, вы потерпите, вы делайте что-то руками, например, плетите бусы или собирайте ракушки, не надо больше ни о чем думать, через год все будет совсем по другому, не верите?

Уважаемая Жаба-Свинья, слушай, давай что-нибудь сделаем. Я не хочу через год. Хватит валяться. Ты такая красотка. Не то что я. Я себя сфотографировала — ужыс. Подглазья темные, тощая, похожа на армянскую еврейку в гетто. Давай нарастим розовые щеки. Давай уберем эту еврейскую трагичность из глаз. Мужчины не любят трагичность, а мне так нужна личная жизнь. С бусами и цветками. А Плутон, ну его нахрен. И вообще — весь год у нас будет чисто, светло, будет пахнуть жареной свининой и пирогами, будут друзья, мандарины, цветы и поездки за город. А потом мне подарят Крысу, и тогда я посажу Красотку Жабу-Свинью за стол и скажу ей речь «по итогам года».

Вчера один взрослый успешный дядя сказал, что страшно завидует моему «встречанию» Нового года. Понимаю. Мне пришлось молчать о своих планах, потому что все хором начинали орать: «Как так — одна??»

Да ничего трагичного, скучного или страшного. Одна сплошная правда в глаза этим ненастоящим зверям, чуть-чуть прибавляется сил, они так внимательно слушают, они никому не расскажут.

Написано 3 января 2007 года — в мой второй Новый год в Москве

Интересное по теме

Интересное

Три потери при разводе

Десять лет назад среди тех, кто обращался за помощью в связи с тяжелым разводом, преобладали женщины 35-45 лет с детьми. У них, как правило, были депрессии, не было денег и они были совершенно раздавлены своим одиночеством. С разводом работаешь по определенному протоколу.

читать далее

Новые взрослые женщины

Мы — те, кто впервые в истории человечества старится публично; мы — те, у кого впереди нет совсем никакой ролевой модели. Мы многого боимся: превратиться в тетку, лишиться любви, секса, радости, контакта с телом, красоты. Боимся слова «никогда больше», менопаузы, немощи, старости.

читать далее

Мужчина с пистолетом, или раздраженное письмо большинству женщин

Вот вы плачетесь, что нет мужчин. А умеете ли вы быть с таким мужчиной, о котором мечтаете? С сильным плечом, а то и двумя. Ведь настоящий суровый герой — это вечно занятый чувак, не способный дольше двух минут выслушивать ваши излияния.

читать далее

Режим тети Зины

Режим тети Зины

тревога

У моей мамы была подруга тетя Зина. Когда тетя Зина приходила к нам в гости, она садилась на диван и начинала слушать мою маму.

Мама умеет вскипать как чайник и долго кипеть, громко возмущаясь чем-то. Она человек артистичный и рассказывает темпераментно, с метафорами и примерами. Она очень начитанна и приводит сравнения из мировой литературы. Она делает выводы, подводит беспощадную черту и всячески уничтожает все в пух и прах.

Тетя Зина сидит на диване и моргает.

— Ну правда ведь?? Ну скажи? — аппелирует к ней моя мама, активно жестикулируя.

У тети Зины непонятно дергаются уголки губ и она смахивает мамин аргумент одним движением ресниц. Она непонятно хмыкает, кивает и вдруг говорит что-то, не относящееся к теме. Видно, что она ничего не поняла из возмущенных маминых разоблачений. Мама врывается в опрометчивую тетизинину паузу и твердой рукой ведет ее снова к возмущениям и разоблачениям.

Но тетя Зина не сдается и молча моргает.

Когда вдруг кажется, что все плохо
Так тетя Зина проморгала один свой возмутительный брак
мирно замолчала гуляку-мужа и вышла замуж за приличного человека, на чьи взрывы и стучания по столу тоже мирно и тихо моргала. Потом они как-то успокоились и живут хорошо.

Я так и вижу тетю Зину, которая моргала, сидя у нас на диване. Ее сносило маминой темпераментной волной, но она твердо держалась за обшивку и молчала. Не лезла, не возмущалась, просто слушала и, наверное, думала — «пора за грибами ехать».

Если бы вы слышали и видели, КАК устали мужчины от того, что их все время пытаются разоблачить, вывести на чистую воду, проконтролировать, чтоб, гад, любил каждую секунду, от того что в них пристально всматриваются, прищурясь — не разлюбил ли?? — по-прежнему ли я на свете всех милее?? — и, чуть что, кааак возмущенно дадут палкой по башке… и вообще в эту самую башку и душу лезут, лезут, не давая ни минуты продыха…

Если бы вы знали, какие терпеливые и любящие мужчины приходят ко мне на прием, готовые горы свернуть для своей спутницы — если она хоть одно утро или одну ночь перестанет их долбать… и тем самым неумолимо разрушать отношения…

Если бы вы знали, как долго, гораздо дольше вас, ваш мужчина отходит от очередного пиления головы, слишком долго, поймите, и у него там, в голове и душе, накапливается разочарование и раздражение в катастрофических масштабах…

То вы бы, ей Богу, освоили бы режим тети Зины, чтобы хоть иногда — хоть иногда — просто промолчать, дать уставшему человеку кефира и покоя, и если вам что-то непонятно, не выяснять со страшными криками, не разлюбиллигад, а просто, — поморгать, блин, раз непонятно и помолчать хоть какое-то время.

Интересное по теме

Интересное

О нарциссических защитах-1

Божена Рынска затронула грандиозную тему. Про нарциссов. По своей сути, эта тема «Я и Другие». Я попробую дополнить тем немногим, что знаю из обучения и своей практики. Не только терапевтической, но и клиентской — для меня было в свое время большим потрясением узнать от своего осторожного терапевта про мои собственные нарциссические защиты.

читать далее

Танцы VS духовность

Танцы VS духовность

тревога

Мы с мужем только что поженились, и много ходили в кино. Это был 90-ые годы, шел Тарковский, Сокуров и Антониони. Мы смотрели, затаив дыхание.

Потом в кинотеатры пришли блокбастеры, Джейм Бонд, Тарантино, Звездные войны и прочее. Вдруг оказалось, что все едят попкорн. Покупают и прямо там жуют. Затаив дыхание на особо громких эпизодах. Помню, как мы смущались. Мы условно как бы всегда держали в руках и читали журнал «Искусство кино». Попкорн был неуважением и пошлостью по отношению к высокому искусству.

Потом мы привыкли, потом поняли неуместность пафосных лиц на мелодрамах и триллерах, потом однажды на начальных титрах сожрали ведро попкорна на троих с дочкой на новом Бонде, — так волновались за Бонда.

Примерно так же я — лично я — относилась к себе и к людям. Как будто все время держала в руках журнал «Искусство кино». Духовное у меня было, а телесное, кроме секса — нет. От физры освобождена, танцы на дискотеках любила, но книжка — мое, а танцы — нет. Такой факт моей биографии, что я целый год, скрываясь от родителей, ходила в студию бальных танцев, меня не смущал. Скрываясь, потому что у меня был диагноз «врожденный порок сердца» и мне запрещали.

Когда вдруг кажется, что все плохо
Как-то так я выросла с пониманием того, что все, что про чувства, — мое, а все, что про тело — удел «тупых физкультурников».
Ну как наш дядя Паша в школе. Я же не мечтаю вырасти и стать дядей Пашей. Что значит красивое тело? У меня оно и так красивое. Опять же, меня не смущали 10 лишних килограммов, боли в пояснице и костыли. Да, два с лишним года назад каждые две-три недели я вставала на костыли, потом врачи мне купировали приступ боли, потом проходило время, и костыли доставались опять. Меня не смущало, что я сижу по 12-14 часов в сутки на приеме. Сижу на стуле и концентрируюсь на том, что мне говорит клиент. Работоспособность у меня выше среднего, поэтому я выдерживала. А спина болит невыносимо просто так. Должно же что-то болеть. Мне не приходило в голову, что я погибаю от гиподинамии.
В 42 моих года, два года назад, грянули танцы. Я сто раз про это рассказывала, но одним из главных ощущений, оставшихся в памяти, было ощущение голодного, дорвавшегося до еды. Я пользовала галладенсовскую клубную карту вдоль и поперек, ходила на все группы, до которых могла дотянуться. Перестроила график работы. Проводила в клубе по шесть-семь часов и все это время непрерывно двигалась. Я танцевала танго, хип-хоп, свинг, танец живота, пыталась фламенко, сальсу, бачату, приходила на зумбу, после которой как после русской бани — в голове чисто и пусто. Я обнаружила себя в состоянии шестилетнего ребенка, который просто пляшет. Благо, мне повезло с преподавателем, который сам был активный, веселый и поддерживал меня в моей непрерывной активности. Из рук ушло ощущение журнала «Искусство кино», работы странным образом прибавилось, хотя я на нее подзабила, спина выздоровела неведомым мне способом, костыли стоят, правда, организм привык к нагрузкам, и стал снова прибавлять в весе. Я повеселела, у меня ничего не болит, я много и опять же весело работаю и на вопрос дочери, собирающей наши чемоданы — «возьмешь ли ты какие-нибудь таблетки с собой», с некоторым удивлением отвечаю «нет». Мне их, тьфу-тьфу, не для чего. У меня ничего не болит.

Ну и еще я осталась одна. Мои друзья не танцуют. Близкие мне люди не занимаются спортом. Вокруг меня никто не двигается. Общественное тело в нашей стране по-прежнему бездуховно и слегка презираемо. Мое поколение пренебрегает им. Я теперь тот самый тупой физкультурник. Меня волнует, что я выступаю с танго-вальсом, и волнуют платья. Я стремительно худею снова, потому что бездуховный препод велел мне втиснуться в 44 размер бедер юбки-каранадаша, которую я последний раз надевала на заре туманной юности. Не втиснусь — не будет номера с танго в феврале, мы там выступаем.

Все остальное меня волнует тоже. Но с тех пор, как я танцую, я поняла, насколько наше тело, тело тех, кому сейчас 40 и больше бедно, заброшено и неуважаемо в общественном сознании. Хорошо образованным людям почему-то слегка стыдно признаваться, что они ходят в спортзал. Стали ходить. Диссертация — да, а спортзал — фу. Не сочетаются эти два процесса. Почему-то слегка стыдно признаваться в своем окружении, что ты стал вести несчастный этот ЗОЖ — например, больше не пьешь, не куришь, бегаешь по утрам. Бегают дяди Паши. Бездуховные тупые физкультурники. Тень дяди Паши-физрука противно и непонятно маячит над нами, высокодуховными, держащими «Искусство кино» в руках. Движение в сознании нашего поколения — это не жизнь, а попкорн. Пошлый, неуважительный к высокому искусству жизни. Сидеть писать статью — да, пойти танцевать — нет. Провести вечер, жалуясь на жизнь — да, пойти на вечеринку сальсы или милонгу — не в национальной традиции. Нет страданий — нет жизни духа.

Когда вдруг кажется, что все плохо
Скажу вам по секрету. Это действительно так. Танцы убирают рефлексию, делают нас менее тревожными, более жизнерадостными.
Лечат депрессивные состояния. Парные танцы особенным образом влияют на нервную систему, разглаживают ее, заставляют нас дышать, приводят в равновесие, убирают уровень стресса. Зашкаливающий стресс снимается 15-минутным движением под музыку. Час танцевального урока приводит нас в чувство окончательно. Паркет или танцплощадка, музыка, движение — и мы в порядке.
Но мы по-прежнему, как нация, танцы презираем. Танцуем только когда напьемся. Будто делаем что-то стыдное. На вечеринке, где потрясающая зажигательная музыка, танцуют только самые смелые. Я перестала ходить на такие вечеринки — я не понимаю, как можно неподвижно стоять под музыку, мое тело горюет, душа умирает от скуки. Пляшут дети. Им еще не успели запретить и объяснить, что это стыдно. Я хожу теперь только туда, где есть танцы и все собираются именно для этого. А поговорить по душам — это отдельная история, музыка тут не нужна.

В нашем клубе я то и дело вижу мужчину лет 70-ти. Он выглядит стареньким. Он ходит на утреннюю группу зумбы по воскресеньям, иногда он там один, и преподаватель бережно занимается с ним одним как с целой группой, в огромном зале. Со светом, с музыкой (зумба — это жесть, после зумбы любой спецназовец возьмет тебя в напарники). Мысленно я его поддерживаю изо всех сил. «Давай, — говорю я ему, зажмурясь и представляя, как ему сейчас — ловко, неловко, радостно, напряженно, черт его знает. — Давай, говорю я ему, ваше поколение танцевало только в парках по вечерам, а потом, после сорока, даже после тридцати, уже как будто и неловко, все же такие солидные. А ты танцуй, пожалуйста, пусть и твои друзья придут, кто еще ходит, пусть все танцуют, как могут».

Танцем мы выражаем эмоции. Можно словами. Можно движением. Горе, радость, счастье, страсть. В нашей стране принято плакать над фильмами и книгами, а год назад я впервые плакала над танго — когда приехали великие аргентинцы супруги Велизы. Принято ходит смотреть как танцуют другие. Не принято танцевать самим. Балет, ну и немного бездуховного шоу. Знаменитый «Тодес». Танцы народов мира Моисеева. Летом в Грузии спрашиваю своего друга Тони: «Скажи, у вас на свадьбах танцуют все. Просто все. Почти на профессиональном уровне. Это как?» — «Ты знаешь», — говорит мне Тони, — «у нас принято детей обучать национальным танцам. Это часть культуры. Это красиво. Мы этим гордимся. Поэтому не проблема, выйти станцевать на свадьбе. Танцуют все».

Иногда я мечтаю, что танцы стали такой новой национальной идеей. Что мы стали танцующими. Что скорее, как в Аргентине, в пятницу вечером не за пивом в баре, отращивать живот, а в парах на танго-вечеринках. Что сделали бы с нами танцы, я не знаю. Точно бы стало больше сил, жизнелюбия, флирта. Повысилась бы рождаемость. Уменьшилось бы количество злобных взглядов. Те, кто занимается танго, владеют совершено другой культурой взгляда — в ответ на мужской взгляд я улыбаюсь и слегка киваю, по привычке, даже не на танцполе. Это в танго означает «привет, я согласна с тобой танцевать». Что это означает в метро и пробке, черт его знает, но мужчины пугаются, лица каменеют, взгляд становится словно обиженным. Не хочу, чтобы было так. Хочу, чтобы улыбались в ответ, как принято в танго-культуре всего мира и у испанцев. Аргентина в трудные времена начала именно танцевать, и вместо нефти у них танго на экспорт.

Я знаю, что в свое время Галладенс разработал танцевальную реабилитацию для людей, перенесших инсульт. Но танцуют ли эти пациенты? Вряд ли. Не принято. Я вижу, что средний возраст танцующих в Испании — шестьдесят лет. ШЕСТЬДЕСЯТ. В сальсе. В танго. Я его предпочту зеленому юнцу, потому что вижу, что этот стареющий мужчина отлично знает, как меня повернуть, повести, посмотреть. Чтобы средний возраст танцующих в России стал таким, нам надо начинать уже сейчас. Я не хочу умирать в сорок, обсуждать анализы, давление, боли в спине. У меня больше нет депрессии и так и нет тонометра, у меня болит нога, так как я в танце растянула коленку, вместо давления у меня каблуки и уроки танго. Давайте жить, дорогие друзья. И двигаться. Хоть как-нибудь. Особенно сейчас, когда всем трудно. Мой горизонт планирования больше не десять лет, как раньше, теперь он — двадцать лет, мне будет 60 через двадцать лет, я хочу продолжать танцевать сальсу, танго, ходить на каблуках, двигаться под музыку, и забывать про любой апокалипсис, обнимая незнакомого партнера на городской милонге.

Интересное по теме

Интересное

Танго над городом

Из тех детей, кому не на кого было опираться, вырастают очень стойкие взрослые. Я научилась плакать шесть лет назад, просить о помощи — пять. Мой бывший муж «воспитывал» меня по-спартански, и я знала твердо, что я не могу на него рассчитывать, особенно если у меня проблемы.

читать далее

Двигаться дальше

На одном из психологических семинаров я как-то раз услышала — «когда нас оценивают, мы перестаем дышать». Мгновенная бессознательная задержка дыхания, втянутая в плечи голова, другой ритм сердца — до такой степени все мимолетное и незаметное, что мы не знаем об этом практически ничего.

читать далее

Когда не знаешь, что будет

Я привыкла на подкожном уровне к тому, что нужно закупать продукты, что деньги могут отменить, власть могут расстрелять или власть может расстрелять. Вой всех моих бабок, прошедших войну в одиночку, поднимается во мне и я предпринимаю смешные и дурацкие действия.

читать далее

Жизнь без «плохого партнера»

Жизнь без «плохого партнера»

тревога

Иногда мои бывшие клиенты пишут письма. И мне хочется поделиться с вами теми мыслями, о которых они пишут, потому что эти открытия могут кому-то помочь еще что-то понять.

«Юля, здравствуйте!

У меня такое ощущение, будто я отправилась в прекрасное путешествие: все новое, все другое, все интересное и вкусное!Хочу поделиться. Я завела привычку время от времени писать списки, чего бы я хотела через 5 лет. И в этих списках все время вылезало: «Я не хочу быть одна!». Хочу вместе с кем-то, с кем мы бы любили друг друга.

…Когда я в очередной раз подумала: «Не хочу быть одна!», дальше я подумала так: «Да ты даже не пробовала! А кричишь: «Не хочу!». Даже не знаешь, что ты так яростно отталкиваешь! Давай ты попробуешь все-таки?». И правда. Я не была одна, без «Он меня не любит», «Он делает то и се не так», «Я ему должна быть такой-то» и т.д.

Получается, что когда я чувствовала одиночество, отвержение, брошенность, непонимание и подобные вещи, я была не одна, а как бы с «плохим» партнером. Неважно, была это мама, с которой мы жили вместе и виделись каждый день или какой-нибудь мужчина, в которого я влюбилась, а он ни сном, ни духом. Важно, что эти персонажи присутствовали у меня в голове и оттуда меня обижали по-всякому.

Когда вдруг кажется, что все плохо
Пока я хотя бы обижаюсь, злюсь и расстраиваюсь от того, что мой партнер — плохой, он как бы у меня есть.
И как-то всегда было, на кого злиться (в том числе, на себя за то, что я такая, что со мной так обращаются), о чем мечтать и фантазировать, к кому страстно стремиться, чьи проявления ловить и т.д. Но это же все были фантомы. Какие-то детские, как я понимаю, как будто мама взяла и ушла, и мне до сих пор непременно надо ее заставить вернуться, и взять меня на ручки, и больше никогда не уходить. Но это же все давно прошло, я взрослая, и вообще-то я категорически против того, чтобы меня все время держали на ручках, у меня дела, я хочу гулять и вообще нечего.

Я еще не совсем распробовала, как это —жить одной, без «плохого партнера» и «хорошего, но который никак не придет», хорошо, что у меня есть это время — когда и физически рядом никого нет. Какие-то новые горизонты открываются, пока не понимаю до конца, какие, но мне нравится. Удивительно, сколько всего я чувствовала и делала как бы в адрес «плохих партнеров».

Мой ответ:

«Я думаю, вы пишете про одну хорошую, важную и сложную вещь. Это принятие на себя ответственности за свое состояние, не воскладывание ее на другого, как мы обычно и привычно делаем.

Такой шаг позволяет нам быть более открытыми к людям, лучше их понимать, видеть их реальными. Ощущать свои границы. Отказаться от обвиняющего и упрекающего тона по отношению к близким. Действительно, в жизни каждого взрослого человека время от времени наступает этап, когда он остается один. Так бывает, и за это никто не несет ответственности, и никто в этом не виноват. Ощущение «я один, потому что так сейчас сложилось, и в этом нет ничего плохого» гораздо интереснее, легче и счастливее, чем ощущение «я один, потому что партнер меня не любит, партнер плохой и неподходящий, или я настолько плохой и неподходящий партнеру, что вот, один».

Забавно, что большинство людей этапы вынужденного одиночества, в которых они развивались, боролись с тоской, осваивали, порой от безысходности, что-то новое, вспоминают потом как одни из самых счастливых времен своей жизни».

Интересное по теме

Интересное

Они говорят

Долгая, многолетняя неготовность к повторному замужеству, серьезным отношениям, вообще обязательствам, вообще любви, как к чему-то большому и меняющему жизнь, похожа у приходящих ко мне на прием и в группы женщин на летние каникулы. Полные ветра, солнца, легкости и свободы. Еще немножко, говорят они. Я свободна, говорят они. Ну не сейчас, говорят они. Если уж замуж, то точно не сейчас, говорят они.

читать далее

Одиночество мужчин

Иногда я с ужасом думаю, каково быть мужчиной.
По большому счету, о нем, о мужчине никто не думает. Каково ему жить? О тюленях и морских котиках думают больше.

читать далее

Четыре корзинки. Сказка

«Жила-была одна женщина и не было у нее ничего» — это наше состояние после расставаний, разводов и разрывов. Поэтому заполняйте все свои четыре корзинки всегда, всегда, как бы трудно вам ни было.

читать далее

Птичья жизнь

Птичья жизнь

тревога

Вы знаете, как тяжело жить с печатью вечной отличницы на лице? Это значит, что в каждом-прекаждом случае ты должна а) остановиться; б) разобраться; в) выяснить, чего это такое происходит; г) нет, постой, я все -таки хочу понять. Потом тяжело рыдать, злобно молчать или торжественно восклицать. Представить себе мою машину за этим занятием невозможно. Мы с ней несемся и видим, что слева неизбежно нас вытесняет злобный пузатый джип. Нет у него ни юмора, ни воспитания, он не джентльмен, если бы попросил — нам не жалко, мы бы пропустили. Но он молча сопит и толкается. Мы сострадательно пропускаем. Я переживаю. «Мы с тобой, — говорю я машине, — маленькие и недорого выглядим. Нас не страшно поцарапать. Понятно, что сдачу мы не дадим, а будем покорно мигать аварийкой и плакать в руль». «Слушай, — говорит она, — не расстраивайся. Вон там пустой ряд, поехали туда!». И мы, как психи, едем туда, куда нам не надо, потому что там пусто и можно просто ехать. Вернее, я еду, а она летит: легкая и послушная.
Когда вдруг кажется, что все плохо
Иногда я играю в одиночку в железные яйца. Машина в этом принципиально не участвует: яйца мои, а царапать-то будут ее.
Я упрямо не поворачиваю руль ни на сантиметр, когда меня вытесняют. Еду, типа не вижу. Моя Поло сделана для стран третьего мира, в этот момент я нигериец в низкой надвинутой шапке и с папироской в зубах. У нигерийцев всегда железные яйца, они не сдаются. Машина от ужаса закрывает глаза и покорно подставляет левое или правое переднее крыло. Когда железные яйца все-таки впадают в панику, я открываю окно и из-под розовой нигерийской шапочки жалобно говорю: извините, я очень плохо вожу машину, я боюсь вас поцарапать, вы не могли бы меня пропустить? Не выходят у меня железные яйца. Машина выдыхает с облегчением. Она никогда обиженно или сердито не замолкает. Она всегда со мной разговаривает и всегда в контакте, чтобы я ни делала. Когда я делаю реальную фигню, она говорит — аварийная ситуация. Просто обозначает, спокойно. Не говорит — «куда ты прешь» или «Миша бы тебе дал по башке», или «окстись дура», или «смотри, какие козлы», или «ты меня чуть не угробила сейчас», или «вечно ты обо мне не думаешь». Она просто и спокойно говорит: аварийная ситуация. Вы представьте, что она — мой муж, например. Поло, только мальчик. Я, например, сделала реальную фигню. И он спокойно мне говорит: ты сейчас сделала реальную фигню, и не обзывается никак. Я бы немедленно перестала делать фигню.
Когда вдруг кажется, что все плохо
Еще она любит обманывать. Мы с ней ведем в последние месяцы легкомысленную, счастливую, лживую жизнь. Мы умеем ехать тихонечко там, где нельзя ехать быстро, и умеем очень хорошо отличать один участок дороги от другого.
И это для нас с ней был самый трудный урок вождения, потому что куда девать адреналин, плещущий из глаз? И когда все ужасные сильные и злые машины сваливаются в кучу на том участке дороги, на котором нельзя ехать быстро: останавливаются, гудят, толкаются, бестолково мечутся, — мы их объезжаем и уезжаем самые первые. Никто не заподозрит в нас никогда, что мы не жалеем жечь резину на поворотах, умеем без спидометра определять скорость, предвидим заносы и мало пользуемся тормозом в пробках. Она не хвастается, конечно. У нее нет даже хвостика на багажнике, чтобы быстрее ехать. Мы с ней даже не знаем, как называются такие штуки. Однажды только мы с ней всерьез разозлились на дядьку, который жестоко нас подрезал, заставил экстренно тормозить и, ухмыляясь, попытался уехать. Мы его мгновенно догнали, остановили, и я вежливо сказала в идущее красными пятнами чужое лицо: «Вы нарушили правила. Вы были не правы». Три раза сказала, потому что он моргал и молчал. Потом надвинула шапочку на глаза, взяла в зубы нигерийскую папироску и уехала. Она умеет резко тормозить, без сожалений разворачиваться, если приехала не туда, не жалеет сделать лишний крюк, полюбила Третье кольцо больше, чем Садовое, а если вдруг надо ждать — мы с ней сидим часами и вместе нам хорошо, а в таксисты мы идти не хотим, потому что чужих людей не любим.

Отличница во мне совсем уступила место внучке двух дедов-шоферов. То, что оба моих деда были профессиональными водителями, а один доехал в войну на своем грузовичке до Берлина, я узнала от мамы сегодня.

Конечно, мы с ней теперь не будем: а) останавливаться, б) разбираться, в) восклицать. Это все из какой-то прошлой жизни, в которой у меня не было перед глазами такой легкой птички. Нам интереснее уже уехать, и потом дальше ехать, ехать, пока не увидим кое-что, что нам понравится. Мы с ней вдвоем счастливы. Мы тоже поедем до Берлина, потому что у нас там друзья. Ну, или не поедем.

Интересное по теме

Интересное

Двигаться дальше

На одном из психологических семинаров я как-то раз услышала — «когда нас оценивают, мы перестаем дышать». Мгновенная бессознательная задержка дыхания, втянутая в плечи голова, другой ритм сердца — до такой степени все мимолетное и незаметное, что мы не знаем об этом практически ничего.

читать далее

Легитимность боли

Наступает иногда время, когда важно и нужно разрешить себе не улыбаться, не быть молодцом, не держаться. Нужно разрешить себе заплакать. Лечь носом к стенке. Стукнуть кулаком по столу. Объявить семье о новых правилах, потому что на старые у вас больше нет сил.

читать далее

Все могут, а я нет

Очень сложно представить, что утром или вечером не придет никто из взрослых, и вообще никто посторонний, и тебе не надо будет слушать «опять целый день просидела дома», «почему не вымыла посуду», «сколько можно работать», «не смотри так много в экран (не читай так много), глаза испортишь». Вечно кто-то пытался выгнать меня из дому. А суп и кашу я ем теперь добровольно.

читать далее
Танго над городом

Танго над городом

тревога

Из тех детей, кому не на кого было опираться, вырастают очень стойкие взрослые. Я научилась плакать шесть лет назад, просить о помощи — пять. Мой бывший муж «воспитывал» меня по-спартански, и я знала твердо, что я не могу на него рассчитывать, особенно если у меня проблемы, — потому что кому сейчас легко, и я сама виновата. Особой доблестью в моей прежней жизни считалось справиться самой и так, чтобы никто не знал.

Я справлялась. Я от рождения маленькая и хрупкая, но за последние годы обросла броней и фундаментом, была мощная и массивная и не узнавала себя в зеркале. Я выносила все, решала вопросы, принимала решения, справлялась, справлялась, но однажды у меня сломалась спина, и я встала на костыли. Мне казалось, что я живу не очень хорошо, и вообще не очень живу, — моя психологическая практика занимала все время, порой я начинала прием в 7 утра, а заканчивала в 10 вечера.

Когда вдруг кажется, что все плохо
Потом наступил апрель, и я очень хорошо помню этот день.
Почему-то я была в отчаянии — ничего не задавалось. Было сыро, солнечно, и несколько часов были свободными. Я ездила к доктору — лечила спину. А потом решила встретиться с подругой. И она дала мне телефон Галладенса, и я пришла на танго.
Я не помню первых уроков, наверное, я спокойно двигалась, и мне улыбался преподаватель, к которому меня поставили, — и впервые я вдруг удивилась, когда он мне сказал — «Я совершенно не чувствую твой вес, ты не опираешься на меня, и я не знаю, куда и как ты движешься».

Несомненно, я на него не опиралась. Как можно дать кому-то вынести твой ужасный вес, в чем бы он не заключался — в лишних килограммах, твоих проблемах или твоих потребностях, или, как здесь, в твоих неловких движениях?

Танго этого потребовало. В нем я вдруг оказалась одиночкой, танцующей самостоятельно. Я справлялась. Но в танго это было неуместно, и я не верила этому несколько месяцев и до сих пор не до конца верю. Никогда не надо обременять собой никого, я выучила этот урок железно только потому, что раньше окружающие люди не имели, возможно, достаточно ресурсов, чтобы меня поддерживать, или, возможно, не считали нужным на меня их тратить. Я выглядела человеком, у которого нет проблем и всегда есть решение для всего. Я была закрытой и никто не знал, что я в чем-то нуждаюсь.

Когда вдруг кажется, что все плохо
Я не относилась к женщинам, которые говорят — «Как я ему могу дать себя контролировать»
я давала контролировать себя партнеру и охотно шла за ним, но часто танцевала так, будто не нуждаюсь в нем. Опираться весом на партнера, а если падаешь, быть уверенной, что тебя поддержат, — этому я училась первые месяцы танго прежде, чем начала учиться балансу: стоять самостоятельно, двигаться самостоятельно, не заваливаться набок, при этом быть вместе.
Но в начале я умела только одно — спасать партнера от самой себя, и я помню, как я старалась на него не опираться. Как я пугалась, когда все-таки не получалось и я валилась на него: «Хорошо, когда сама, и как ужасно, когда вдруг я падаю». Наверное, мой преподаватель будет раздавлен моим весом. Наверное, он раздражен этим. Наверное, я все испортила. Но он выдерживал, и мы двигались дальше, и на милонгах другие мужчины тоже вполне выдерживали мое неуверенное, шаткое танго.

В остальной жизни я перестала носить тяжелые сумки. К моменту начала танго я, спасая спину, накачала себе в спортзале мощные бицепсы и могла поднять чемодан в 15 кг одной рукой. Танго сделало мои руки тонкими и сильными, и мне перестало приходить в голову делать самой то, что мне было делать тяжело. Оказалось, окружающим мужчинам совсем не трудно принести мне все, что я хочу. Я стала чувствовать себя очень хрупкой. Я перестала игнорировать тот факт, что мне тяжело с чем-то справляться.

Пока я не знаю, как это делает танго, но я знаю, что такие изменения происходят у тех, кто им занимается. Я не знаю, что делает танго с мужчинами, но с женщинами оно делает то, что с нами обычно делает любовь — раскрывает бережно ту женственность, которой можно любоваться, которой ни к чему больше танцевать самостоятельно и в одиночку.

Интересное по теме

Интересное

Двигаться дальше

На одном из психологических семинаров я как-то раз услышала — «когда нас оценивают, мы перестаем дышать». Мгновенная бессознательная задержка дыхания, втянутая в плечи голова, другой ритм сердца — до такой степени все мимолетное и незаметное, что мы не знаем об этом практически ничего.

читать далее

Когда не знаешь, что будет

Я привыкла на подкожном уровне к тому, что нужно закупать продукты, что деньги могут отменить, власть могут расстрелять или власть может расстрелять. Вой всех моих бабок, прошедших войну в одиночку, поднимается во мне и я предпринимаю смешные и дурацкие действия.

читать далее

Учиться танцевать легко

Мне был 41 год, у меня была больная спина, регулярные костыли и диагнозы «грыжи, корешковый синдром» и «соматизированная депрессия». Спортзал и движение мне были прописаны как единственное средство от будущего статуса лежачего больного.

читать далее

Для тех, кто хочет забеременеть

Для тех, кто хочет забеременеть

тревога

Часть первая. Вводная.

У меня никак не получалось забеременеть, и я решила это дело исследовать. Врачи ставили диагноз: бесплодие неясной этиологии. То есть я здорова, а ребенок не заводится. Тем более было неясно, почему, — дочка уже была, и после этого никаких особых происшествий со мной не случалось.

Это было шесть лет назад. И мы с мужем были на грани развода. Тем не менее, ребенка я очень хотела. Он мне снился во сне. Смешной веселый в рыжину мальчик. Там, во сне, я умирала от счастья и нежности. Я все время показывала ему какие-то цветы и учила говорить. Цветы почему-то были колючими и трогать их было нельзя.

В этот год я защищала свой диплом психолога. Ну и выбрала себе такую тему: «Сновидения бесплодных женщин». Нигде ни до, ни после я не читала никаких исследований на эту тему, и от этого было еще интереснее. Я тогда не знала, во что ввязываюсь. Почему сновидения? Я была мастерица видеть сны. По ним можно было снимать фильмы. Я видела всех значимых для себя людей перед знакомством с ними. Я знала — мы это проходили — что сны практически не исследованы. И играют огромную роль в жизни нашей души. Собственно говоря, пресловутый Фрейд ценен для науки вовсе не своей теорией либидо, которую довольно быстро обхаяли и разгромили его же последователи. Фрейд первым, самым первым сказал о том, что в нашей жизни присутствует, кроме Сознания, еще и Бессознательное и влияет на наши поступки. Он ввел это понятие, этот термин, и на этой Теории Бессознательного строят свое учение пять из семи основных психологических школ (если что и совру сейчас в количестве, не обессудьте). Но потом Фрейд уперся носом в теорию либидо (это теория сейчас называется теорией психоэнергетического строения личности: всякая энергия никуда не девается, а лишь трансформируется), занялся истерическими женщинами, и на этом его ценность для науки почти утратилась.

Когда вдруг кажется, что все плохо
Но был еще Юнг. Они с Фрейдом вместе начинали, потом рассорились, Юнг первый сказал, что не все упирается в либидо, назвал Фрейда озабоченным, а Фрейд разбил ему очки.
После этого Юнг уехал прочь (забыла, куда) и там поселился. На протяжении тридцати лет Юнг записывал свои сны, на которые тоже был большой мастер. Он искал подтверждение другой теории. Там было мало секса, но много снов, мифов и сказок. Эта теория называется «Теория коллективного бессознательного». То есть (следите за руками) — Фрейд не дотумкал до нее, он шел от индивидуального бессознательного. Юнг дотумкал. Он увидел, что в голове швейцарского профессора и дикаря из племени мумба есть один и тот же набор персонажей. Он назвал их Архетипами.

Так вот, этот наукообразный экскурс нужен был для того, чтобы объяснить, как я работала со сновидениями. Мне нужно было понять — и в этом и была моя теория — есть ли в голове у женщин, не могущих забеременеть, один и тот же маркер-архетип? Нечто, что символизирует проблему? И может быть, есть нечто, что указывает на ее причину? И блуждая почти по сотне чужих сновидений, я наткнулась на эти два маркера, и неожиданно наткнулась на третий — на то, что указывало на разрешение этой проблемы!

Часть вторая. Страшная.

У меня было три группы женщин. Первая из них не беременела ни разу. Вторая беременела, но не донашивала. В третьей, контрольной группе женщины либо забеременели после долгих мытарств, либо никогда этой проблемы не имели и беременели легко.

Меня интересовали два вида сновидений. Серии и просто значимые, то есть те, которым сами женщины придавали значение. Мне эти сны рассказывали. Часть я искала в интернете (был специальный сайт о сновидениях, и там собралась целая толпа бесплодных женщин), и еще были мои сны. Напоминаю, что я тоже маялась этой проблемой. Особенно меня интересовали женщины с аналогичным диагнозом — бесплодие неясной этимологии.

Когда вдруг кажется, что все плохо
Сразу хочу сказать одну очень важную вещь. Нас учили слушать и слышать. Это главный инструмент психолога. И для меня одинаковую диагностическую ценность имели и сюжеты сновидений, и то, как женщина рассказывает о своей проблеме. Какими словами.
Итак, первая группа. Первичное бесплодие. Звучит страшно, но на самом деле говорит только о том, что у женщины ни разу пока не было зачатия без предохранения. Этим женщинам снились сны с одинаковым сюжетом. Как они рожают странных существ… Это могли быть: игрушки, куколки, куриные яйца, котята, цыплята. Что-то очень маленькое и не требующее вскармливания. Женщины во сне хранили их в морозильнике, в коробках, сдавали на хранение маме. Другими словами, они не знали, что с ними делать. Сны были предельно неприятными. Ни мышонка, ни лягушку, а неведому зверюшку. Понимаете? Сам процесс родов либо не снился, либо снился тоже слегка на кукольную тему: вскрывали живот и оттуда доставали… либо пришла домой, а они лежат в коробке, а как родила, не знаю… что с этим делать, не знаю… как кормить, не знаю…

Вторая группа женщин была с привычными выкидышами, или просто с выкидышами, и вот это была самая тяжелая и страшная группа. Тут обнаружились жуткие вещи. Всем без исключения женщинам в этой группе снились сны-предвестники. Это те сны, после которых у них начиналось кровотечение и случался выкидыш. Я разделю их сны на три группы.

Первая группа сновидений: снятся символы: нечто, что притворяется цельным и здоровым, а потом погибает или оказывается больным и мертвым. Вторая группа сновидений: снится муж или мать или собственный организм в странном неполноценном состоянии. Третья группа сновидений: снятся дети, недоступные, ускользающие, теряющиеся, не идущие в руки, превращающиеся в нечто другое.

Пожалуйста, не бойтесь, дорогие дамы. Мне самой было страшно, и я даже болела, когда исследовала эту группу. Даже опоясывающим лишаем покрылась. А какие мне сны тогда снились жуткие, я даже хотела все это бросить. В день я описывала от одного до пяти таких сновидений и помню их наизусть. Сейчас расскажу подробно.

Когда вдруг кажется, что все плохо
Итак… Нечто, что притворяется цельным и здоровым, а потом погибает или оказывается больным и мертвым.
Пример. Женщине снится, что муж дарит ей цветы. Прекрасный букет. Упругие бутоны, крепкие стебли. Она берет их, чтобы поставить в вазу с водой… и вдруг видит, что прямо на ее глазах стебли осклизли, бутоны потемнели… все распадается на ее глазах, идет тяжелый запах гнилой воды, цветы падают из рук, сгнившие целиком, в зловонную лужу на полу… Насколько помню, сон-предвестник был повторяющийся, каждая беременность заканчивалась выкидышем. Больше всего на свете она боялась увидеть этот сон.

Еще один сон этой группы (с сайта, кажется) — женщина идет по лесной тропинке, по лесу, все зеленое… вдруг она понимает, что кругом тьма и болото. Кто-то ей протягивает палку, она опирается на нее, и палка проваливается в жижу… И так каждый раз перед потерей ребенка.

Вторая группа снов-предвестников: дефекты. Помню один сон — женщине снится, что у ее мужа нет зубов. Голая младенческая челюсть. Другой снится, что у нее нет груди. Вот вроде была, она проводит рукой — нет. Третьей снится, что рожает, лежа на кровати, ее старая мама, и ей так неприятно это понимать, что вот старая седая женщина рожает, и неизвестно от кого, и неизвестно, кого… Вы понимаете, да? Снится некая нежизнеспособность, неприспособленность к жизни, отсутствие важного. Зубы нужны, чтобы питаться. Грудь — чтобы кормить. Молодость — чтобы зачать.

И, наконец, третий тип снов-предвестников — дети, недоступные, ускользающие, теряющиеся, не идущие в руки, превращающиеся в нечто другое. Помню, как рассказывала подруга. Она часто ходила к гинекологу, лечилась, выкидыши были. И вот ей снилось несколько раз, как в кабинете у врача она видит на стульчике в углу ребенка. Маленького, в желтом комбинезоне. Она радуется, зовет его к себе, присаживается на корточки, он бежит к ней и пропадает. Или просто смотрит со стула и не идет. Она каждый раз ревела, когда просыпалась.

Контрольная группа. Перед тем, как моя подруга выносила-таки своего ребенка, мальчик во сне к ней подбежал и она его крепко обняла… Перед тем, как забеременеть и родить, часто женщинам снилось: грудь, полная молока. Или как у них появляется ребенок (очень часто такие сны) — причем они его держат на коленях, знают, что ему, например, день от роду, а у него румяные щеки, полный рот зубов, он даже разговаривает, и вообще он молодец. Снятся опять же — букеты цветов, но только тут уже все без подвоха, или снится солнце. Просто солнце на небе. Или хлеб. Или что обнимает муж. Или что они собирают ромашки на поляне. Или прилавки, полные продуктов, вкусных и красивых… И всегда в этих снах светло и ТЕПЛО. Одной женщине снилась (и этот сон первым меня и натолкнул на мое открытие) огромная кувшинка, огромная желтая кувшинка, на которой, как Дюймовочке можно стоять, и она держит.

Часть третья. Поясняющая.

Никто в нашей стране, насколько мне известно, не занимается состоянием психики женщин, не могущих зачать или выносить ребенка. Нет специальных реабилитационных программ, нет комплексной терапии, включающей участие и гинеколога, и психолога. Никто не работает с мужьями этих женщин. Тем временем женщины эти страдают практически молча. Окружающие и не подозревают, что у этих женщин развивается вовсе не комплекс неполноценности. У них развивается хуже и тяжелее — комплекс ущербности. Развиваются неврозы, слегка похожие на бред уничижительности: я никуда не гожусь. Каждая менструация — трагедия и слезы. Они не могут видеть коляски и гуляющих детей. Особенно страдают те, кто не может выносить, те, кто потерял ребенка.

Репродуктивная система — самый сильный и самый капризный механизм в женском организме. Исследуя женщин, я видела странные вещи. Беременели те, кто говоря грубо, забил на это. Потеряв надежду или увлекшись чем-то другим. Написанием диссертации, книги. Открытием бизнеса и т.д. Беременели те, кто, отчаявшись, потратив все деньги на ЭКО и угробив весь цикл, заводили щенка. Хотя бы. Беременели те (это уже и статистикой подтверждается), кто брал ребенка из детского дома. Беременели те, кто расставался с мужем — от другого, любимого. Та женщина, которой снился муж без зубов, забеременела от другого, до этого пролечившись семь лет. Возможно, она не воспринимала мужа как надежного отца и защитника? Врачи в один голос советуют отвлечься. Никак не доказано, но есть теория, что пристальное внимание туда блокирует это все дело каким-то странным образом.

Когда вдруг кажется, что все плохо
Мои же выводы таковы. Женщина, особенно молодая, может не беременеть до тех пор, пока она по каким-то причинам не готова к этому.
Возможно, ее напугали родами. Возможно, она не хочет ребенка от этого мужчины, но сама от себя это скрывает. Возможно, она вообще пока не хочет ребенка, но положено хотеть, и она мается. Все сны обследуемых женщин указывают на одну и ту же проблему состояния личности — дезинтеграцию. То есть не целостность, расщепленность частей души. Одна часть души стремится к чему-то, другая боится. Страх, неготовность, даже отвращение — вот что в сновидениях у этих женщин. Ты фокусируешься на этой проблеме и видишь только слово «надо» — надо ребенка. Душа же твоя, неопытная и неподготовленная, может быть напугана, может быть не готова, может иметь другие задачи на ближайший год.

То, о чем я говорила, называется мандала. Это самый мощный архетип в теории Юнга — Целостность, Самость. Круг, завершенность, согласие с самим собой. Цветок, кувшинка, солнце, каравай хлеба. Объятия — сомкнутые руки — тоже мандала. Тепло и свет тоже символы целостности, интеграции личности. Молоко — символ душевной силы, здоровья, плодородного времени. Пазлы встали на свои места, круг замкнулся, ты счастлива, и не обязательно потому что беременна. Просто счастлива. Может быть, и ребенок твой чувствует — ну, наконец-то, теперь уже можно прийти, свернуться клубочком и спокойно зажить у мамы в животе. Они не будет нервничать и беспокоиться, и все время трогать меня за пяточку, чтобы проверить, как я там… Возможно, она даже ничего и не заметит поначалу, потому что у нее на носу новый проект, или кредит, или она влюбилась, или просто ей хорошо, потому что она умеет это чувствовать просто так…

Посмотрите на своих мам и вообще на родственниц по женской линии. У кого сколько детей? Были ли в вашей семье те, кто долго ждал ребенка? Тети, бабушки, сестры? Во сколько родила ваша мама и бабушка?

P.S. Не нужно иметь особые заслуги перед человечеством, чтобы бог наградил вас ребенком. Нужно просто быть. Целители говорят: ребенок сам выбирает, когда ему прийти. Поговорите, конечно, с ним, сообщите ему, что вы его ждете. Но не дергайте его то и дело, ради бога. Лучше займитесь пока чем-нибудь приятным.

Я не буду спрашивать, зачем вам ребенок. Это довольно мощная программа, заложенная природой. Конечно, вы стремитесь ее реализовать. Но все-таки, ответьте тихонечко только себе на этот вопрос.

Я не успела второй раз забеременеть. И даже не успела особо попереживать по этому поводу. Развелась с мужем. Недаром мне снились цветы с колючками, недоступные и опасные. Не знаю, получится ли у меня зачать ребенка от любимого мужчины. Проверим, надеюсь. Когда появится возможность.

Интересное по теме

Интересное

Двигаться дальше

На одном из психологических семинаров я как-то раз услышала — «когда нас оценивают, мы перестаем дышать». Мгновенная бессознательная задержка дыхания, втянутая в плечи голова, другой ритм сердца — до такой степени все мимолетное и незаметное, что мы не знаем об этом практически ничего.

читать далее

Восемь ценностей любви и дружбы. Отношение к телу

Наверное, вот что очень сложно понять: что в новом союзе на твое тело теперь есть виды у другого человека. Он не принимает тебя таким, как есть, или принимает, с его влечением могут происходить метаморфозы, так же, как и с твоим, он как-то относится к тому, что ты толстеешь-худеешь, и ты как будто не можешь больше это делать автономно и по своему усмотрению, надо заботиться о том, чтобы другому было приятно на тебя смотреть, тебя трогать, тебя нюхать и заниматься с тобой сексом.

читать далее

Раскас

Однажды перед отъездом из Москвы в Барселону скачала программу «Бешеная сушка», где надо делать 700 приседаний в день. Улетала полная намерений, прилетела, живу здесь, — ненавижу все московское, особенно слово «бешеная». Хочу мерно качаться в волнах. И смотреть с балкона на закат.

читать далее

Двигаться дальше

Двигаться дальше

тревога

На одном из психологических семинаров я как-то раз услышала — «когда нас оценивают, мы перестаем дышать». Мгновенная бессознательная задержка дыхания и все, связанное с этим, — втянутая в плечи голова, другой ритм сердца, легкая оглушенность, — до такой степени все мимолетное и незаметное, что мы не знаем об этом практически ничего.

Но это невозможно, я думаю, не заметить в танго. Я пока нахожусь там в позиции наблюдаемой, а не наблюдающей, и о себе танцующей знаю совсем немного. Помню только в первые месяцы этот страх: я очень стараюсь, но не знаю, как у меня получается. И, как только я ловлю себя на этой мысли, «как я делаю, правильно или неправильно?» — я замираю. Останавливаюсь. Сбиваюсь с ноги.

Однажды, заставляя меня в сотый раз шагать назад, мой учитель спросил у меня: «Что самое главное в танце?» «Улыбаться» — радостно сказала я, потому что он сам же меня недавно этому и научил, когда я боялась выступать. Он засмеялся и сказал: «Самое главное — продолжать двигаться». «Продолжай двигаться», — говорит он мне, когда я замираю. «Не бойся ничего, просто танцуй», — говорит он мне, когда я замираю. «Дыши», — говорит он мне. В этот момент я бываю настолько несовершенной, неуклюжей, напуганной, что мне кажется удивительным, что я все-таки двигаюсь дальше. Я делаю шаг, еще шаг, еще много километров шагов, и в какой-то момент это становится сносным, потом приемлемым, потом красивым. А иногда не становится. Я просто танцую дальше. Мне приходится, потому что у меня нет другого выбора, если я хочу танцевать.

Когда вдруг кажется, что все плохо
В моей практике психолога я наблюдаю, сколько мужества нужно человеку, который готов образовать с кем-то пару.
Такой человек вынужден двигаться дальше, шаг за шагом, если он хочет отношений. Несколько счастливых любовных союзов стали следствием непростого выбора — «Почему бы мне не выпить с ним просто чашечку кофе? Почему бы не позволить этому происходить? Почему бы не позволить этому случиться? Я сделаю еще один шаг. Я буду дышать, даже если мне очень страшно».
Что страшного будет, если я просто отвечу на смс? Если наберу номер? Если я позволю себе быть? Проявиться? Пригласить? Что страшного будет, если меня отвергнут? Часто приходится сообщать самому себе, что мы уже взрослые и что даже если отвергнут, никто от этого не умрет. А если не отвергнут? А если любят, а я не справлюсь, и разлюбят? Гораздо безопаснее не иметь, чем иметь и потерять. Там, в долгожданной близости, и боль, и ревность, и страх, и зависимость, и уязвимость.

Танго учит двигаться дальше, даже если вы несовершенны. Оно не требует и не ждет совершенства. Совершенство делает танец техничным, и только ваше человеческое, то, что между вами, в вас, делает его живым.

Тот, кто любит нас, обычно такой же, как танго. Он обращается с нами как танго — позволяет существовать, принимает, любуется, зовет, ведет, требует присутствовать. Танго требует шагов, отношения требуют взаимодействия. Если вы остановились, нет танго. Если вы прячетесь, нет отношений. Хоть какой-нибудь шаг — робкий, неуверенный, не туда, это все равно танец. Хоть как-то проявить себя — уже отношения. Вы перестаете дышать и замираете, думая, что вас оценивают. Вы останавливаетесь. А вас не оценивают, а просто ждут, чтобы шагнуть с вами вместе куда-то. И вы не узнаете, куда, если сейчас остановитесь.

Интересное по теме

Интересное

Птичья жизнь

Вы знаете, как тяжело жить с печатью вечной отличницы на лице? Это
значит, что в каждом-прекаждом случае ты должна а) остановиться; б)
разобраться; в) выяснить, чего это такое происходит; г) нет, постой, я все
-таки хочу понять.

читать далее

Двигаться дальше

На одном из психологических семинаров я как-то раз услышала — «когда нас оценивают, мы перестаем дышать». Мгновенная бессознательная задержка дыхания, втянутая в плечи голова, другой ритм сердца — до такой степени все мимолетное и незаметное, что мы не знаем об этом практически ничего.

читать далее

Легитимность боли

Наступает иногда время, когда важно и нужно разрешить себе не улыбаться, не быть молодцом, не держаться. Нужно разрешить себе заплакать. Лечь носом к стенке. Стукнуть кулаком по столу. Объявить семье о новых правилах, потому что на старые у вас больше нет сил.

читать далее

Pin It on Pinterest