Обратная механика уверенности в себе: три ошибки в этой теме

Обратная механика уверенности в себе: три ошибки в этой теме

Обратная механика уверенности в себе: три ошибки в этой теме

С чем я, как консультирующий психолог, сталкиваюсь чаще всего?

С надеждой людей дождаться идеального внутреннего состояния, чтобы сделать что-то новое. Сначала быть уверенным, а потом что-то делать – это ставить телегу впереди лошади.

Это работает по-другому.

Ошибка номер один: я должен быть УЖЕ уверен в себе, чтобы сделать первый шаг

Последствия ошибки: печальные и очень маленькие результаты в итоге. Такой человек, как правило, с завистью и недоумением смотрит на тех, кто обгоняет его в работе, в заработках, в каких-то проектах. Неужели все вокруг ТАК уверены в себе? Один я не уверен…

И он идет за этим состоянием к психологу, вернее, к психологам, так как никто из специалистов в этом случае не делает ему внутри «волшебно» и он вынужден переходить из тренинга в тренинг, от терапевта к терапевту, а внутри все не улучшается.

Как на самом деле: чего-то добиваются те, кто начал делать что-то, не будучи уверенным ни в чем – ни в себе, ни в исходе дела, ни в успехе, ни в своих силах. Те, кто согласился, что гарантий нет и принял на себя ответственность за неуспех и риски неудачи.

Ошибка номер два: я буду делать что-то, если будут гарантии успеха. Внутри чаще всего произносится по-другому: я боюсь оценок, поэтому ничего не делаю. Если развернуть эту мысль, получится: мне нужны только аплодисменты. Я недостаточно взрослый, чтобы знать, что успех состоит не только из них.

Последствия ошибки: первое же препятствие, критика или неудача обрушивают всю мотивацию. Поэтому жизнь такого человека состоит из «взялся – не срослось». И этих «не срослось» больше, чем «срослось».

Как на самом деле: успешные люди продолжают после провала. Иногда продолжают годами. Продолжают десятками и тысячами раз. СЕО Алибабы десять раз отказывали в поступлении в Гарвард; он обошел эту гору, так как его целью был не Гарвард, а успех и другая жизнь. Он не смирился, и не мытьем так катаньем взял свою цель.

Томас Эдисон сделал тысячи негорящих лампочек. Ты-ся-чи.

Пусть успешных выглядит не как «попробовал – опозорился – остановился». Их отличие от неуспешных людей в том, что они продолжают: «попробовал – опозорился – попробовал снова».

Ошибка номер три: я хочу быстро.

Действительно, мир полон «быстрых денег»: все, кто когда-то проснулись знаменитыми, кажутся людьми, которым просто повезло. На самом деле, как сказал кто-то у нас на группе «Каракатица»: «да, я стал знаменитым за одну ночь. Просто эта ночь длилась семь лет».

Последствия ошибки: всю жизнь ждать, когда судьба обратит на тебя внимание. Ощущать себя человеком, который так и не решился попробовать. Много обиды, зависти и ощущения несправедливости. Ощущение, что обошли, «чем я хуже нее».

Как на самом деле: на самом деле – хуже. Жизнь требует равноценного партнерства, и те легендарные «она» или «он», которым «повезло», делали, а не ждали. Ничего не ждали от жизни. Ни аплодисментов, ни гарантий, ни идеального состояния внутри. И лишь потом стали знать себе цену.

Механика уверенности в себе обратная: не я должен быть уверен в себе, чтобы это сделать; а я должен это сделать как получится. И с каждой ошибкой, провалом, свистом, удачей, успехом и аплодисментами я становлюсь уверен в чем-то.

В том, что я способен сделать самый первый маленький шаг.

В том, что если это не мой путь, я остановлюсь и пойду другим.

В том, что я поднимаюсь после падения: я уже много раз падал.

В том, что я не висну гирей на окружающих людях, а беру на себя ответственность и инициативу, как бы ни было страшно, и делаю.

Моя уверенность в себе опирается не на успех, – ведь я согласен, что у меня будет не только он, – а на опыт и результаты.

Моя уверенность в себе опирается на то, что я знаю, какая ноша мне по плечу, ведь я пробовал поднимать разные ноши и иногда под их тяжестью падал на землю. Но никогда не ждал, что ноша будет легка.

Моя уверенность в себе опирается на то, что я знаю: мне часто будет страшно, одиноко и больно, но мне очень надо идти и я иду.

Так нарабатывается тот самый опыт, авторитет и харизма, которая заставляет восхищенно и с завистью смотреть: «как бы мне быть таким же уверенным в себе?»

А те, на кого так смотрят, молчат: они много раз уже обо всем сказали, но им по-прежнему не верят.

Читать по теме

Январь, снегопад

Январь, снегопад

...Январь, снегопад. Я шла из больницы от друга, который умирал. Мне было 16. Я так отчетливо помню эту мысль: господи, мне так одиноко, горестно, и даже поговорить не с кем... Я была маленькой, вернее, очень юной, и нуждалась просто в образованном собеседнике....

читать далее
Как быть, когда много нового и все трудно?

Как быть, когда много нового и все трудно?

«Юля, здравствуйте!Я одна в большом городе, у меня новая должность со страшным функционалом, но она мне нравится и уйти я не могу. И вдобавок у меня нет пары, а те, кто есть: сначала секс, потом цветочки, то есть считай никого. И вот что-нибудь против «утопления»,...

читать далее
Я все сама

Я все сама

«Как забить на все сложности жизни, понять и принять, что все это, каким бы ни казалась страшным и актуальным – только временно, и быть хотя бы немного над схваткой, а не внутри? И возможно ли это для простого человека в принципе? Или мы обречены на муки тревоги и...

читать далее
Как улучшить свою жизнь с помощью двух вопросов

Как улучшить свою жизнь с помощью двух вопросов

Как улучшить свою жизнь с помощью двух вопросов

…Мы сидим в душной комнате, участники группы ёрзают, и я спрашиваю:

Что вы сейчас чувствуете?

Сожаление, боль, удивление, тревогу, – отвечают участники.

Мы только что завершили какое-то упражнение и они взволнованы.

— А как вам дышится? – осторожно спрашиваю я.

— Ой, душно, оказывается, – удивленно отвечает одна девушка, обернувшись на окно. – Хочется открыть окно!

Мы открыли форточку и продолжили работать.

Улучшить свою жизнь с помощью всего двух вопросов можно не быстро, но прочно.

Я помню дождливый день, запотевшее окно автобуса, серые улицы. Много лет назад.

«Что я сейчас чувствую?» – повторяю я про себя, глядя на мокрое стекло.

«Удавиться бы», – тоскливо отвечаю сама себе. И после горьких бормотаний отчетливо отвечаю: «тоску».

«А что я сейчас хочу?» – упрямо спрашиваю себя.

«Хочу, чтобы он вернулся» – отвечаю сама себе.

И, через некоторое время после опять же горького монолога внутри, вдруг выруливаю: «хочу пить». И мне становится легче от этой определенности внутри.

Всего два вопроса:

  • что я сейчас чувствую
  • что я сейчас хочу

— способны улучшить качество нашей жизни в разы.

Медленно, год за годом, они меняют жизнь.

Задавайте себе эти вопросы каждый день каждые полчаса.

И вы привыкнете знать про себя больше и быть с собой в хорошем контакте.

Первый вопрос: что я сейчас чувствую – тренирует рефлексию.

«Удавиться бы» – мой ответ говорил, что я хочу сделать, а не что я чувствую.

«Он дурак и козел» – это тоже не про чувства. Это про суждение, ментальный продукт.

Тоска, злость, счастье, раздражение, радость, злорадство, тревогу – вот это про чувства.

Запомните правило: если вы ответили на этот вопрос с конструкцией «что» – вы ответили не про чувства, а про мысли.

«Я чувствую, что не могу больше» переводится как «я думаю, что не могу больше, а чувствую я отчаяние и бессилие».

«Я чувствую, что сейчас взлечу» переводится как «я думаю, что полна сил, а чувствую я энергию и радость»

Убирайте «что» из этой конструкции, чтобы добраться до точного названия своих чувств. Это важно, чтобы понимать, в каком состоянии вы делаете то, что вы делаете (когда мне страшно, я издаю смешок; когда я злюсь, я цепенею)

Второй вопрос «что я сейчас хочу» – про потребности, в том числе и потребности своего тела, на которое мы так постыдно мало обращаем внимание.

Чувствовать можно не только признательность, скуку или азарт, но в то же время, например, дискомфорт от того, что неудобно сидеть на стуле.

Хотеть можно не только карьерного взлета, но просто выпить стакан воды, например. Прямо сейчас.

Из этого вопроса произрастает привычка поддерживать себя в ресурсном состоянии.

Бессильное «я хочу, чтобы на улице прекратили вопить» превращается в «я чувствую панику, потому что шумно; я хочу позвонить в полицию/надеть беруши/встать под душ, чтобы прийти в себя».

Ошибка: употреблять эту конструкцию с «чтобы он»

Каждый раз, когда вы будете произносить «я хочу, чтобы он/она/они/вы/это» вы будете уколоты собственным бессилием. Нам не подвластно контролировать других людей и многие другие вещи.

А вот «я хочу понять, как я могу себе помочь, когда они вопят» – запросто. «Я хочу пить и мне станет легче, если я это себе дам».

«Чувствую духоту, жару, затекшую ногу, покалывание в боку: хочу свежего воздуха и чтобы не болело; надо бы изменить положение/открыть форточку»

Из «оказывается, мне неудобно сидеть в такой позе» вырастает через год «мне неудобно работать сверхурочно».

Из «я хочу малинового мороженого» – «я хочу научиться выбирать других партнеров».

Всего два вопроса — «что я сейчас чувствую» и «что я сейчас хочу», а также привычка их себе все время задавать способны очень качественно изменить вашу жизнь.

Юлия Рублева, психолог, 2021

Работать с этой темой у Юлии Рублевой

Читать по теме

Адаптация

Адаптация

Адаптация к новому — процесс, который здорово жрет любую мощность. Главная задача — освоиться. Наглядно это выглядит так: вы садитесь в кресло, где до вас кто-то сидел. Сдвинуты подушки, откинута спинка, смялась накидка. Кто-то садится на краешек, ничего не трогая, а...

читать далее
Ты обязательно выберешься из ямы

Ты обязательно выберешься из ямы

Однажды я услышала от своего психотерапевта «нет ничего невозможного в рамках человеческой судьбы». Она знала, о чем говорит: ведь психологи как раз свидетели того, что и как может сделать человек со своей жизнью. Тогда я сидела перед ней растерянная и плачущая, так...

читать далее
Люблю и мечтаю

Люблю и мечтаю

- очень люблю суп из овсянки, такой, знаете, больничный, вязкий, обволакивающий. Забыла совсем про него, а потом вспомнила и сварила. просто на курином бульоне. - мечтаю о собаке. У собаки нет никакого лобби среди моих котов и моего образа жизни. Есть только связанная...

читать далее
Работа с ограничивающими убеждениями. Упражнение

Работа с ограничивающими убеждениями. Упражнение

Работа с ограничивающими убеждениями. Упражнение

Я хотела бы научить вас одному очень простому, но действенному упражнению, которое поможет крепче опираться на объективную реальность.

Наши убеждения похожи на столбы, которые крепко вкопаны в землю и на которых строится дом нашей жизни: наших выборов, ограничений, страхов и динамики.

Только большие потрясения могут с корнем «вырвать» эти столбы. Обычно они стоят крепко и не дают нам шагнуть за пределы этого периметра.

Есть так называемые «генерализованные» убеждения: они принадлежат обществу, в котором мы живем, образуя коктейль из эпох и систем; и незаметно витают в воздухе. «женщина счастлива только замужем»; «мужчины не плачут», «на 10 девчонок по статистике 9 ребят»; «общественное выше личного».

Есть убеждения семейного сценария: «в нашей семье все девки несчастные»; «мы не богатые»; «никогда не жалуйся»

Есть личные: «в этой комнате большинство вещей зеленого цвета»; «вокруг меня нет ни одного достойного партнёра»; «я не могу зарабатывать больше».

Убеждения, с одной стороны, крепко и незаметно держат нас в неких рамках; с другой, плавают как облака, наслаиваясь и перемешиваясь друг с другом.

Поэтому мы будем не выдирать с корнем — это невозможно — а будем расшатывать эти «столбы» так, чтобы со временем можно было заменить их на что-то другое, более нам подходящее.

Когда имеет смысл работать с убеждениями? Когда они мешают нам двигаться вперед. Когда мы, как цыплёнок, хотим проклюнуть скорлупу, чтобы вылупиться куда-то в другую судьбу.

Итак, упражнение письменное.

Делим рабочее поле (листок или файл) на три столбца.

Наша задача — заполнить самый левый и самый правый столбцы. Средний оставляем свободным.

В левом пишем, например:

Я никогда не смогу заработать 1 млн руб. в месяц. Это трудно, невозможно и кто я такой.

В крайнем правом пишем его полную, утрированную, очень нереалистичную для вас сейчас противоположность: я легко, не прилагая никаких усилий, могу зарабатывать 1 млн руб каждый месяц

Так идем до конца листа. «Я никому не нравлюсь — именно я нравлюсь всем в мире». «Кругом одни женатые- абсолютно все мужчины именно вокруг меня свободны».

Средняя колонка по-прежнему остается пустой.

Теперь делаем паузу и смотрим на листочек.

Что вы чувствуете, когда читаете левый столбец?

«Я никому не нравлюсь»

Что чувствуете, когда читаете правый?

«Именно я нравлюсь абсолютно всем в мире»

Как реагирует ваше тело?

Обычно признаются, что чувствуют тревогу, отчаяние, все сжимается при чтении левого.

При чтении правого можно почувствовать недоверие, недоумение, усмехнуться, пожать плечами.

Напоминаю, что средний столбец по-прежнему свободен.

Теперь приписываем в начале каждой фразы левого столбца три слова: «я считаю, что».

В правом столбце этого не делаем!

Итак:

(Я считаю, что) кругом одни женатые

(Я считаю, что) не смогу зарабатывать

(Я считаю, что) женщина может быть счастлива только замужем

(Я считаю, что) никому не нравлюсь

Теперь смотрим, что получилось.

Что изменилось в восприятии и ощущениях, когда вы читаете левый столбец с этой пристегнутой добавкой?

Когда переводите глаза на разухабистый, легкий правый (он без этой добавки)?

А теперь смотрим на средний столбец.

А как НА САМОМ деле? Как в реальности? Запишите это.

Может получиться примерно так:

Слева: (Я считаю, что) я никогда не смогу зарабатывать больше.

Справа: именно я очень легко, прямо сейчас смогу заработать больше.

В середине: возможно, я смогу зарабатывать больше.

Возможно, я кому-то нравлюсь

И тд

Скромные результаты, правда?

Значит, вы на верном пути. Нам ни нужны сковывающие ограничения из левого. Нам не нужна магическая эйфория из правого. Нам нужна скромная, но твердая реальность.

Самое главное — достичь маленького сомнения в том, с чем мы всю жизнь живем: так ли уж оно верно?

(Я считаю, что) Все мужики — «к-лы». Все мужчины Боги. Среди мужчин есть и те, и другие.

(Я считаю, что) Женщина может быть счастлива только замужем. Женщины замужем исключительно несчастливы. Какие-то женщины могут быть счастливы в замужестве, какие-то нет.

(Я считаю, что) Мы не богаты и никогда не будем. Мы самая богатая семья в мире. Мы примерно как все: деньги иногда есть, иногда нет.

Таким образом можно «пошатать ваш труба», то есть эти столбы-убеждения по всем фронтам жизни и всегда помнить, что истина где-то посредине.

Удачи!

Работать с этой темой у Юлии Рублевой

Читать по теме

Адаптация

Адаптация

Адаптация к новому — процесс, который здорово жрет любую мощность. Главная задача — освоиться. Наглядно это выглядит так: вы садитесь в кресло, где до вас кто-то сидел. Сдвинуты подушки, откинута спинка, смялась накидка. Кто-то садится на краешек, ничего не трогая, а...

читать далее
Ты обязательно выберешься из ямы

Ты обязательно выберешься из ямы

Однажды я услышала от своего психотерапевта «нет ничего невозможного в рамках человеческой судьбы». Она знала, о чем говорит: ведь психологи как раз свидетели того, что и как может сделать человек со своей жизнью. Тогда я сидела перед ней растерянная и плачущая, так...

читать далее
Люблю и мечтаю

Люблю и мечтаю

- очень люблю суп из овсянки, такой, знаете, больничный, вязкий, обволакивающий. Забыла совсем про него, а потом вспомнила и сварила. просто на курином бульоне. - мечтаю о собаке. У собаки нет никакого лобби среди моих котов и моего образа жизни. Есть только связанная...

читать далее
Начало частной практики-3. Супервизия

Начало частной практики-3. Супервизия

Начало частной практики-3. Супервизия

В теме про супервизию есть три вопроса: где взять, чем платить и можно ли обойтись.

И не все понимают, зачем нужна супервизия. А она, наряду с личной терапией, входит в стандарты профессии.

То, чем веет сейчас от вопросов начинающих коллег про супервизию – это волнение и страх. Ее воспринимают как экзамен. Тогда как супервизор – это, прежде всего, огромная помощь и поддержка в работе.

Давайте посмотрим на функции супервизии:

  • в супервизии разбирают рабочие кейсы
  • в супервизию можно принести бестолковый график работы и сделать толковый
  • в супервизию можно и нужно нести выгорание или предвыгорание

Поехали: рабочие кейсы

Что сюда входит?

Вы приносите кейс клиента, без называния фамилий (помним про конфиденциальность), и работаете над следующими вопросами:

  • что происходит
  • что делать
  • вот тут я не знаю как быть и что дальше делать
  • к этому клиенту я испытываю странные чувства (боюсь, злюсь, или рушу сеттинг, или у меня позитивный перенос)
  • он все время нарушает сеттинг, а я не могу его оштрафовать
  • я хочу поднять цену на консультации, но не решаюсь
  • я чувствую себя некомпетентным, обесцененным
  • вот тут меня ведет на пафос или спасательство

и многое другое

Вы видите, что предметом работы в этот момент является как сам кейс, так и психолог как инструмент: ваше состояние, контрпереносы, соматика и прочее. То, как проявляются ваши травмы и семейная история именно в работе – это и есть главное поле исследований в супервизии.

В ней вы можете научиться знать про себя, что, например:

  • вы нарушаете сеттинг с определенным типом клиентов, например, с матерями-одиночками: работаете в долг или бесплатно, продлеваете сессию, двигаете других клиентов ради них ПОТОМУ ЧТО сами были там когда-то, или вас растила мама в одиночку;
  • вы НЕ можете работать с зависимостями, потому что теряете терапевтическую нейтральность и осуждаете клиента, ПОТОМУ ЧТО в вашей семье пили или, напротив, никто не пил и не пускал на порог алкоголиков; также не можете работать с партнерами зависимых, созависимыми, потому что на них тоже идет агрессивный или спасательский перенос;
  • у вас позитивный перенос на ту клиентку, которая напоминает вам вас в вашей юности; или на ту, у которой другой социальный статус чем у вас (выше-ниже), или вы боитесь отказать тому, у кого больше денег, ПОТОМУ ЧТО завидуете, или сами из бедной семьи и у вас много фантазий про то, каково это – быть из богатой. Про зависть терапевта и пальто Prada есть смешной ролик Романа Полански вот здесь: https://www.youtube.com/watch?v=q_lnfAzaG7E
  • у вас панические атаки, когда вы ведете регрессивные группы, потому что вы торчите в родительской роли по пояс, а не в роли помогающего специалиста

И многое другое.

Понимаете, да? Не только то, что происходит на сессии, не только то, что происходит на сессии с клиентом, но и то, что происходит на сессии с вами.

Чистое рабочее поле и знание, как влияет на вашу работу переносы и контрпереносы это и есть результат работы с супервизором.

Все самое странное, непонятное, пугающее в своей работе стоит нести туда.

Можно и нужно признаваться, что вы чего-то не знаете, потому что супервизор научит или посоветует литературу.

Супервизия и сеттинг работы: это рабочий график, здесь супервизия может помочь отследить, при какой нагрузке вы теряете продуктивность, как и зачем вы нарушаете психогигиену, превышаете загрузку или боитесь снять удобный рабочий кабинет; здесь можно посоветоваться о повышении цены для клиентов и поделиться страхами, связанными с этим.

Супервизия и выгорание: здесь вы можете обнаружить, например, всего один кейс работы с клиентом, который на этом этапе вашей практики является для вас токсичным; отследить, как этот кейс влияет на вас и на вашу работу с другими клиентами; отследить, какие именно факторы ведут к выгоранию: плохо настроенный график, преобладание одного типа клиентов (депрессивных или демонстративных, например), и прояснить, почему именно этот тип «идет на вас»; научиться отслеживать приближение выгорание по отдаленным признакам, а не когда уже поздно и многое другое.

Где берут супервизоров?

Обычно на учебе, когда заканчивается или идет учеба, можно «встать» на супервизию к выбранному вам преподавателю. Желательно, чтобы его стаж практики был лет на 15-20 больше вашего (стаж, а не возраст!).

В некоторых школах, например, психоанализе, есть четкие предписания по тому, кто может быть (авторизованный список имен) вашим супервизором.

Супервизор должен работать в той же школе и в том же поле, где и вы. Для семейщиков супервизор будет семейщиком, для групповиков — групповик в выбранном вами методе; и тд.

Как «встать» на супервизию?

Подойти или написать и попросить взять вас на супервизию, или кого-то посоветовать, если у него нет мест.

Двойные роли супервизора: лучше не смешивать роль супервизора и роль вашего терапевта. Это должны быть разные люди.

Чем отличается от психотерапии? Хороший супервизор работает с вами в горизонтали, как коллега с коллегой, не давая завалиться в регрессиию. Он выманивает вас из детской роли и приучает вставать в позицию компетентного взрослого на супервизиях.

Еще:

Он –  супервизор, вы называетесь супервизант

Конфиденциальность распространяется на поле вашей работы в обе стороны. Не стоит светить имя своего супервизора

Ответственность за конфиденциальность принесенных в работу кейсов лежит  на супервизанте. Фамилии супервизору не называем, узнаваемые детали в случае работы с публичными персонами опускаем

Может ли быть несколько супервизоров?

По мере разрастания практики дополнительная супервизия неизбежна. Вы можете носить некоторые кейсы, например, к супервизору-психиатру, если вы отправляете клиента на консультацию и диагностику (депрессии, БАР 2 типа и тд).

Вы можете запрашивать единичные супервизии у бизнес-тренеров, если вы групповик; у арт-терапевтов, если в вашу работу вы включаете их техники.

Вы можете менять супервизора, если вы поменяли поле работы (перестали работать со взрослыми, а стали работать с детьми; перестали вести личный прием и сели на группы). Ну или если что-то не складывается: например, у вас ощущение, что вас критикуют или экзаменуют.

Вы можете сбЕгать на единичную супервизию к кому-то еще, если знаете, что у него есть то, что вам нужно: какой-то специфический опыт или знания.

Также с супервизором можно и нужно работать над ППР: планом профессионального развития. Где и когда и чему учиться, как и в каких форматах работать, чтобы вот отсюда прийти вот сюда.

На супервизию можно нести отношение к коллегам и внутри цеха: если вас «бомбит» от какого-то специалиста, который раздражает или восхищает вас, например, в сети или в вашей учебной группе, стоит это обсудить с супервизором, не называя имен и если они незнакомы и не работают вместе. Как правило, за этим неравнодушием многое стоит про вас и разбор этого может быть вам крайне полезен, укрепляя в собственной профессиональной идентичности.

Хороший супервизор знает нас как профессионала и помогает им оставаться и расти. Он умелый и грамотный садовник, обращающий наше внимание на те факторы, которые нас губят или нас питают. Он учит нас обращаться с собой грамотно.

Тем, как работает с нами супервизор, самим процессом он тоже учит нас работать с клиентами и определенным образом относиться к профессии.

Оплата: супервизия, как правило, стоит дороже, чем ваш прием. Это основаная, постоянная и крупная инвестиция в себя как в профессиональный инструмент. Она заметна для бюджета.

Вы можете брать супервизию нечасто и в критических случаях. Но регулярно. Я в свое время пошла другим путем: это была моя основная инвестиция, даже когда я очень мало зарабатывала. Мне просто было страшно без.

Ну и конечно, мы, как правило, в профессиональном поле получаемся гибридом наших супервизора и терапевта, с теми же интонациями, отношением к клиентам, словечками, привычками и даже смехом: то есть мы – уникальный продукт, который берет все самое лучшее от профессионалов. Супервизор это наша крёстная фея в профессии.

Поэтому хорошая супервизия стоит всех своих денег.

На картинке: начинающий психолог тащит в работу отсупервизированный кейс

Юлия Рублева, психолог, 2021

Работать с этой темой у Юлии Рублевой

Читать по теме

Так уж вышло…

Так уж вышло…

Так уж вышло, что я будто родилась хорошим продавцом. Все, что было у меня, надо было всем. Хотя у меня особо ничего в детстве и не было. Очень ценным для меня был нарисованный снегирь: единственная открытка, которую я не меняла ни на что. Он был такой восхитительно...

читать далее
Дом – полная чаша

Дом – полная чаша

Многие люди годами мечтают о простом, казалось бы, действии: отложить немного денег. Не тратить все. Но необходимые траты такие большие, что совершенно непонятно, как откладывать. ⠀ Давайте заглянем в этот механизм на примере прекрасной бабушки Прасковьи Федоровны....

читать далее
Прищепка

Прищепка

Как только я устраивала себе выходной, у меня взлетала тревога. Как будто, пока я тут сплю, происходит что-то страшное. Будто я должна зарабатывать деньги каждую секунду, словно из-под ног осыпается песок куда-то в пропасть, а я пытаюсь не упасть вместе с ним.

читать далее
Начало частной практики, ч.2

Начало частной практики, ч.2

Начало частной практики, ч.2

Наш профессор очень жестко учил нас, что самое опасное – это безапеляционно знать. «Бойтесь роли гуру пуще, чем любого пренебрежения к вашей компетенции», – говорил он.

В чем практически это стоит применять начинающему коллеге, который, на миг умерев от ужаса прямо на приеме, понял, что он НЕ ЗНАЕТ?

Пока за вашей спиной очень мало часов практики, мгновенное осознавание того, что вы чего-то не знаете, выбивает из колеи. Ведь вам задают вопрос: доктор, и что теперь делать? Как мне быть? Как вы думаете?

Что делать конкретно, если прием зашел в тупик, а вы новичок?

1. У вас после вашей учебы должен остаться сундучок, а там практические техники, которые вы можете дать в этот момент клиенту. Рисунок, вопросы, тесты, списки, упражнения. Они дадут вам передышку и дополнительный рабочий материал.

2. Что делать, если вас поставил в тупик кейс, а не сам процесс консультирования?

Меня учили говорить: «я пока не знаю, но уверена, что мы вместе исследуем и найдем».

Я не стесняюсь говорить: «я пока затрудняюсь сказать, но я просупервизирую ваш случай» (и супервизирую).

Все это не проблема. Проблема там, где вы попали в первую ловушку нашей профессии и надели на себя роль спасателя, а не проводника. Тогда, конечно, не знать = не спасти.

С этим к супервизору.

Мне же кажется важным сказать, что растерянность и страх, что ты не поможешь, охватывает всех без исключения начинающих консультантов много раз на ваших приемах, а это первые несколько лет.

Пройдет время, и вы будете знать, и что делать в этом конкретном случае, и как помочь, и какого именно пазла вам недостает в ваших навыках. И будете знать, за что не возьметесь.

Опираться на знание своих ограничений – это тоже опора. Она в числе прочих опор помогает выстраивать прочность профессиональной роли.

Еще одна ловушка роли: думать, что ты должен что-то понять мгновенно и следовательно, мгновенно помочь.

Можно просить «расскажите поподробнее». Пока человек рассказывает, мы получаем дополнительно поток информации, прежде всего невербальной. Это помогает разобраться и вникнуть.

Есть протоколы и регламенты работы с любыми случаями: разводами, насилием, потерями (в том числе и острыми, это отдельный протокол), гореванием, кризисами и тд.

Мне кажется, новичку в кресле психолога важно не требовать от себя расслабиться и вникать. Пока все очень напряжено и страшно сказать что-то не то, знание регламента и протокола работы могут быть спасательным кругом, за который ты хватаешься вместо опыта.

Когда я веду новую группу вживую, я не стесняюсь подглядывать в план работы. Он на бумаге или в телефоне.

В первые несколько лет приема я делала просто точно так, как делал один из моих психологов: использовала пластиковый планшетом с листами А4, где вела записи. Эти планшет и шаль были моими атрибутами. Я держалась за них как за спасательный круг, заодно немного прячась. Часто там были записаны необходимые вопросы, которые мы составили с супервизором.

И только когда я перестала бояться клиентов, я перестала записывать. Я могу не помнить имени спустя несколько лет, но я помню кейсы.

Не стесняйтесь опираться на записи, не стесняйтесь не выглядеть ловким и быстрым. Это нормально поначалу. Вести прием это тоже тренируемый навык. Ваши инструменты это внимание и контакт (а не желание спасти клиента), будут они, все остальное наживете.

Да, в этом тексте я сказала, что начинающие консультанты идут на первые свои приемы как на экзамен и частенько боятся клиентов. Это нормально.

Пройдет несколько лет и сотни часов практики, прежде чем вы будете ждать клиентов с любопытством, рабочим волнением и без страха. Кто придет? С чем предстоит работать?

Кстати, роль любопытного специалиста, а не гуру, особо подчеркивал, кажется, Ялом. Он говорил: «закрой рот, открой глаза и уши: ты никогда не знаешь, кто к тебе пришел». Хорошо ему было любопытничать, а не трястись от волнения! Он, небось, сразу родился Ирвином Яломом с секретарем, креслом и в очках.

А мы с дурацким планшетом А4 и мокрой от напряжения спиной.

Юлия Рублева, психолог, 2021

Работать с этой темой у Юлии Рублевой

Читать по теме

Что чувствуют люди, когда им все время жалуются?

Что чувствуют люди, когда им все время жалуются?

Что чувствует человек, которому все время, всю его жизнь, годами, жалуются и только жалуются одни и те же люди на одно и то же, а он при этом не их психолог? А просто – родственник, друг, сын, дочь, брат, сестра? В конце концов, постоянный читатель? Еще с советских...

читать далее
Презрение: один из видов агрессии. Кого мы им «награждаем»?

Презрение: один из видов агрессии. Кого мы им «награждаем»?

Для того, чтобы рассказать вам об этом сложном чувстве, я зацепилась за слово «награждаем». Мы не награждаем злостью или яростью, насмешкой или отвержением. Но презрительным взглядом мы именно «награждаем». А там, где есть награда, ищи заслугу. Так что же такого...

читать далее
Это возмутительно! О коварстве чужого негодования

Это возмутительно! О коварстве чужого негодования

  Этимология слова: считать негодным, неподходящим, недопустимым, отвергать. В некоторых словарях прибавляется значение «крайней неприязни и недоброжелательности». Мы негодуем, когда чем-то, а чаще – кем-то, – возмущены: то есть недовольны, не одобряем и главное...

читать далее
Начало частной практики психолога. Что важно?

Начало частной практики психолога. Что важно?

Начало частной практики психолога. Что важно?

Я поделюсь маленькими, но важными вещами, которым я научилась на собственной супервизии и в собственной практике.

Никакое самое лучше психологические образование не сделает вас готовыми сразу садиться на прием. Это всегда страшно. И это нормально.

На мой взгляд, нужно садиться с теми инструментами, что есть, и потом, по мере работы, вы сможете понять, каких случаев у вас больше.

После этого, когда вы поймете, с чем душа лежит работать и чего статистически больше, можно и нужно повышать квалификацию в выбранном направлении, обучаясь разным методам и инструментам.

То, как практически устроен индивидуальный прием, нам преподавали в дисциплине «Индивидуальное консультирование». Напоминаю, что я получила образование практического психолога в Уфе; нас учили там всему: от того, как отвечать на первый звонок клиента до заключения устного контракта, включая штрафы.

Это процедурная часть и она очень важна. Я расскажу подробнее позже, с поправкой на современные средства коммуникации.

С момента моего первого приема до того, когда я стала оттачивать свои практические навыки индивидуального консультанта в системной учебе, прошло примерно три года. Все это время я просто ходила на супервизию. Я не работаю без супервизии и вам не рекомендую. По институт супервизии я напишу отдельно позже.

Вести прием я училась в Москве в Центре Системной Семейной Терапии. Там был предмет «Дизайн приема», где обучали работать с разными типами клиентов, в частности, с парами, семьями, и просто с одним человеком. Это про то, КАК происходит прием, типы вопросов, которыми вы должны быть вооружены (ресурсные, рефлексивные), когда и как их задавать, отзеркаливание, поддержка, интервенции и тд.
Центр приглашал социальных клиентов (бесплатно), предупреждая, что за приемом будет наблюдать группа психологов. Мы наблюдали за зеркалом Гизелла: зеркальная с одной стороны стена, в комнате микрофон. Потом подробно разбирали, что происходило во время консультации и с клиентом, и с психологом.

Освоение дизайна приема очень много дает: от того, как здороваться до умения понимать, в какой момент консультации что происходит и как с этим справляться.

Это, кстати, к вопросу «поболтать и я могу», «психолог это бла-бла-бла», «ну и о чем вы там говорите?» Этими фразой насмешничают знакомые начинающих психологов. Не слушайте их.

Еще одна практическая вещь для начала: у новичков примерно каждый третий клиент остается на вторую и дальнейшие консультации. Двое из трех покидают поначалу вас навсегда. Эта профессия страшно прокачивает резистентность к обесцениванию. Вы должны быть к этому готовы. Это — нормально.

Также нормально, когда вы работаете с очень маленьким количеством клиентов поначалу. Один-два в неделю на протяжении первых 3-4 месяцев – это нормально.

Могу дать прямой совет: я знаю, что на этом этапе начинающий психолог бедствует финансово. Все равно платите за супервизию. Это окупается не сразу, но сделает вашу практику устойчивой и грамотной.

Очень маленький живой нюанс. Если вы ведете живой прием, поставьте корзину для бумаг рядом с креслом, где сидит клиент. Я помню, как терялась, не зная, что делать с протянутыми мне скомканными салфетками, мокрыми от слез. Корзина стояла рядом со мной. Клиенты растерянно оставляли салфетки в кресле, протягивали мне, запихивали в сумочку. Избавьте их от этого выбора и просто подсказывайте, куда выкинуть. Им должно быть удобно.

Пока все. Вы можете задавать вопросы по процедурной части, самые странные и «глупые», по ведению приема, сеттингу и контрактам. Можно в личку. Я постараюсь на них ответить в следующих постах. Хотела бы предупредить, что на вопросы «у меня вот такой случай, как его вести», я отвечать не смогу. Это нужно нести к супервизору.

Хороших вам клиентов!

Юлия Рублева, психолог, 2021

Работать с этой темой у Юлии Рублевой

Читать по теме

Адаптация

Адаптация

Адаптация к новому — процесс, который здорово жрет любую мощность. Главная задача — освоиться. Наглядно это выглядит так: вы садитесь в кресло, где до вас кто-то сидел. Сдвинуты подушки, откинута спинка, смялась накидка. Кто-то садится на краешек, ничего не трогая, а...

читать далее
Ты обязательно выберешься из ямы

Ты обязательно выберешься из ямы

Однажды я услышала от своего психотерапевта «нет ничего невозможного в рамках человеческой судьбы». Она знала, о чем говорит: ведь психологи как раз свидетели того, что и как может сделать человек со своей жизнью. Тогда я сидела перед ней растерянная и плачущая, так...

читать далее
Люблю и мечтаю

Люблю и мечтаю

- очень люблю суп из овсянки, такой, знаете, больничный, вязкий, обволакивающий. Забыла совсем про него, а потом вспомнила и сварила. просто на курином бульоне. - мечтаю о собаке. У собаки нет никакого лобби среди моих котов и моего образа жизни. Есть только связанная...

читать далее
Так уж вышло…

Так уж вышло…

Так уж вышло…

Так уж вышло, что я будто родилась хорошим продавцом. Все, что было у меня, надо было всем. Хотя у меня особо ничего в детстве и не было.

Очень ценным для меня был нарисованный снегирь: единственная открытка, которую я не меняла ни на что. Он был такой восхитительно красивый и розовый, что не продавался. Не менялся. И даже мало кому показывался.

Мне кажется, правило номер 1 хорошего продавца: должно быть что-то, что не продается и о чем знают только избранные. Сейчас у меня тоже есть такой «снегирь».

Кстати, правильный снегирь тоже не желает быть проданным, это важно.

Еще один снегирь это мой Барсик, он неприятно относится к публичности и я выкладываю один его снимок из полусотни.

Это я к тому отчаянию, с которым кто-то делает продажи через личную жизнь и семью, через «мужа в трусах».

Можно и без этого.

Расшифровка: нельзя продавать, только чтобы продать. Только тогда вы не станете всеядны в средствах и не потеряете уважение рынка.

Еще одно правило. Мое личное. Я стараюсь дать больше, чем обещаю. Я затеваю бесплатный вебинар или лекцию в двух случаях:

  • для того, чтобы там продать полный курс

В этом случае я даю полной щедрой ложкой часть материала. Кому-то это будет исчерпывающе. Вы можете убедиться в этом, посмотрев мои лекции на ютубе.

Сейчас я так не делаю, потому что продается и так хорошо. Но если вы только начинаете, это хороший способ знакомства. Просто делите программу на части, и щедро давайте ту часть, которая вам нравится и легка в работе.

А люди посмотрят и не придут на остальное, скажете вы. Не купят…

А и хорошо. Это значит, они взяли ровно столько, сколько им было нужно.

Всегда, всегда знайте, что рынок неравномерен. Там есть те, кому от вашего ящика с черешней нужна только горсточка. Или ягодка. Или вообще не нужно.

Не навяливайте не созревшему к покупке человеку больше. Оставьте его в покое. Не гонитесь за ним. Экономьте его деньги. Я позже скажу подробнее об этом.

А если остальное купили малое количество народу, то это маркетинговая ошибка. Неправильно разделили часть материала. Или выкатили то, что интересно не всем. Или так провели, что не понравилось.

Лечится практикой.

  • чтобы пообщаться и дать то, чего у меня много, и на чем я не хочу зарабатывать

Так я иногда собираю какие-то лекции или встречи. Так я делала бесплатные встречи в карантине и после. Просто потому что мне тоже нужно с вами повидаться. У меня есть что сказать, что дать и мне не жалко.

Расшифровка: всегда видны жадность и скупость продавца.

И также видна щедрость. И ваша щедрость это не вседозволенность и отсутствие правил.

Еще одно важное. Продавайте человеку то, что ему действительно нужно. А это значит, вы должны его слышать.

У меня на живые группы собеседования именно потому, чтобы не промахнуться. Кто на них был, знает, что я могу выслушать и сказать: «я вам не нужна. Вам нужна не я. Не покупайте это у меня». Далее мы делаем план, что нужно, и он идет платить деньги в другое место, или вообще не идет никуда платить.

Экономить деньги вашего покупателя, заботиться о нем, заботиться об его точном выборе, — это важно. Это очень важно. Это важнее всего.

Это доверие между вами и им. Это долгие отношения. Это ваши длинные деньги, то бишь лояльность рынка.

Чтобы позволять себе не продавать, когда можно продать, вы не должны быть голодны или тревожны. А в этом, в свою очередь, помогают принципы и ценности. Прежде всего, уважение.

Про меня ходит легенда, что я однажды продала обувь не того размера и на одну ногу: и купили. Сознательно.

Я бы хотела, спустя 17 лет, наконец пояснить этот восхищенный анекдот.

Я работала продавцом рыболовных снастей в магазине своего мужа. Рыбалка это страсть. У нас были дорогие снасти, японские и американские, в среднем по 3-5 тыс долларов за удилище. Были лодки, моторы и особое снаряжение для зимней рыбалки.

Зимние рыбаки — самые отмороженные, во всех смыслах, существа на планете. Вице-президент крупного банка, министры и их замы, все сидели у нас на стульчике в магазине и били в пол ногой, обутой в канадский Sorel. У почти всех были трогательные шерстяные носочки, которые для этой обуви противопоказаны.

Были там свои хиты. Обувь для статичного сидения возле лунки, навороченная, как космический грейдер, сохраняющая в динамике тепло до -70С, в статике до -35C, поставлялась исправно.

Но вот охотникам она была тяжеловата и они покупали более легкую модель. Ее поставляли в не таких количествах.

Один такой охотник пришел, а его размера нет. А следующая поставка расписана почти вся и стоить будет дороже.

Тогда я беру и делаю хитрость. В его пользу. Купите вот этот размер, меньше, говорю я. Вот вам последняя коробка. А потом придете и обменяете. По той же цене.

Открываем коробку, а там оба сапогах на одну ногу. На левую. Брак какой-то.

Он оплатил и ушел.

Вся наша команда рассказывала: продала мужику обувь не его размера, да оба сапога на одну ногу.

А я что. Он пришел потом, поменял, по той же цене. Не в свой карман? Не в свой. В его.

Но мы оба получили ужасное удовольствие. Магазин — верного покупателя. Я укрепила славу придурошной, и в конце концов, спустя несколько лет, мне даже дали премию по совокупности за «поплавки из пресованного павлиньего пера», я в журнале прочла про наши поплавки и так их продавала.

  • еще одно правило, которое кажется очевидным. Любите, что продаете, а. И кому продаете, тоже — того — любите

На этом я чего-то так устала, что перестаю занудствовать и откланяюсь, пожалуй.

Юлия Рублева, психолог, 2021

Работать с этой темой у Юлии Рублевой

Читать по теме

Адаптация

Адаптация

Адаптация к новому — процесс, который здорово жрет любую мощность. Главная задача — освоиться. Наглядно это выглядит так: вы садитесь в кресло, где до вас кто-то сидел. Сдвинуты подушки, откинута спинка, смялась накидка. Кто-то садится на краешек, ничего не трогая, а...

читать далее
Ты обязательно выберешься из ямы

Ты обязательно выберешься из ямы

Однажды я услышала от своего психотерапевта «нет ничего невозможного в рамках человеческой судьбы». Она знала, о чем говорит: ведь психологи как раз свидетели того, что и как может сделать человек со своей жизнью. Тогда я сидела перед ней растерянная и плачущая, так...

читать далее
Люблю и мечтаю

Люблю и мечтаю

- очень люблю суп из овсянки, такой, знаете, больничный, вязкий, обволакивающий. Забыла совсем про него, а потом вспомнила и сварила. просто на курином бульоне. - мечтаю о собаке. У собаки нет никакого лобби среди моих котов и моего образа жизни. Есть только связанная...

читать далее
В чем секрет, Юля?

В чем секрет, Юля?

В чем секрет, Юля?

Мне этот вопрос задают в разных вариациях. Много и часто в последнее время.

Постаралась классифицировать и собрать.

Как вы столько успеваете?

Спрашивают, подразумевая то, что я работаю; туда-сюда езжу; пишу; затеваю проекты; не ощущаю себя как загнанная лошадь (слежу за этим).

Отвечаю:

— высокий уровень энергии. Это врожденнное. Мне, скорее, без активности худо, чем с ней. Другими словами, если я даю себе отдыхать, я генерирую идеи. Немного. Но почти все воплощаю.

— Недостатки: мне легче завести стартап, чем его допиливать. Почти все взлетает, если есть кому подхватить

— Дорого. На «попробовать» нужны деньги и силы. Нервы? почти нет, так как я легко учитываю ошибки и не упертая, не пошло — вынули все, что вложено, и пошли дальше.

«Что делать, если у меня этого уровня нет?»

Жить свою жизнь, в которой счастья тоже много. Успех это когда ты успеваешь свое, а не чужое.

Как у вас получился бизнес? Как вы продаете? Как вообще продавать?

Спрашивают, подразумевая отработанные процессы продаж моих групп и тренингов. У меня редко не набирается курс или группа. В основном всего ровно столько, сколько мне надо и даже чуть больше, поэтому подняла цены и ограничила места: когда в сложной группе N активных, я всё успеваю, а когда Nx2 — не всё, недовольна качеством и сутки потом восстанавливаюсь.

Отвечаю:

Я не боюсь рынка как рыночной площади. Вот мне интересен был некий проект, я тронула почву несколько лет назад — нет отклика.

Через семь лет еще тронула, и получилась лавина по спросу. Это «Агрессия. Деньги. Секс». Созрела я, созрел рынок.

Я пробую. Выкачу что-то, записалась два человека, — уберу. Не идет. А как иначе узнаешь? Тестирую реальность.

Берем другое: туда идут и несут деньги. Это работа с телом. Помните, мы делали брейн-шторм «Зеленых фонариков»? Два года назад. Рынок есть? Есть. Сто человек пришло. Деньги есть? Есть. Лавина бы пошла. А внутри меня — нет, не идет. И я не стала делать продажи на том, что мне внутри скучно.

И даже «Идеальная неделя», задуманная как проект для приведения себя в форму, улетела в сторону радости и энергии, а не хмурой задачи «похудеть». Потому что внутри меня эта задача про танец и легкость. И внутри всех пришедших тоже.

Одним словом, мне радостно продавать. Я здесь немного экскурсовод: посмотрите сюда, гляньте туда. Это так интересно! Мне правда интересно.

Как вы успеваете/можете вести столько групп? Так быстро реагировать на групповые чаты? В живых группах все замечать?

Отвечаю:

Это мультифокус. Необходимое свойство внимания группового психолога. Про мультифокус мне сказал супервизор, тоже групповой психолог. До этого я не знала, как это называется.

Он тренируется практикой. Ведешь живую группу в 5 человек, потом в 25, потом в 160 (это уже не группа, а аудитория и с ее вниманием тоже нужно уметь работать).

Между ними годы работы. Каждый день. Тренерская работа это тоже тренируемый навык, который у меня лег на некую имеющуюся предрасположенность.

В онлайн-группах я успеваю видеть вопросы, так как у меня скорочтение. Нет, не училась. С детства. Я вижу всю страницу книги почти целиком, пару абзацев подробно (и это не всегда удобно, так как самое сильное слово из последнего абзаца иногда вскакивает в его самую первую строчку). Не просто вижу, а сразу понимаю. Так было всегда.

Если этого нет, можно ли?

Можно. Только в другом темпе. В своем. Обстоятельно, не торопясь.
Моя скорость высока и это тоже врожденное, но не всем нужна и хороша такая скорость.

К вам придут свои.

Ваша команда? На платформе десятки предложений, записи, всем отвечают, платить легко. Как это сделать?

Отвечаю: то, как я с этим мучилась, знают единицы.

Но самое главное, что мне дало много форы: я в общей сложности полтора года лично просидела на техподдержке своих проектов. Я руками все делала, все процессы. Продажа проектов. Продажа записей. Билеты. Автоматическая доставка. Письма после каждой итерации лично написаны (их таймпед, например, взял в работу).

Это прокачало мое терпение и понимание людской психологии круче чем монастырское послушание. Я знаю кухню и весь валежник саппорта перебрала своими руками.

Я всегда ориентируюсь на довольно напуганную и бестолковую Люсю Пупкину, которой всегда должно быть понятно, что произошло и что будет происходить. Это ведь я сама. Меня нельзя в цифровом мире оставлять без сопровождения.

Поэтому юзабилити френдли это то, от чего я способна ругаться часами, пока его не добьюсь.

Когда этого не было, а был только оффлайн, люди тоже удивлялись, как я без ассистента.

А у меня в айфоне были настроены горячие кнопки со стандартными ответами. Когда шли активные записи групп, мой айфон раскалялся уже к обеду, но я мало что пропускала.

Мультифокус и скорочтение тоже со мной, было семь каналов связи — почта, смс, звонки, вотсап, телеграм, месенджеры и вайбер (потом я его прихлопнула).

Потом мы ушли на Геткурс, который сложнее и умнее меня, поэтому я туда не лезу совсем. Там специально обученный человек: да, только один, это наша Ксения.

Все, что можно автоматизировать, автоматизировано.

Было ли трудно делегировать?

Сначала да.

Теперь я ненавижу микроменеджмент, очень рада передать и обучить, и освободить себе голову для придумывания и продумывания.

Понимаете, самое главное мое занятие в жизни — это придумывать. Самое любимое. Я же не ставлю себе задачу: на чем бы заработать. Я говорю — я придумала! И потом иногда уныло бреду восвояси, потому что меня все отвергли; либо оно пошло и полетело, тогда сажусь в супервизии и конспекты.

Невидимая сторона моей работы — это супервизии и то, как я ковыряюсь с материалами. Например, в теме про выгорание для будущего тренинга я просидела почти двое суток, и все равно сделала вывод, что гипотезу про прогноз можно проверить только в групповой работе. И только потом делать вебинар.

Что вы покупаете сама? Где учитесь?

Ничего не покупаю. Последнюю очную учебу проходила у Кати Михайловой в ИГИСПе в 2019 г.

Регулярно ЭТО ВАЖНО! (почти еженедельно) беру довольно дорогие консультации:

— супервизор, конечно
— личная терапия
— работа с ПТСР (все реже)
— маркетолог
— финансист
— юрист
— даже бодаться с банками Испании я нашла специального человека. Вернусь, продолжу
— и, конечно, бизнес-тренер, которого я очень люблю.

Все, в чем я не разбираюсь, отдаю на аутсорсинг. Объем выплат за личные консультации довольно большой. Они помогают корректировать курс и не делать дорогих ошибок.

Всегда (ЭТО ВАЖНО!) я много читаю. Что попало. Если меня что-то зацепило, я гуглю до дыр. Я шляюсь по интернету свободно и очень люблю попасть на неизвестное. Потом иногда каким-то образом это все собирается в идею. Или не собирается.

Как писать так легко?

Для меня написать текст это дико интересное и очень любимое занятие. Иногда легкое, иногда не очень. Вынырнув от работы, я отдыхаю текстом. Будто вышла вдохнуть воздуха. Поэтому не знаю.

Что важное:

Знаете, я немного замучена вопросами «как сделать быстро». Я очень быстрая, очень. И давайте посчитаем:

Количество подписчиков

На раскрутку блога и соц сетей у меня ушло 15 лет. Я каждый день с 2006 года выдаю контент. И никогда не было задачи «раскрутить». Я просто письменно болтлива.

Если вы нет, начните сейчас, или купите фолловеров, как многие делают, если хотите «быстро». Но с ними же тоже наверное надо уметь что-то делать?

…или пишите просто информацию, сторителлинг могут и любят не все.
Через несколько лет регулярного труда у вас будет результат. В инсте у меня прирост публики по 1-2 человека в день. Петух по зёрнышку клюет. Я всегда этой пословицей удовлетворяюсь.

Стабильная практика

На то, чтобы моя практика не подвергалась сезонным влияниям, у меня ушло 5 лет ежедневного приема. Ежедневного. Я пахала как лошадь.
До этого — финансовые провалы во все длинные выходные. Начинающие психологи меня поймут. Там страшно.

А потом настал год, когда в новогодние каникулы была полная запись.

Легкий набор групп

Я 9 лет веду группы. Я люблю это делать. Но!

Прежде чем сесть в онлайн, я 5 лет вела их живьем. В году у меня было три выходных. В неделю 3-4 группы и прием. (Групповики знают, что наше рабочее время — это субботы и воскресенья, а также вечера будних дней).

Поэтому за мной на каждой онлайн группе в сто человек стоит опыт в сто человеко-часов вживую, и я знаю каждую кочку в динамике и реакции.

Поэтому идите работать.

Однажды, в самом начале, мне сказали: если на твою группу придет только 1 человек, иди и работай.

И я шла и работала.

И платила за консультации тем, кто опытнее. Тащилась к ним с ошибками и ужасами.

Не успевала за теми, кто успешнее, вечно хромала в разных смыслах, поэтому научилась не торопиться и брать что дается.

Тоже хотела быстро, но делала как есть.

Другого пути не знаю совсем.

Какой самый лучший вывод из всего этого написанного сделала бы я?

Я бы все свои «а если» понесла бы к супервизору, психологу, маркетологу и другим специалистам. Ведь у меня тоже есть эти «а если». И я их учитываю.

А если у меня нет столько энергии?

А если я не знаю, как работать с платформами?

А если у меня нет опыта? И тд.

Я не люблю эти вопросы. Они недозаданные. В них всегда есть смысл «а меня вы не учли»

Бороться с ними можно только одним способом:

Что я могу сделать, если мне хочется так же, а у меня нет вот этого и того?

Где я могу найти в этом помощь?

Кто мне может помочь увидеть МОИ варианты?

Когда хочешь результатов, необходимо научиться отвечать себе на это самостоятельно или с помощью специалистов.

Надеюсь, мне удалось показать историю, в которой все измеряется годами работы, ошибками, усилиями и помощью других людей; и ничего не «быстро».

Юлия Рублева, психолог, 2021

Работать с этой темой у Юлии Рублевой

Читать по теме

Адаптация

Адаптация

Адаптация к новому — процесс, который здорово жрет любую мощность. Главная задача — освоиться. Наглядно это выглядит так: вы садитесь в кресло, где до вас кто-то сидел. Сдвинуты подушки, откинута спинка, смялась накидка. Кто-то садится на краешек, ничего не трогая, а...

читать далее
Ты обязательно выберешься из ямы

Ты обязательно выберешься из ямы

Однажды я услышала от своего психотерапевта «нет ничего невозможного в рамках человеческой судьбы». Она знала, о чем говорит: ведь психологи как раз свидетели того, что и как может сделать человек со своей жизнью. Тогда я сидела перед ней растерянная и плачущая, так...

читать далее
Люблю и мечтаю

Люблю и мечтаю

- очень люблю суп из овсянки, такой, знаете, больничный, вязкий, обволакивающий. Забыла совсем про него, а потом вспомнила и сварила. просто на курином бульоне. - мечтаю о собаке. У собаки нет никакого лобби среди моих котов и моего образа жизни. Есть только связанная...

читать далее
Как побороть неверие в свои силы?

Как побороть неверие в свои силы?

Как побороть неверие в свои силы?

«Как быть в ситуации, когда сложно начать новое, серьезное дело? Как побороть неверие в свои силы?»

Конечно, первый ответ, который здесь просится, – «никак». Просто делать, и все. Через неверие. Но у меня есть кое-что получше.

Тестирование реальности и сырые проекты

Я собирала чемодан в Москву. Мысленно. Дело маленькое, но я уезжала надолго, и надо было взять много вещей. Представляла себе, как я везу туда кастрюлю.

Потом пришла в комнату, раскрыла чемодан, а кастрюля туда не вошла по высоте. Моя идея не прошла тестирование реальностью.

Тоня мечтала, как будет фуд-блогером. Снимать еду, вести инстаграм. Социальных сетей она боялась и не верила в себя. Постила урывками и редко. Но, наконец, взялась, решила делать сначала просто регулярные тексты о том, о сем. Валя и Коля решили делать примерно то же самое.

Тоня столкнулась с тем, что на ее посты не реагировали.

Валя – с тем, что рвущиеся из нее мысли и богатый контент надо загружать в сеть регулярно, как заваривать свежий чай. И это требует минимум часа в день.

Петя удачно зашел, словил хайп и 120 коментов, 70 из которых были оскорбительными, после чего перешел в режим френдз-онли.

Тоня в итоге пишет в журнал, два текста в месяц.

Валя выбрала лайт-режим, раз в неделю, но стабильно. Ее аудитория растет по 1-2 человека в день.

Петя через месяц снова открыл страницу для всех и за два года нарастил носорожью шкуру.

Я взяла сковородку.

Все столкнулись с реальностью, не победили ее, но и не отступились.

Что они сделали на самом деле?

Отказались от мыслей от своей грандиозности. От выбора «все или ничего». Выбрали «немножко» и «как есть».

С чем им пришлось столкнуться?

Наверняка с внутренним критиком. Если дать ему волю, он уничтожит любой проект. Он отвечает за безопасность в том месте, где нам угрожает стыд. Нет рисков – нет провалов – нет стыда (и никто не пьет шампанское через 20 лет). А еще он вечно хочет «быстро».

Что им сказала реальность?

На самом деле я – вот такая.

Что они сделали правильно?

Не стали ждать идеального момента. Выкатили проект сырым, как есть и как могут. Но выкатили.

Что они получили?

Обратную связь от реальности. Их планы не возымели успеха, но стало понятно, в каком месте их можно корректировать, в какую сторону и как это приладить к своей жизни. Так, на коленке, допиливаются все успешные стартапы.

Что они получили еще?

Навыки. Писать регулярно – навык. Ловко собирать чемоданы – навык. Рисовать георгин – навык. Варить кашу – навык. Составлять таблицу – навык. Снимать сториз – навык. Откладывать десятую часть зарплаты – навык. Они приобретаются только частым повторением. Больше ничем.

 Именно из-за крепко обретенных навыков человек «железная задница» на длинных дистанциях обгоняет человека-феерию, даже очень талантливого.

 Что они сделали еще правильно?

Согласились на то, что могут так, и пока больше никак. Делали маленькое и регулярно, пока не смогли сделать большое.

«Переехать в другой город» – большой, грандиозный проект. Собрать в чемодан необходимое на первую неделю гораздо проще.

«Стать известным блогером» – большой, грандиозный проект. Проверить, можешь ли ты писать раз в неделю что-то новое – гораздо проще.

Любой успех – это постоянная коррекция своих шагов в том танце, где твой партнер – реальность. «Я попробую, а там как пойдет» иногда является хорошим способом залезть внутрь, осмотреться и понять, что к чему здесь прикручено. А внутреннего критика на это время можно сослать в анекдот про уточку и гусей, и смотреть, как он там мерзнет.

Юлия Рублева, 2021

На картинке: команда внутренних критиков смотрит, как ты пилишь свои убогие сториз

Работать с этой темой у Юлии Рублевой

Читать по теме

Январь, снегопад

Январь, снегопад

...Январь, снегопад. Я шла из больницы от друга, который умирал. Мне было 16. Я так отчетливо помню эту мысль: господи, мне так одиноко, горестно, и даже поговорить не с кем... Я была маленькой, вернее, очень юной, и нуждалась просто в образованном собеседнике....

читать далее
Как быть, когда много нового и все трудно?

Как быть, когда много нового и все трудно?

«Юля, здравствуйте!Я одна в большом городе, у меня новая должность со страшным функционалом, но она мне нравится и уйти я не могу. И вдобавок у меня нет пары, а те, кто есть: сначала секс, потом цветочки, то есть считай никого. И вот что-нибудь против «утопления»,...

читать далее
Я все сама

Я все сама

«Как забить на все сложности жизни, понять и принять, что все это, каким бы ни казалась страшным и актуальным – только временно, и быть хотя бы немного над схваткой, а не внутри? И возможно ли это для простого человека в принципе? Или мы обречены на муки тревоги и...

читать далее
Подарок

Подарок

Подарок

…С чем вы справились в вашей жизни — и при этом не считаете это чем-то особенным?

А НА САМОМ ДЕЛЕ сколько усилий вам это стоило?

И от чего пришлось отказываться?

Что у всех было, а у вас не было? (обычно перечисляют: время; сон; деньги; — все уходило на учебу или работу ради далекой цели).

А теперь в итоге что вы умеете?

А что вы имеете?

А что вы знаете?

Как, вообще, работать с самооценкой? Как обрести хорошую самооценку?

Прежде всего, правильнее говорить — адекватная самооценка, хотя все хотят «высокую» или «хорошую». Адекватная самооценка — это знание, что ты умеешь и чего не умеешь, что ты можешь и чего не можешь; это устойчивая способность адекватно оценивать себя самому. Адекватная самооценка взрослого зиждется на фактах собственной биографии, а не на мнениях других людей.

Самооценка и ощущение собственной ценности различаются. Самооценка формируется в дошкольном возрасте с помощью значимых взрослых. Когда тебя хвалят или ругают, ты получаешь какое-то представление о своих способностях и навыках. Оценивать — прерогатива и даже обязанность родительских фигур.

Низкая и завышенная самооценка — это, в сущности, две стороны одной медали.

Низкая самооценка укрепляется там, где ребенку твердят: «Ты хуже всех. Ты неряха. Ты лентяй. Ты неудачник. У всех дети как дети, а ты». Когда его все время сравнивают с другими детьми не в его пользу. Когда потребности ребенка не признают и высмеивают в грубой форме «мало ли, что ты хочешь». Где за ошибку ругают, но исправлять не помогают и как надо делать правильно — не учат. Где обесценивают любые его усилия.

Такой взрослый ощущает себя недостаточно сделавшим для того, чтобы его похвалили, даже если он уже в списках Форбса. Внутри живет: «я не сделал ничего особенного». Не умеет признавать свои победы и праздновать их. Не умеет отдыхать. В его лексике нет слова «достаточно». Чувствует себя слитым намертво с неудачей или провалом, всем собой — плохим.

Завышенная самооценка формируется там, где ребенка сравнивают с другими «ты у нас лучше всех». Где не дают адекватной оценки его навыкам (лет с шести можно и нужно мягко поправлять, учить, показывать; подростков нормально конструктивно критиковать) — и он вырастает, считая, что не имеет права на НЕ гениальное. Такой взрослый обычно измучен ощущением фоновой неудачи, постоянно конкурирует, часто — бессознательно; тяжело переживает собственную зависть; не готов ко вторым ролям.

Адекватная самооценка формируется в тот момент, когда учитель или родитель, не теряя уважения, говорят, учат, направляют, сообщают: «Вася, ты здорово нарисовал птицу, но вот с заполнением дневника у тебя непорядок». Или: «Вася, картошку ты чистишь так себе, а вот кровать заправляешь отлично».

Вася таким образом получает сообщение: «я что-то делаю хорошо, а что-то — не очень. Если я приложу усилия, у меня получится. Нормально, когда что-то получается, а что-то нет. Многое зависит от меня. Нормально что-то уметь лучше, а что-то хуже. В общем и целом, я в порядке».

Такой взрослый спокойно впоследствие признает, что у него есть сильные и слабые стороны, знает их хорошо, учится новому спокойно и только если ему действительно надо, умеет делегировать там, где сам не тянет.

А вот ощущение собственной ценности формируется в тот момент, когда ребенок получает опыт: «меня любят не больше и не меньше, если я что-то делаю хорошо или плохо. Мне всегда одинаково безопасно, даже если я дерусь, ошибаюсь, плачу или злюсь». Другими словами, тебя любят и ценят вне зависимости от того, умеешь ли ты хорошо рисовать или вообще не умеешь.

Такой взрослый впоследствие располагает всем спектром своих эмоций, умеет их называть и опознавать, не подавляет, а регулирует.

Хорошие новости: мы можем дать себе недоданное через любую психологическую работу.

На мой тренинг о самооценке «Подарок» в Москве обычно приходили потрясающе успешные люди. Слушаешь биографии и поражаешься — что они здесь делают?
А они пришли научиться забирать и присваивать свой успех. Не отдавать его больше на оценку чужим недобрым глазам. Учиться замечать, как привычно обесценивают себя.

Адекватная самооценка крепко спаивает тебя с чувством собственного достоинства. Делая первый раз «Подарок», я думала о том, как на тренинге дать «попробовать» это ощущение.

А что, если произнести некое заклинание, которое является горделивым отказом? Таким, которое может произнести только человек с чувством собственного достоинства?

Люди с заниженной самооценкой обычно бояться отказывать. Участники «Подарка» произносили фразу «Я подарок, но не твой»* и мгновенно выпрямлялись. Они отказывали: всей группе, мне, каждому по отдельности. Конечно, в пересказе упражнение может выглядеть дурацким, но перед этим было еще много всяких упражнений, которые вели к этой кульминации.

У меня обычно небольшие группы, и нам хватало дня, чтобы это сделать.

Потом запросы на «Подарок» увеличились. Собирались группы уже по 20-25 человек. Я урезала «Подарок» до одного простого упражнения в кругу.

Это же упражнение в модифицированной версии перешло и в онлайн-формат.

С чем вы справились в вашей жизни — и при этом не считаете это чем-то особенным?

А НА САМОМ ДЕЛЕ сколько усилий вам это стоило?

И от чего пришлось отказываться?

Что у всех было, а у вас не было? (обычно перечисляют: время; сон; деньги; — все уходило на учебу или работу ради далекой цели).

А теперь в итоге что вы умеете?

А что вы имеете?

А что вы знаете?

Участники учились хвалиться. Даже хвастаться. Это давалось мучительно.
Учились правильно хвалить — вернее, одобрять. Ободрять. Выражать признание. Как равный равному. Без заходов сверху, без «умнички» и «молодчинки».

Постепенно «Подарок» модифицировался и в онлайн-версии появились еще роли отвергнутых частей личности. Того самого неряхи, или лентяя, или неудачницы.

И фасадных частей: отличницы; героя; эффективного менеджера, прочих несчастных, тянущих лямку благополучного фасада.

Появилось специальное упражнение на присутствие молчаливого наблюдателя, который никак не оценивает, но при этом поддерживает. Для многих это становилось первым опытом такого присутствия, переживаемого как безусловное принятие и меняющее тональность внутреннего диалога.

Когда-то давно меня научили — только будучи цельным, мы можем быть счастливы. Все, чем обычно занимается психология — это интеграция, собирание в целое. Поэтому обычно мы так радуемся возможности собраться воедино, стать целым.

… Я очень рада вас знакомить со своими детищами. Такой вот у меня есть тренинг «Подарок». Самый первый мой однодневный тренинг, старинный, ему почти 8 лет, и любимый .

А вам буду еще рассказывать про «Мын». И про «Звездные войны». Здесь для меня много профессионального любопытства.

И, если тему кризисов идентичности и кризисов в профессии («Мын») многие из нас уже «понюхали» на множестве тренингов и групп, то с темой женской конкуренции все ой как непросто и страшно интересно, вы не представляете, как она заряжена именно потому, что ее не признает актуальной для себя большинство женщин.

В общем и целом, на любом тренинге или групповой работе нужно всего лишь три вещи: история, фантазия и любопытство. Со всех сторон.

Спасибо за внимание! И, надеюсь, со многими увижусь в новом сезоне на живых группах в Москве и Барселоне (расписание будет в марте).

*За фразу, упражнение и поддержку для первой версии «Подарка» огромное спасибо Марине Афанасьевой.

фото Ольги Паволги

Работать с этой темой у Юлии Рублевой

Читать по теме

Начало частной практики, ч.2

Начало частной практики, ч.2

Наш профессор очень жестко учил нас, что самое опасное – это безапеляционно знать. «Бойтесь роли гуру пуще, чем любого пренебрежения к вашей компетенции», – говорил он. В чем практически это стоит применять начинающему коллеге, который, на миг умерев от ужаса прямо на...

читать далее
Начало частной практики психолога. Что важно?

Начало частной практики психолога. Что важно?

Я поделюсь маленькими, но важными вещами, которым я научилась на собственной супервизии и в собственной практике. Никакое самое лучше психологические образование не сделает вас готовыми сразу садиться на прием. Это всегда страшно. И это нормально. На мой взгляд, нужно...

читать далее
Так уж вышло…

Так уж вышло…

Так уж вышло, что я будто родилась хорошим продавцом. Все, что было у меня, надо было всем. Хотя у меня особо ничего в детстве и не было. Очень ценным для меня был нарисованный снегирь: единственная открытка, которую я не меняла ни на что. Он был такой восхитительно...

читать далее
Руки

Руки

Руки

Был у меня сложный период в жизни, еще задолго до танго, где я почти все время ходила как в тумане, потому что какая-то часть меня беспрерывно обрабатывала травму.

Она заключалась в том, что мне, привыкшей быть любимой, ощущать себя желанной и красивой, довольно долго давали понять, что отношения со мной могут быть только тайными. Когда я вырывалась из морока, а это было ровно два раза, я испытывала тягостное недоумение: однажды я шла по какой-то тенистой аллее в Керкире и вдруг замедлила шаг, пораженная: что я здесь делаю, в таких отношениях? Но потом опять все заплыло картинкой, мороком, легло на плечи тяжелым туманом, и все исчезло.

А второй раз, спустя год, я сидела подавленная до слез, и печатала что-то, и вдруг увидела свои руки.

Это были руки другой женщины. Красивые, ухоженные, со светлым дорогим маникюром, с крошечным бриллиантом в кольце, они могли принадлежать только той, которая уважала себя. Любила себя. Которой не о чем было плакать каждое утро. И которую совершенно немыслимо было обидеть, обижать, не признавать или не любить. Бриллиант чистой воды, подаренный мужем много лет назад, сверкнул мне оттуда, прорезал плотные слои тумана, в котором я поверила, что любить меня невозможно, из глубины груди на миг поднялось изумленное возмущение «со мной так нельзя!» и все снова улеглось, теперь уже совсем ненадолго.

Бывает, когда те, кому ты доверяешь и кого уважаешь, тебе объясняют тебя в самом наихудшем свете, объясняют годами, знакомят тебя с тобой, непригодным для любви и уважения, для покоя и счастья, — и ты веришь. В такое попасться может каждый. Особенно тот, которому незнаком опыт такого подавления, и, следовательно, опыт сопротивления: например, дети, которых любили и уважали. Попадается тот, который не делает так сам и не знает, что это, — когда с тобой такое делают другие. В эти же годы я совершенно не распознавала такие вещи, прилетавшие мне от «подруг»; от тех, кому я доверяла и у кого училась; и просто продолжала в этом быть и терпеть. Тогда я болела так, что врачи собрали консилиум и приглашенный доктор сказала мне: детка, твой диагноз — соматизированная депрессия, твое тело умнее тебя, избавься от всех мудаков в своей жизни.

Тело знало правду, но доказательств у него не было.

Только руки.

Я решила написать это сегодня тем из вас, кто почти поверил, что он не годится. Или что ему нельзя доверять. Или нельзя любить. В вашей жизни есть что-то: примета, ниточка из клубочка, штучка, которая не подходит для сегодняшней печальной конструкции. Обратите на нее внимание. Поверьте ей. Все ваше — при вас, никуда не делось, с вами все в порядке, вы — хороший и такой, как надо. Идите за этой штучкой, приметой, ниточкой, дайте ей себя вывести в другую жизнь, верьте ей.

Работать с этой темой у Юлии Рублевой

Читать по теме

Что чувствуют люди, когда им все время жалуются?

Что чувствуют люди, когда им все время жалуются?

Что чувствует человек, которому все время, всю его жизнь, годами, жалуются и только жалуются одни и те же люди на одно и то же, а он при этом не их психолог? А просто – родственник, друг, сын, дочь, брат, сестра? В конце концов, постоянный читатель? Еще с советских...

читать далее
Презрение: один из видов агрессии. Кого мы им «награждаем»?

Презрение: один из видов агрессии. Кого мы им «награждаем»?

Для того, чтобы рассказать вам об этом сложном чувстве, я зацепилась за слово «награждаем». Мы не награждаем злостью или яростью, насмешкой или отвержением. Но презрительным взглядом мы именно «награждаем». А там, где есть награда, ищи заслугу. Так что же такого...

читать далее
Это возмутительно! О коварстве чужого негодования

Это возмутительно! О коварстве чужого негодования

  Этимология слова: считать негодным, неподходящим, недопустимым, отвергать. В некоторых словарях прибавляется значение «крайней неприязни и недоброжелательности». Мы негодуем, когда чем-то, а чаще – кем-то, – возмущены: то есть недовольны, не одобряем и главное...

читать далее
Успеть до лучины

Успеть до лучины

Успеть до лучины

Вопросы – Марта Кетро

(Несколько лет лет назад в моей жизни не было танцев, мне исполнилось сорок и было страшновато).

– Мне иногда кажется, что многих женщин к среднему возрасту охватывает непобедимый психоз, и они принимаются громко доказывать окружающим, что:

1. невероятно гордятся своим возрастом;

2. выглядят и чувствуют себя лучше, чем в 20;

3. не хотели бы вернуть свою печальную юность;

4. дадут фору любой молоденькой;

5. взрослые мужчины, которые связываются с юными девушками, просто не готовы к серьёзным отношениям с Настоящими Женщинами и вообще извращенцы.

И так они при этом кричат, что как-то им не очень веришь. Должна признать, у тебя я такого не замечала, но всё же задам несколько тревожных вопросов: ты тоже не хочешь вернуть свои 20 лет?

– Я понимаю, что как-то должна от тебя отбиваться, но мне нечем. Я не хочу вернуть свои 20 лет, хотя своих сорока, как я уже писала, боялась жутко. Если ты спросишь, почему, скажу – потому что я не умела получать такое удовольствие от жизни, включая чисто физиологическое, как сейчас. В частности. А это важно!

Но первым делом – потому что мне и так хорошо, и к тому же я очень любопытная: что впереди? В мои 60? Обещают свободу и много смеха, а для меня это все равно, что пойти в парк гулять и есть сладкую вату, сколько влезет. Я ее люблю.

Но я, пожалуй, соглашусь вернуть свои 20 лет при одном условии: если весь мой опыт, в том числе и знание о себе как о женщине, и мои знания о мужчинах, в том числе о мужской физиологии и психологии, оставить мне. И еще мою грудь, такую, какая у меня сейчас, потому что она больше на размер, чем тогда. Ты не знаешь, такого нигде не предлагают?

– Неа. Я интересовалась только теми предложениями, где как раз возвращают двадцатилетнюю грудь.

– Мне моя пока хороша.

– Не собираешься ли сделать обнажённую фотосессию?

– Обнаженную нет. Это мне неинтересно. А полуобнаженную вот сделала только что.

– Думаешь ли ты, что очень молодые девочки неинтересны?

– Нет, не думаю. Я думаю, что молодые девочки созданы для обожания мужчинами и родителями: они похожи на конфетки или на румяные пирожки, у них светятся глаза и за одно это их можно любить всей душой. Наверное, я так говорю, потому что у меня дочка Машка и я наблюдаю ее вблизи.

– Я знаю, что тебе комфортно в твоём нынешнем возрасте, мы это обсуждали. Но бывает, что женщина просыпается утром и обнаруживает на лице потраву, которой будто бы не было вчера. Не в смысле глаз подбит и зуба нет, а какая-то непроходящая помятость на шее, поплывший подбородок, гусиные лапищи. Вдруг что-то такое бросается в глаза, чего не замечала. Как ей справиться с отчаяньем? Или ты чувствуешь в таких случаях что-то другое?

– Я чувствую в этих случаях то же, что и все: ужас. Первый раз я его почувствовала, когда мне было 24 года и я обнаружила у себя целлюлит. Ужас! Я погибала, становилась древней старухой, я стояла перед зеркалом в прихожей и медленно оплывала вниз, как горка плоти, тронутая смертью и тленом.

Но у меня хорошая генетика. У меня до сих пор нет гусиных лапок. Стыдно и радостно признаться, но я не очень твердо знаю, что это такое. У моей мамы до сих пор очень мало морщин, хотя она не выглядит как юная девушка. Просто кожа, доставшаяся от какой-то восточной бабки, – все женщины у нас в роду ссыхались к 70-ти. Но как справиться с отчаянием, обнаружив «потраву», я не знаю. Я привыкла к своему отражению в зеркале, смирилась с теми изменениями, которые во мне произошли, и, в общем, пока довольна тем, что вижу. К тому же я уже второй год каждую неделю делаю массаж лица, пока этого достаточно, чтобы ухватить губительные процессы.

Я не знаю, утешит ли кого-нибудь это, но у каждой женщины – у каждой! – есть достаточно времени, чтобы привыкнуть к тому, что она необратимо меняется. На смену привычному пользованию своей красотой направо и налево приходят другие радости. И если женщина профукала этот запас времени не на адаптацию, а на сожаление и отчаяние, то в 60 она надует губы гелем и будет соперничать с 30-летней дочерью.

 

– Допустим, у тебя нет амбиции всегда оставаться юной. И даже нет хронической усталости, потому что ты действительно умеешь отдыхать и расслабляться, как мало кто в нашей угрюмой стране. Но как быть с внутренним газированным задором, толкавшим на приключения? Он исчез или остался? Кажется, сейчас самый яркий экспириенс сводится к тому, чтобы ночью поехать с проверенными людьми в незнакомый ресторан или сорваться одной в Европу.

– У меня была достаточно безумная юность, если я дам себе волю сейчас (а иногда я это делаю), это будет все так же безумно, только сообщников у меня почти не осталось. То есть я не жалею об этом газированном задоре. Он, увы, всегда со мной, только я научилась его регулировать. И это тоже увы.

– Какой последний безумный поступок ты совершила?

– Слушай, если я об этом здесь расскажу, я не буду иметь права быть автором одной из глав своей книги.

– Самое острое переживание последних месяцев?

– Это были два «расстрельных» дня. К тому времени в моей жизни скопилось много того, что мне не нравилось. И что я годами или месяцами терпела.

В один из дней я встала утром и объявила некоторым своим знакомым людям об изменении правил игры, при этом я совершенно не была готова к компромиссам, о чем объявила тоже. Я не ставила им условий и
ничего не просила (они бы все равно не сделали), просто сообщила, что общаться больше не буду. Двое из них исчезли из моей жизни, трое изменились, хотя я этого не ждала.

С тех пор в моей жизни стало получше со всякими приятными штуками и похуже со всякими противными. А я получила хороший урок – что можно не приноравливаться к боли или к отвращению, а просто не связываться с тем, что причиняет боль или вызывает тошноту.

– Как у тебя с влюбчивостью?

– Плохо. За 40 лет всего четверо мужчин, которым я говорила слово «люблю». Не считая Ваньки Евченко в третьем классе, но я ему не говорила, а просто молча страдала.

– Какие развлечения юности, не считая секса, интересны и теперь, а какие больше не веселят? А что новенького?

– Развлечения? О, с ними стало гораздо лучше, чем в юности. Я инфофаг. Я способна читать что угодно, даже инструкцию на рулоне туалетной бумаге. Если меня не трогать несколько дней, принести интернет, еду и оставить в покое, то я дня через три вынырну из сети задумчивая и придумавшая много чего новенького. Я поглощаю информацию, она дает пищу моей фантазии, а главное, что я всегда умела и умею – это мечтать и фантазировать.

Слушай, я понимаю, что ты не об этом спрашивала. Ты спрашивала, трясу ли я позорно своими старыми костями на каких-то ночных танцульках и можно ли меня там подловить соперничающей за внимание небритого юного мачо с какой-нибудь персиковой девушкой 22-х лет.

Нет, Марта. Мне грустно, но небритые мачо приходят по ночам ко мне домой. Они понимают, что я по морозу или по жаре не доеду, на танцульках меня прихватит артрит, девушка будет обидно надо мной смеяться, и поэтому я не хожу на танцульки.

– Веришь ли ты, что взрослые мужчина и женщина могут построить вместе новые долгосрочные отношения или те и другие вынуждены брать для опытов более податливый человеческий материал?

– Верю. Знаю. Вижу. К тому же, что ты называешь податливым человеческим материалом? Более упертой, безжалостной, не способной к компромиссам, эгоистичной, жестокой, чем я была в свои 20 лет, я не была.

– Ты помнишь безжалостную историю Ирвина Ялома о женщине шестидесяти пяти лет, которую не полюбил мужчина тридцати пяти. Она, пишет Ялом, видела проблему в чём угодно, кроме некоторой разницы в возрасте. Как ты думаешь, у любого где-то есть своё слепое пятно «осознанного неосознания»? Как часто оно связано с возрастом? Часто ли мужчины жалуются, что девки их не любят, потому что дуры (а не потому что не любят брюхатых папиков)? А ты можешь нащупать своё слепое пятно?

– Часто ли женщины, чью разницу в возрасте с мужчиной они считают ощутимой, думают, что их бросили потому, что мужчина упертый дурак, а не потому, что она его на 4, 6, 8, 10, 15 лет старше? Это я твой вопрос дополняю. Я не вижу проблемы в разнице в возрасте. Все, что до 12-15 лет, относится к одному поколению и разница в возрасте невеликая. Тридцать лет – это ощутимо. Но тоже всякое бывает. Насколько я знаю историю, о которой ты пишешь, он бросил ее бы и в том случае, если бы она была младше – просто потому, что она давала ему противоречивые двойные сигналы и нарушала его границы. Для того, чтобы отпугнуть партнера, не обязательно быть его старше. Можно делать просто много других неприятных вещей.

Я вижу в твоем вопросе беспокойство другого рода. Понимаешь, я считаю, что, конечно, люди без огромной разницы в возрасте лучше понимают друг друга. Так же как и люди одной религии, одной страны проживания и т д. Но моя работа дает мне достаточно богатый человеческий материал, чтобы утверждать, что этого недостаточно. И это даже не необходимое условие. Твой же вопрос не про любовь, а про функции: какой нужно быть, а какой не нужно, чтобы тебя любили, и уж, на худой конец, не покинули? Может быть, если все будет тип-топ по возрасту и по цвету кожи, то тогда не бросят? Или, если я буду за собой ухаживать, то тогда не бросят?

Не бросают любимых. Остальных – старше, младше, – бросают, оставляют, терпят. А уж что делает любимую женщину любимой, или что делает любимого мужчину любимым, я не знаю.

Про свое же слепое пятно если бы я знала, то каким же оно тогда было бы слепым?

– Боишься ли ты смерти?

– О, это очень удивительный вопрос. Оказывается, когда люди боятся смерти, они боятся разного. Кто-то небытия, кто-то смертных мук или боли, кто-то зависимости или беспомощности. Я боюсь боли. То есть да, я боюсь смерти, а почему – потому что я боюсь боли.

– А чего ты вообще боишься?

– Я боюсь проглядеть что-то важное в любимых людях. Что-то, что изменится, а я не буду об этом знать – например, потому что была в этот момент слишком равнодушна или слишком тревожилась о другом.

– Мне кажется, взрослая женщина непобедима, если не пытается играть на девочковом поле. Она личность, художник, профессионал, любящий и любимый человек, но не беспомощная мяфа с дак-фэйсом, которая требует от мужчин всего и много, потому что она дееееевочка. Я различаю женственность и инфантилизм, но многие путают. Пристойна ли инфантильность в 40? Пристойна ли трансляция агрессивной сексуальности после пятидесяти? Кстати, что такое «пристойность»?

– Можно я отвечу коротко? Согласна с первой частью вопроса, на три последующих отвечу – 1) нет, 2) нет, 3) для меня это уместность.

Марта, послушай. Всем тем, кто боится стареть, нужно прочитать про физиологию старения. Думаешь, дамы в 60 и в 70 надувают губы силиконом, потому что хотят секса? В этом возрасте либидо не сильное и вполне себе регулируемое. Дак-фейс в 40 это признак того, что девочка не выросла в женщину, в 50 – что девочка боится умереть, боится пустоты, и единственный освоенный способ её заполнить – ощущение того, что тебя хотят как объект. Если мы к сорока полны, если знаем множество других способов заполнять себя, ощущать себя наполненной, нам будет не так страшно в 50 (а сейчас это считается возрастом зрелой молодости) и в 70.

– Я от души надеюсь, что нежность, женственность и мягкость, это не возрастные категории, и мы не огрубеем неизбежно, как наши локти и коленки. Или это я напрасно?

– Я тоже надеюсь, но, послушай, я больше не могу отказывать себе в удовольствии захохотать над тем, что раньше меня бы возмущало, ранило или приводило в негодование. Я раньше, веришь, никогда не могла позволить себе смеяться над мужчиной, а теперь запросто – если он ведет себя смехотворно.

Я перестала бояться не оправдать ожидания всяких дядек и тетек, а также девочек и мальчиков, которые приходят ко мне в блог или ко мне в жизнь с одной целью, – сказать, какой я должна быть, чтобы их не разочаровать. Я просто шлю их в жопу без лишних слов. Я перестала хотеть быть для всех и во всех ситуациях хорошей, чем экономлю себе массу времени и сил. Близкие мне люди знают, какой жесткой, своенравной, упрямой и вредной сукой я бываю. Не близкие тоже.

– Из честных преимуществ возраста мне известно только одно: при правильном образе жизни мы становимся всё более органичными в мире. Сначала он ужасно жмёт и давит, потом осваиваешься и даже можешь его менять, а позже врастаешь, как дерево или камень. В остальном же, это невероятно увлекательная игра, которая, к сожалению, происходит с небольшой, но постоянной потерей очков. Всё это немного безнадёжно, нет?

– Слушай, смирись уже с тем, что ты умрешь. «Доктор, я умру? – А как же!» Это единственная гарантия, которая у нас есть, и, если ты ощущаешь безнадежность, то я какое-то облегчение. Это как при родах, сначала радуешься беременности, потом надеешься, что как-нибудь рассосется, потому что рожать страшно, потом понимаешь, что так или иначе родишь, и приходишь в ужас, потом так устаешь таскать этот чертов живот, что скорее бы.

Может, я, конечно, не поняла твоего вопроса, но, мне кажется, ты на своем пути вперед видишь только те камни, которые ты уже не соберешь. А я – в силу того, что больше знаю о самом процессе и психологии старения – еще и те, которые мне должны очень понравиться. У меня от твоих вопросов уже старческий артрит и подагра, а мне, между прочим, всего 40.

– Если пересмотреть мои жизнерадостные вопросы, то выходит, что я так или иначе употребила слова «тревожность», «отчаянье», «страх», «смерть», «неизбежность» и «безнадежность». К сожалению, не нарочно. Эти переживания могут настигать человека в любом возрасте, но со временем приходят чаще. Может ли быть иначе? Как нужно жить, чтобы было иначе? Как не выстраивать цепочку между возрастом, старением и всеми этими ужасными словами? Чтобы, наоборот, было возраст-взросление-опыт-свобода-сила-лёгкость?

– Как не выстраивать эти ужасные цепочки? Ответить себе на вопрос: «какие именно мои убеждения заставляют меня их выстраивать». Когда я раньше думала о возрасте, то большая часть моих бессознательных убеждений была постыдно архаична и относилась ко времени крепостного права. Я не шучу. Подумай об этом. Чтобы умирать от страха старости и некрасивости сейчас, в наши 40, надо совсем быть слепой и глухой к современному миру, к своим ощущениям, нужно жить в плену чуждых нашему времени установок.

Расскажу тебе одну историю. Моя клиентка, вполне современная девушка, имела правило: в выходной день она должна была переделать все дела до полудня. Если она не успевала, день считался пропавшим. Так ее научила бабушка, а ту, подозреваю, ее бабушка, и т д. В результате моя клиентка в выходные дни имела много поводов быть собою недовольной.

Так вот, эта история имеет под собой простое основание. Бытовое. Надо было успеть до лучины. Зимой темнело рано, уже после обеда жгли лучину да пораньше ложились спать.

Марта, я так хочу, чтобы мои знакомые женщины перестали пытаться успеть сделать все до лучины. Хотя бы потому, что сейчас электричество и все прекрасно видно до самой поздней ночи, и можно столько успеть, если перестать сжиматься в ужасе.

Работать с этой темой у Юлии Рублевой

Читать по теме

Что чувствуют люди, когда им все время жалуются?

Что чувствуют люди, когда им все время жалуются?

Что чувствует человек, которому все время, всю его жизнь, годами, жалуются и только жалуются одни и те же люди на одно и то же, а он при этом не их психолог? А просто – родственник, друг, сын, дочь, брат, сестра? В конце концов, постоянный читатель? Еще с советских...

читать далее
Презрение: один из видов агрессии. Кого мы им «награждаем»?

Презрение: один из видов агрессии. Кого мы им «награждаем»?

Для того, чтобы рассказать вам об этом сложном чувстве, я зацепилась за слово «награждаем». Мы не награждаем злостью или яростью, насмешкой или отвержением. Но презрительным взглядом мы именно «награждаем». А там, где есть награда, ищи заслугу. Так что же такого...

читать далее
Это возмутительно! О коварстве чужого негодования

Это возмутительно! О коварстве чужого негодования

  Этимология слова: считать негодным, неподходящим, недопустимым, отвергать. В некоторых словарях прибавляется значение «крайней неприязни и недоброжелательности». Мы негодуем, когда чем-то, а чаще – кем-то, – возмущены: то есть недовольны, не одобряем и главное...

читать далее

Pin It on Pinterest