Птичья жизнь

Птичья жизнь

синдром отличника

Вы знаете, как тяжело жить с печатью вечной отличницы на лице? Это значит, что в каждом-прекаждом случае ты должна а) остановиться; б) разобраться; в) выяснить, чего это такое происходит; г) нет, постой, я все -таки хочу понять. Потом тяжело рыдать, злобно молчать или торжественно восклицать. Представить себе мою машину за этим занятием невозможно. Мы с ней несемся и видим, что слева неизбежно нас вытесняет злобный пузатый джип. Нет у него ни юмора, ни воспитания, он не джентльмен, если бы попросил — нам не жалко, мы бы пропустили. Но он молча сопит и толкается. Мы сострадательно пропускаем. Я переживаю. «Мы с тобой, — говорю я машине, — маленькие и недорого выглядим. Нас не страшно поцарапать. Понятно, что сдачу мы не дадим, а будем покорно мигать аварийкой и плакать в руль». «Слушай, — говорит она, — не расстраивайся. Вон там пустой ряд, поехали туда!». И мы, как психи, едем туда, куда нам не надо, потому что там пусто и можно просто ехать. Вернее, я еду, а она летит: легкая и послушная.
Птичья жизнь
Иногда я играю в одиночку в железные яйца. Машина в этом принципиально не участвует: яйца мои, а царапать-то будут ее.
Я упрямо не поворачиваю руль ни на сантиметр, когда меня вытесняют. Еду, типа не вижу. Моя Поло сделана для стран третьего мира, в этот момент я нигериец в низкой надвинутой шапке и с папироской в зубах. У нигерийцев всегда железные яйца, они не сдаются. Машина от ужаса закрывает глаза и покорно подставляет левое или правое переднее крыло. Когда железные яйца все-таки впадают в панику, я открываю окно и из-под розовой нигерийской шапочки жалобно говорю: извините, я очень плохо вожу машину, я боюсь вас поцарапать, вы не могли бы меня пропустить? Не выходят у меня железные яйца. Машина выдыхает с облегчением. Она никогда обиженно или сердито не замолкает. Она всегда со мной разговаривает и всегда в контакте, чтобы я ни делала. Когда я делаю реальную фигню, она говорит — аварийная ситуация. Просто обозначает, спокойно. Не говорит — «куда ты прешь» или «Миша бы тебе дал по башке», или «окстись дура», или «смотри, какие козлы», или «ты меня чуть не угробила сейчас», или «вечно ты обо мне не думаешь». Она просто и спокойно говорит: аварийная ситуация. Вы представьте, что она — мой муж, например. Поло, только мальчик. Я, например, сделала реальную фигню. И он спокойно мне говорит: ты сейчас сделала реальную фигню, и не обзывается никак. Я бы немедленно перестала делать фигню.
Птичья жизнь
Еще она любит обманывать. Мы с ней ведем в последние месяцы легкомысленную, счастливую, лживую жизнь. Мы умеем ехать тихонечко там, где нельзя ехать быстро, и умеем очень хорошо отличать один участок дороги от другого.
И это для нас с ней был самый трудный урок вождения, потому что куда девать адреналин, плещущий из глаз? И когда все ужасные сильные и злые машины сваливаются в кучу на том участке дороги, на котором нельзя ехать быстро: останавливаются, гудят, толкаются, бестолково мечутся, — мы их объезжаем и уезжаем самые первые. Никто не заподозрит в нас никогда, что мы не жалеем жечь резину на поворотах, умеем без спидометра определять скорость, предвидим заносы и мало пользуемся тормозом в пробках. Она не хвастается, конечно. У нее нет даже хвостика на багажнике, чтобы быстрее ехать. Мы с ней даже не знаем, как называются такие штуки. Однажды только мы с ней всерьез разозлились на дядьку, который жестоко нас подрезал, заставил экстренно тормозить и, ухмыляясь, попытался уехать. Мы его мгновенно догнали, остановили, и я вежливо сказала в идущее красными пятнами чужое лицо: «Вы нарушили правила. Вы были не правы». Три раза сказала, потому что он моргал и молчал. Потом надвинула шапочку на глаза, взяла в зубы нигерийскую папироску и уехала. Она умеет резко тормозить, без сожалений разворачиваться, если приехала не туда, не жалеет сделать лишний крюк, полюбила Третье кольцо больше, чем Садовое, а если вдруг надо ждать — мы с ней сидим часами и вместе нам хорошо, а в таксисты мы идти не хотим, потому что чужих людей не любим.

Отличница во мне совсем уступила место внучке двух дедов-шоферов. То, что оба моих деда были профессиональными водителями, а один доехал в войну на своем грузовичке до Берлина, я узнала от мамы сегодня.

Конечно, мы с ней теперь не будем: а) останавливаться, б) разбираться, в) восклицать. Это все из какой-то прошлой жизни, в которой у меня не было перед глазами такой легкой птички. Нам интереснее уже уехать, и потом дальше ехать, ехать, пока не увидим кое-что, что нам понравится. Мы с ней вдвоем счастливы. Мы тоже поедем до Берлина, потому что у нас там друзья. Ну, или не поедем.

Интересное по теме

Интересное

Двигаться дальше

На одном из психологических семинаров я как-то раз услышала — «когда нас оценивают, мы перестаем дышать». Мгновенная бессознательная задержка дыхания, втянутая в плечи голова, другой ритм сердца — до такой степени все мимолетное и незаметное, что мы не знаем об этом практически ничего.

читать далее

Легитимность боли

Наступает иногда время, когда важно и нужно разрешить себе не улыбаться, не быть молодцом, не держаться. Нужно разрешить себе заплакать. Лечь носом к стенке. Стукнуть кулаком по столу. Объявить семье о новых правилах, потому что на старые у вас больше нет сил.

читать далее

Все могут, а я нет

Очень сложно представить, что утром или вечером не придет никто из взрослых, и вообще никто посторонний, и тебе не надо будет слушать «опять целый день просидела дома», «почему не вымыла посуду», «сколько можно работать», «не смотри так много в экран (не читай так много), глаза испортишь». Вечно кто-то пытался выгнать меня из дому. А суп и кашу я ем теперь добровольно.

читать далее
Убить Фею

Убить Фею

синдром отличника

Фей я могу изучать сколько угодно, их есть у меня. Во мне Фея тоже есть. В последнее время я стала подозревать, что наша внутренняя Фея — существо хитрое, нечестное и противное. Раньше я подозревала Фею в скудоумии. Сейчас я подозреваю ее в корысти. Как распознать в себе Фею? Это очень непросто. Но возможно. Ее два главных качества — она Жертвует и Надеется. Берется за неудобные, неинтересные ей и малоплачиваемые проекты. Страдает и улыбается. Потому что считает, что ЕЕ ОЦЕНЯТ. Она болеет, у нее болеет ребенок, и прочее важное — но она едет к мужчине по первому его зову. Не потому, что хочет с ним немедленно секса, например. Она едет, потому что надеется, что все изменится именно в эту их встречу и ОН ОЦЕНИТ. Она в любое время дня и ночи доступна по мобильному и всегда берет трубку. Так она чувствует себя нужной людям и надеется, что ЭТО ОЦЕНЯТ. Если мужчина, в которого она влюблена, грубо скажет ей, что она толстая корова, она с плачем кинется заедать стресс тортиком, а мужчина с тех пор к ее складкам на животе получит вечно виноватый и умоляющий взгляд. Но, стало быть, ОЦЕНИТ, что не послан на хрен.
Птичья жизнь
Когда Фея терпит от мужчины дерьмо, она называет это любовью.
По принипу — долготерпит, милосердствует, не помнит зла и т.д. Когда она об этом думает, глаза ее наполняются светлыми слезами и она обращается к кому-то за окном: «ты видишь, как я его люблю. Пошли мне за это награду: пусть ОН ОЦЕНИТ».
Первую фразу про люблю она проговаривает громко, вторую — скомканно и теплея от стыда, как Паша Эмильевич. Фея непрерывно думает о мужчине своей мечты. Для нее это главная эмоциональная жвачка. Упаси Господь отвлечься хоть на секунду. Без мужчины ей жизнь ни мила, работа не радует, и кино не интересное, и шоколадка невкусная. Она очень старается. И всегда перебарщивает. В самом начале отношений она играет роль мамочки. В это роли всегда можно надеяться, ЧТО ОЦЕНЯТ. В этом нет ни капли настоящей заботы. Он ей пишет смс: «Мне жарко». Вместо того, чтобы написать «Мне тоже» или там «да, охренеть как жарко», она, сидя в раскаленной машине в раскаленной пробке, начинает судорожно «заботиться». «Положи на голову мокрое полотенце, у тебя будет солнечный удар!» — пишет она. Взрослый дядька на том конце провода морщится или хмыкает. «Ты положил??» — пишет она ему через некоторое время («я такая хорошая!»). «Положил, — злобно думает дядька, сидя на совещании, — с прибором». История реальная. У Феи всегда «начало отношений» и сразу после — долгий заунывный нескончаемый конец. Секс для Феи не очень удобен. Фея не любит терять контроль над собой и партнером. Но куда деваться? Во время процесса в голове вспугнутой бабочкой проносится все та же счастливая мысль: «ОН ОЦЕНИТ. Этот изгиб и этот стон, это красиво». Для Феи очень важно, чтобы в сексе было все красиво и аккуратно, как в кино, и сквозь ресницы она наблюдает за выражением лица партнера — ОЦЕНИЛ ли? Ее главное удовольствие не в оргазмах, а в том контроле, который она получает над мужчиной.
Птичья жизнь
Фея никогда никого открыто не ненавидит, в то же время переполняясь скрытой агрессией.
Вместо лаконичного посыла «на хрен» она долго и нудно выясняет отношения, стремясь «проговорить все». Фея дико цивилизованна и воспитана, и некоторые из них не произносят слово «жопа». Ее главное достоинство — терпение. Мужчин она вываживает как ценную рыбу осетровых пород, ни давая им ни истинной поддержки, ни истинной близости.
Люди как таковые Фее не интересны, и в разговоре с ними она тайно скучает. Тем не менее у нее репутация хорошего слушателя, она первая приходит на помощь, она «понимающая и принимающая» в лучших фейских традициях. Она никогда не злится, она красиво грустит. Она никогда не говорит «нет, меня это не устраивает». Она говорит «да, конечно», и при этом ей жалко себя. Я столкнулась с Феей в одной моей подруге, которая вдруг внезапно, брызгая слюной, стала кричать, как ей со мной трудно, как она уже не надеется, что я ЭТО ОЦЕНЮ, что два года она терпела — и вывалила на меня длинный список каких-то моих промахов и ее ожиданий, который был подозрительно похож на ресторанный счет. Пользовалась — плати! Я не помнила ни одного случая, про которые она кричала, не знала, что она едва терпела, и просто охренела от этих предъяв, и больше мы не общаемся. Фея всегда вас накажет, если вы не оправдали ее ожиданий. Вы просто живете, вы просто с ней в каких-то отношениях, иногда вы неуклюжи как слон или невнимательны, или устали до смерти, но за каждым вашим шагом следит злобная Фея, все подсчитывает на бумажке и в конце концов выставит вам чек: я тебя любила, я была такой хорошей — а теперь плати по счетам.

Фея всегда претендует на уникальное место в жизни окружающих. Она корыстна и желает власти. Это замаскировано так хорошо, что не сразу и поймешь. Признак того, что в вас прочно поселилась Фея — это неодолимое желание чьей -то высокой ОЦЕНКИ, страсть выставить счет «за все мои мучения и терпение», а также за то, «какая я хорошая и никто не поймет тебя так, как я». Мужчины инстинктивно шарахаются от Фей и не испытывают к ним никакого вожделения — зато обильно делают комплименты типа «ты замечательная женщина». Мужчины безжалостно меняют Фей на законченных стерв — для них, для мужчин, стервы честнее и желаннее, их «нет» проще и понятнее, чем слишком многозначительное фейское «да».

Как удобно жить без Феи внутри! Ты знаешь, от чего тебе хорошо, а от чего плохо. Если ты делаешь для кого-то что-то бескорыстно, получая от этого удовольствие и не ожидая, что ОН ОЦЕНИТ. Если не хочешь делать — не делаешь. Если тебе что-то нужно — говоришь это прямо, а не ждешь, затаив раздражение, что этот кто-то сам догадается. А если тебе не дадут — ну что ж, нет так нет, — ты найдешь это в другом месте. Ты встречаешься с мужчиной потому, что тебя с ним ожидает удовольствие, здесь и сейчас, а не светлое будущее, которое, по твоим прикидкам, должно наступить сразу после. У тебя достаточно душевного здоровья и честности, чтобы уйти оттуда, где плохо, потому что ты не играешь в игру «он это ОЦЕНИТ». Есть слегка циничные девицы, ни разу не Феи, что идут по жизни насвистывая, опасаются слова «люблю» и умеют рыкнуть так, что мало не покажется. Их успех у мужчин и их количество друзей для Феи непонятны. Есть те, кто хмурится и молчит, у кого репутация женщины с тяжелым характером, с кем на первых порах неприятно. С некоторого времени я, например, доверяю им больше, чем Феям с неизменной улыбкой, в которой всегда есть немного страдания. Есть женщины с легким, светлым характером — это дар божий. Одна такая мне как-то раз сказала — «а ты знаешь, я всему рада — так хорошо просто жить». И в каждой из нас есть Фея, улыбчивая, помогающая, терпеливая, с крылышками — присмотритесь, не пишет ли она раздраженно, тайно что-то в уголке, нет ли у нее в руках калькулятора…

Интересное по теме

Интересное

Двигаться дальше

На одном из психологических семинаров я как-то раз услышала — «когда нас оценивают, мы перестаем дышать». Мгновенная бессознательная задержка дыхания, втянутая в плечи голова, другой ритм сердца — до такой степени все мимолетное и незаметное, что мы не знаем об этом практически ничего.

читать далее

Как наше «нет» сохраняет отношения

Жила-была одна девочка, и было у нее много братьев и сестер. Она была самой старшей, и поэтому часто за них заступалась во дворе, много чему их учила и вообще всячески заботилась. Как-то так получалось, что она почти всегда ощущала себя очень сильной, сильнее всех. И нередко выходило так, что, даже если ей хотелось самой съесть яблоко, она отдавала его подбегавшей сестренке: она маленькая, растет, и ей нужнее.

читать далее

Жирная, неуклюжая

Однажды мне пришло письмо. «Какая же вы жирная и неуклюжая, — писала мне незнакомая женщина. — Это видно по вашим фотографиям». Накануне я выложила в фейсбук фотографии со своего первого танцевального выступления на большом паркете, которое не люблю вспоминать.

читать далее
Двигаться дальше

Двигаться дальше

синдром отличника

На одном из психологических семинаров я как-то раз услышала — «когда нас оценивают, мы перестаем дышать». Мгновенная бессознательная задержка дыхания и все, связанное с этим, — втянутая в плечи голова, другой ритм сердца, легкая оглушенность, — до такой степени все мимолетное и незаметное, что мы не знаем об этом практически ничего.

Но это невозможно, я думаю, не заметить в танго. Я пока нахожусь там в позиции наблюдаемой, а не наблюдающей, и о себе танцующей знаю совсем немного. Помню только в первые месяцы этот страх: я очень стараюсь, но не знаю, как у меня получается. И, как только я ловлю себя на этой мысли, «как я делаю, правильно или неправильно?» — я замираю. Останавливаюсь. Сбиваюсь с ноги.

Однажды, заставляя меня в сотый раз шагать назад, мой учитель спросил у меня: «Что самое главное в танце?» «Улыбаться» — радостно сказала я, потому что он сам же меня недавно этому и научил, когда я боялась выступать. Он засмеялся и сказал: «Самое главное — продолжать двигаться». «Продолжай двигаться», — говорит он мне, когда я замираю. «Не бойся ничего, просто танцуй», — говорит он мне, когда я замираю. «Дыши», — говорит он мне. В этот момент я бываю настолько несовершенной, неуклюжей, напуганной, что мне кажется удивительным, что я все-таки двигаюсь дальше. Я делаю шаг, еще шаг, еще много километров шагов, и в какой-то момент это становится сносным, потом приемлемым, потом красивым. А иногда не становится. Я просто танцую дальше. Мне приходится, потому что у меня нет другого выбора, если я хочу танцевать.

Птичья жизнь
В моей практике психолога я наблюдаю, сколько мужества нужно человеку, который готов образовать с кем-то пару.
Такой человек вынужден двигаться дальше, шаг за шагом, если он хочет отношений. Несколько счастливых любовных союзов стали следствием непростого выбора — «Почему бы мне не выпить с ним просто чашечку кофе? Почему бы не позволить этому происходить? Почему бы не позволить этому случиться? Я сделаю еще один шаг. Я буду дышать, даже если мне очень страшно».
Что страшного будет, если я просто отвечу на смс? Если наберу номер? Если я позволю себе быть? Проявиться? Пригласить? Что страшного будет, если меня отвергнут? Часто приходится сообщать самому себе, что мы уже взрослые и что даже если отвергнут, никто от этого не умрет. А если не отвергнут? А если любят, а я не справлюсь, и разлюбят? Гораздо безопаснее не иметь, чем иметь и потерять. Там, в долгожданной близости, и боль, и ревность, и страх, и зависимость, и уязвимость.

Танго учит двигаться дальше, даже если вы несовершенны. Оно не требует и не ждет совершенства. Совершенство делает танец техничным, и только ваше человеческое, то, что между вами, в вас, делает его живым.

Тот, кто любит нас, обычно такой же, как танго. Он обращается с нами как танго — позволяет существовать, принимает, любуется, зовет, ведет, требует присутствовать. Танго требует шагов, отношения требуют взаимодействия. Если вы остановились, нет танго. Если вы прячетесь, нет отношений. Хоть какой-нибудь шаг — робкий, неуверенный, не туда, это все равно танец. Хоть как-то проявить себя — уже отношения. Вы перестаете дышать и замираете, думая, что вас оценивают. Вы останавливаетесь. А вас не оценивают, а просто ждут, чтобы шагнуть с вами вместе куда-то. И вы не узнаете, куда, если сейчас остановитесь.

Интересное по теме

Интересное

Птичья жизнь

Вы знаете, как тяжело жить с печатью вечной отличницы на лице? Это
значит, что в каждом-прекаждом случае ты должна а) остановиться; б)
разобраться; в) выяснить, чего это такое происходит; г) нет, постой, я все
-таки хочу понять.

читать далее

Двигаться дальше

На одном из психологических семинаров я как-то раз услышала — «когда нас оценивают, мы перестаем дышать». Мгновенная бессознательная задержка дыхания, втянутая в плечи голова, другой ритм сердца — до такой степени все мимолетное и незаметное, что мы не знаем об этом практически ничего.

читать далее

Легитимность боли

Наступает иногда время, когда важно и нужно разрешить себе не улыбаться, не быть молодцом, не держаться. Нужно разрешить себе заплакать. Лечь носом к стенке. Стукнуть кулаком по столу. Объявить семье о новых правилах, потому что на старые у вас больше нет сил.

читать далее

Как наше «нет» сохраняет отношения

Как наше «нет» сохраняет отношения

синдром отличника

Жила-была одна девочка, и было у нее много братьев и сестер. Она была самой старшей, и поэтому часто за них заступалась во дворе, много чему их учила и вообще всячески заботилась. Как-то так получалось, что она почти всегда ощущала себя очень сильной, сильнее всех. И нередко выходило так, что, даже если ей хотелось самой съесть яблоко, она отдавала его подбегавшей сестренке: она маленькая, растет, и ей нужнее.

Так и выходило, что у девочки было два разных способа общаться с миром. Мир большой, наружный, где много чужих людей, воспринимался ею нормально, спокойно, и, невзирая на то, что он для нее был скорее враждебным, чем дружелюбным, она легко отстраивала разные дистанции с разными людьми, блюла свои интересы и воспринимала окружающих как равных себе: как взрослых. Тех же, кто был ей дорог и кого она любила, находящихся во внутреннем ближнем круге, она, сама того не осознавая воспринимала как слабых и хрупких, берегла их и подставляла плечо, не позволяя себе на них опираться ни в каком случае.

Была у нее и любимая старинная подруга, с которой она регулярно, раз в две недели обедала — и этим встречам в маленьком ресторане в центре города было уже лет десять. Они обе находили время и вырывались из плотного рабочего графика и от своих семей, чтобы поболтать и поддержать друг друга. И на этих бесчисленных обедах они смеялись вместе и утешали друг друга, поддерживали и подбадривали, иногда дулись и ругались. И еще одна вещь происходила: подруга нашей героини каждый раз слегка залезала вилкой к ней в тарелку, чтобы попробовать то вкусное, чего не заказала сама. Она и нашей девочке предлагала тоже попробовать из своей, но та почему-то отказывалась.

Птичья жизнь
На самом деле, как бы ни ценила наша девочка свою подругу, она не любила, когда едят из ее тарелки. И сама из чужих не любила есть. Просто так было привычнее: считается, что нам ничего не жалко для близких людей.
И каждый раз на каждом обеде именно этот миг, когда чужая вилка проникала в ее тарелку, подцепляя вкусный кусочек, именно этот миг был слегка омрачен и подпорчен, но все очень быстро проходило, не ругаться же, в самом деле, из-за такого пустяка. Тем более что подруга сопровождала это все милым щебетанием, как тут сердиться?

Но происходило странное. Все чаще наша героиня ловила себя на том, что ищет предлоги, чтобы отказаться от обедов. Все заметнее и сильнее для себя самой было ее раздражение в миг, когда нарушались тарелкины границы и очередной вкусный кусочек уплывал в подружкин рот. «Ты что, жадина? — корила себя наша девочка. — Тебе что, жалко?».

И по всему выходило что да, жадина и да, жалко. И получался из-за этой ерундовины почти неуловимый, но адский микс: девочка наша считала чудовищем то себя, то подругу, ругала себя за эти внутренние попреки, тут же чувствовала злость на подругу за то, что та заставляет ее так себя чувствовать, тут же чувствовала вину за эту злость, а подруга все щебетала и таскала кусочки: ничего особенного и преступного.

Птичья жизнь
Потом в жизни нашей девочки произошло много всяких событий, было много всяких передряг, уроков и неприятностей, и она вышла из этих событий немного другой, в частности, обретя умение говорить «нет».
И все ее близкие попробовали уже на себе это «нет»: она больше не соглашалась на то, на что соглашалась раньше, стала более требовательной и более откровенной. Она стала замечать и отслеживать, где терпит то, что доставляет ей боль и неприятности или даже просто дискомфорт, и терпеть больше не собиралась, прекращая нежелательное поведение других твердой и спокойной фразой «Мне неприятно/неудобно то, что ты делаешь». В это время в ее жизни четко обозначились две категории людей. Те, кто говорил в ответ на это «извини, я не знала (не знал), я больше не буду»; и те, кто обижался, оскорблялся и со временем прекращал с ней общение.

В тот день они с подругой вновь должны были встретиться после долгого перерыва, чтобы обсудить все новости. И в тот день наша героиня собиралась отказать своей подруге в возможности таскать кусочки из своей тарелки. Она репетировала: «послушай, мне не нравится то, что ты делаешь». И грустно думала, а что, если подруга попадет во вторую категорию? Что, если она дружит только на условиях таскания кусочков? Что, если она сочтет нашу девочку жадной, а жадин ведь не любят? Но также она спокойно понимала: если и дальше давить в себе раздражение этой мелочью, то в конце концов она отстранится от подруги и их дружбе так или иначе придет конец.

…Подруга привычно полезла к ней в тарелку, бормоча «можно я возьму вот этот кусочек у тебя», и наша героиня сказала в тот момент, когда вилка коснулась еды: «не надо, мне неприятно». Вилка остановилась, и подруга спросила с искренним недоумением — «тебе что, жалко?». И героиня мужественно призналась: «да, жалко. И я не люблю, когда у меня берут еду из тарелки». «А что же ты раньше молчала?» — горячо спросила подруга. «А я боялась тебя расстроить, вдруг бы ты со мной общаться не стала» — мы помним, что к тому времени наша девочка умела быть очень откровенной. «С ума сошла?» — саркастически спросила подруга и дальше они с облегчением и смехом стали обсуждать, что вот, как хорошо, что все это сейчас выяснилось, что можно не молчать и дуться, а прямо сказать, и если человек тебя любит, он поймет и прекратит делать то, что делал, а если ты врешь и притворяешься, что тебе приятно, когда тебе неприятно, то рано или поздно все это взорвется, и дружбе придет конец. И на этом мы оставим наших подружек за их обедом, а сами поговорим вот о чем.

Как вы думаете, можно ли любить и злиться одновременно на одного и того же человека? А если мы вдруг злимся, или жадничаем, или мечтаем, чтобы он перестал делать то, что он делает — это уже конец любви или дружбы или не конец? А в дружбе жадничать можно? А ставить границы (вот как все это называется) — это прилично или нет в дружбе? Правильная дружба или любовь — это когда никто никому не говорит «нет» или все-таки говорят? Считаете ли вы, что, если человек вам близок, то он сам должен догадаться, что с вами происходит? Что бы вы почувствовали, если бы узнали, что утренний кофе, который на протяжении пяти лет вы наливаете мужу/жене, ему невкусен, на самом деле он любит чай, но молчит и каждое утро немножко злится на вас, что вы об этом не догадываетесь?

Наша героиня сделала одну очень верную вещь: она не стала ждать, что близкая подруга догадается, что с ней происходит, а просто сориентировала ее, что можно делать, а что нельзя. И вторую правильную вещь: она сказала ей об этом, не обвиняя и не оценивая ее действия как плохие. Она просто описала их максимально нейтрально: «когда ты берешь еду у меня из тарелки». Она не стала говорить «вечно ты таскаешь у меня еду», «ты жадная обжора и тебе всегда всего мало», и прочее, да и вряд ли так думала. Ну и вы же понимаете, что, будь подруга ненастоящей, она бы надулась, разобиделась, восприняла бы ее нейтральные слова как критику или как неудобство, и никакая дружба у них не продолжалась бы. Твердое «нет» героини сохранило их дружбу на этом этапе, а желание оставаться удобной и подставлять свою тарелку разрушило бы ее наверняка из-за большого количества скопившейся агрессии, об истинной причине которой подруга так бы и не узнала.

Фото: https://deminv.ru/obzor/186-otlichiya-hardfork-i-softfork

 

Интересное по теме

Интересное

Как утешить друга

Если кто-то заболел или переживает неприятность, нужно позвонить и сказать: «Я тебе очень сочувствую. Чем я могу помочь? Я рядом. Ты можешь на меня рассчитывать».

читать далее

В подруги надо брать безумных

С одной из них мы диктовали друг другу смски. Давно. «Две скобочки, не больше. Одну даже лучше. Три нельзя, убью. Ты слегка улыбнулась. Не скупо, а слегка! — холодно говорила одна из нас. — Сотри «скучаю». Пиши «ок». Отлично! Да нет, дура, про отлично это я тебе. Уже отправила? Отлично, отлично… хоть это не пиши! Ничего больше не пиши, пусть сам думает, к чему у тебя вырвался этот возглас».

читать далее

Восемь ценностей любви и дружбы. Дети

Паре, вступающей в брак, хорошо бы выяснить прямо, словами, что каждый думает по этому поводу, ДО брака. Дети у нашей пары должны быть или не должны? Мы сейчас хотим детей или спустя несколько лет? Я хочу, а он не хочет, я хочу, а она не хочет, — что делать?

читать далее

Жирная, неуклюжая

Жирная, неуклюжая

синдром отличника


Однажды мне пришло письмо. «Какая же вы жирная и неуклюжая, — писала мне незнакомая женщина. — Это видно по вашим фотографиям».

Накануне я выложила в фейсбук фотографии со своего первого танцевального выступления на большом паркете, которое не люблю вспоминать: меня парализовало от страха, на первом же шаге я споткнулась, ничего не понимала и не управляла своими движениями. Только во второй половине танца я слегка пришла в себя и поняла, какие фигуры следует выполнять.

Несомненно, вся эта история и мой лишний вес были видны на фотографиях и меня это письмо в первую минуту просто убило. Я подумала — «Может быть, мне никогда не стоит больше танцевать. Я и вправду некрасива и нехорошо, скованно двигаюсь». Но я люблю танцевать, и это неубиваемый факт. Я представила, сколько раз я еще буду выступать — именно с этим танцем, именно в этом весе, именно в этом платье предстояло выступить еще дважды. Мне наверняка будут писать еще гадкие письма. Меня не должно это останавливать. Тем более, я знала, что за моим блогом следят робкие и неуверенные в себе женщины, которые тоже хотят танцевать. Возможно, увидев неидеальную меня и неидеальный мой танец, они приободрятся? Они увидят, что я не сдаюсь. Они увидят, что неидеальным тоже можно. Так я рассудила и забила на все эти письма: они регулярно приходят с тех пор еще и еще и будут приходить, видимо, до тех пор, пока я шевелюсь.

Однажды моя клиентка, которая ужасно боялась какой-то деловой встречи, утешилась советом более опытного коллеги. «Забей, кто и как на тебя посмотрит, — сказал он ей. — Думай о задаче». Ей удалось перевести внимание с «кто я такая тут вообще» на «какая минута презентации лучше всего». Она переключилась на задачу. Я тоже.

Выступая второй раз, я в какой-то момент сумела получить удовольствие от танца. У меня получилась нелюбимая сложная фигура. Я даже слышала зал. Третий раз я тоже волновалась, но мне удалось не окаменеть и хорошо слышать партнера. Наверное, в десятый раз я танцевала бы по-настоящему. Слышала бы свое тело, и оно бы слышало меня. Я мыслила бы задачей: тут на долю секунды притормозить, здесь сделать шаг еще длиннее. Я слышала бы музыку. Пока я так не умею. Но я умею не сдаваться. В третий раз нам аплодировали во время танца — конечно, это был родной и любимый клуб, который поддержит, даже если ты просто выйдешь и постоишь, но все равно было здорово, потому что хлопали после сложнейшей для меня фигуры. Танец случился и получился, внутри себя я победила автора письма. На самом деле я победила ту себя, которая заливается слезами, потому что ее обидели. Ну обидели, а дело делать кто будет?

Тебя кто-то не любит и относится к тебе с отвращением? Придется это пережить. Для взрослого человека это переживаемо. Есть и те, кто счастлив тебя обнимать, видеть и вдыхать твой запах. Происходит жизнь, она вот такая. Поплачь обо всем сразу, и от ужаса, и от счастья, и иди вертеть свой очередной поворот.

Работать с этой темой:

вебинары «дракон»

Стоимость записи — 390 руб.

КУПИТЬ

Работать с этой темой:

Вебинары-антистрессы

Стоимость 6 записей — 1700 руб.

КУПИТЬ

Работать с этой темой:

Вебинары «подарок»

Стоимость записи — 390 руб.

КУПИТЬ

В детстве я ездила в танцевальный лагерь. Это был вовсе не Галладенс, где тебя носят на ручках и никто не кричит, как в спорте. Это был настоящий танцевальный лагерь для бальников, я попала туда как новенькая и способная, меня внезапно взяли в сложившийся коллектив и мне было одиноко и трудно. В какой-то момент я сказала себе — «Я танцевать приехала. Буду учиться танцевать, на все остальное забью». Про закон «думать задачей» я не знала. Но я думала именно задачей.

У меня не получался поворот под рукой партнера в ча-ча-ча. Он назывался красиво — «алемана». Я раз за разом вертела этот поворот и меня страшно ругала тренер. Я ее не боялась, я ее любила и доверяла ей, и хотела, чтобы у меня получилось, и она бы осталась довольна. Плача от усталости и отчаяния, я вертела это поворот. И в какой-то момент я ощутила злость на этот поворот и на себя. «Я доверчу», — я отчетливо помню эту мысль. Она была злобной, сильной и упрямой. Я сделаю. Я добьюсь. Я сделаю это. Это называется, наверное, «спортивная злость». Я помню, как катятся слезы по щекам, и как все равно ты делаешь. Ты не сдаешься. И рраз — вдруг получается. И тренер говорит с уважением — «Ого. Вот. Ты сделала это».

В своей взрослой жизни раз за разом выходя на паркет с очень терпеливыми преподавателями, я тоже испытываю такое же отчаяние. Но я знаю ужасно простое, скучное, разочаровывающее правило: мы тренируем навыки. Они тренируются простым повторением нового поведения или движения. Потом получится. Никакого вдохновения. Все скучно, как шерстяной носок. Тебе больно, а ты вертишь. Потом, спустя 120 часов, получается. Надо вертеть. Уныло, настойчиво, безо всякой радости. Пока они, наконец, не сдадутся — и поворот, и паркет, и сцепка с полом, и собственные ноги и руки, и вдруг ты делаешь это легко, вот прямо совсем легко. И тогда приходит радость.

Мне кажется, одним из самых терапевтичных видео на свете было бы видео тренировок. Любых. Неважно, шахматы это или танцы. Мы бы увидели количество падений, проигрышей и неудач, которые обычно остаются за кадром. Наверное, тогда бы на паркет вышло бы еще 120 тысяч женщин, считающих себя жирными и неуклюжими. Мне ужасно хочется быть тоненькой и изящной — но путь к этому только через труд, да и то вряд ли дойду до моего личного идеального тела, которое идеально слушается. Моего танго мне хватает для моего удовольствия, довольно камерного, очень спрятанного внутри моей жизни, моих объятий с любимым партнером. Я боюсь таких писем. Но я все равно танцую. Работаю. Живу.

Тебя кто-то не любит и относится к тебе с отвращением? Придется это пережить. Для взрослого человека это переживаемо.

Есть и те, кто счастлив тебя обнимать, видеть и вдыхать твой запах. Происходит жизнь, она вот такая. Поплачь обо всем сразу, и от ужаса, и от счастья, и иди вертеть свой очередной поворот.

Еще статьи на эту тему:

Ничего не найдено

Запрашиваемая страница не найдена. Попробуйте уточнить параметры поиска или используйте меню для нахождения страницы.

Все могут, а я нет

— очень сложно представить, что утром или вечером не придет никто из взрослых, и вообще никто посторонний, и тебе не надо будет слушать «опять целый день просидела дома», «почему не вымыла посуду», «сколько можно работать», «не смотри так много в экран (не читай так много), глаза испортишь». Вечно кто-то пытался выгнать меня из дому. А суп и кашу я ем теперь добровольно. 

— любимая моя подруга, человек с высоченным социальным интеллектом, успешная, красивая, невероятная, я хотела бы уметь быть такой, как она, сказала мне, что иногда чувствует себя отставшей от всех, не успевающей, оставленной в стороне от всего. Как же мне полегчало! Я тоже часто, особенно по утрам, чувствую себя такой. У всех все есть, и лишь у меня нет. Все смогли, а я нет. Все вон где, а я только глаза продрала. Все вон как своей жизнью распорядились, а я тут одна кукую. У всех вон какой дом, а у меня нет своего жилья. Все по трое детей родили, а я одну дочку. Сегодня меня из этого вытащил любимый брат. Ему было до меня дело, и он настойчиво слал мне картинки нашего дома в деревне, заброшенного и пустого. Мы там провели детство. 

 — иногда мне надо так, иногда этак. «Никому нет до меня дела» и «Господи, хоть бы все от меня отстали»  — вот две скалы, между которыми я иногда курсирую. Утро начинается чаще всего с «эге-гей, я могу делать то, а могу делать это» (но делать приходится всегда). Иногда — «куда все подевались, все заняты чем-то важным вместе, а меня не взяли». Мне кажется, это все нормально. В свое время я, как юлу, училась раскручивать свою энергию, события вокруг меня, собственную востребованность, и тем спасалась от тотального одиночества после развода. Но все это значит только одно — отдавать, отдавать, делиться, участвовать, инициировать. А хочется же лежать, и все чтобы сами пришли и все принесли, но это обычно бывает в печальных сюжетах, типа похорон. Поэтому приходится шевелиться. 

— впервые за черт знает сколько времени я спала до двух дня. Обычно в 9 уже встаю. А тут я выспалась так сладко, что поверила, что у меня настоящее воскресенье, имею право, и мир не рухнет. Интересно, что эта тревога столько глубока, связана с безопасностью и выживанием, что прорывается виной, стыдом, ощущением тотальной неудачливости. Не просто выспалась, а что-то проспала. Пока я тут сплю, — настоящие юли уже на море сбегали, дом вымыли, зарядку для танцев сделали,  важный текст написали. 

Зато мне снился прекрасный сон, что у меня красивые длинные густые волосы, красного совершенно оттенка, и я опять могу делать длинный хвост. 

А вы там как?

Чего хочет женщина — 2017

Чего хочет женщина — 2017

Чего хочет женщина-2017
— на консультациях уже года два как стали появляться совсем молодые девушки 23-25 лет, отличные специалисты, с хорошими образованием и работой, порой живущие не в России, с «помогите понять, что я сейчас хочу на самом деле, делая выбор между предложенным замужеством или ограничивающими меня отношениями; — и перспективной карьерой»; в основном выбирают карьеру и свободу. Раньше основной запрос этого сегмента выглядел как «я хочу отношений»;

— это же поколение, молодые женщины, срез чуть постарше — 25 – 33, в последние три года больше не терпят никакого насилия со стороны партнера-бойфренда, уходят от таких сейчас быстро, основной запрос «как не бояться уйти от него, или как мне не вернуться к нему, так как он меня унизил/плохо со мной обращался/изменил/поднял руку. Помогите пережить сложный период расставания и остаться стойкой и наполненной»; точно такой же запрос идет про отношения с манипулятором-начальником на хорошей работе или токсичными людьми в привычном окружении. Прежний запрос в той области еще пять лет назад был «помогите разобраться в плохих отношениях с мужем, я терплю эмоциональное насилие, но хотела бы их наладить». Женщины всю ответственность за слом и налаживание брали на себя; это невозможный для работы запрос в том случае, если женщина по-прежнему остается рядом с насильником;

— женщины 30-39 лет, этой сейчас основной возраст для мам с маленькими детьми, идут с запросом «помогите перестроить отношения в семье, чтобы я не так уставала». Здесь идет работа с границами, семейным сценарием (как правило, героическим, не позволяющим отдать другому контроль и принять помощь), гибкостью в отношении семейных ролей; и очень много работы с виной из-за неоправданных ожиданий окружающих и своих, а значит, работы с собственной ценностью. Раньше этот запрос был «как мне все успевать»;

— женщины 40-50 лет идут с запросом роста, развития, исследования, кризиса идентичности: «помогите понять, кто я и чего хочу; меня не устраивает то, как я живу, помогите сконструировать себе новую жизнь, я хочу поменять работу, образ жизни, я хочу вдохновения, новых смыслов, новых отношений с людьми и с собой»; как правило, этот тип запроса представляют клиенты, очень и очень созревшие к изменениям; у них большие, независимые ни от кого, ресурсы всех видов: эмоциональные, интеллектуальные, финансовые, есть время, силы и желание наладить себе такую жизнь, о которой всегда мечталось; движение здесь медленное и внимательное к себе. Раньше этот запрос выглядел как «поезд уходит, я хочу семью»;

— по поводу партнерства женщины все чаще обращаются не в остром семейном конфликте, а в рамках запроса на самореализацию, куда входит и «как мне лучше понимать своего мужа, он хороший и я его уважаю, но что-то чуть разладилось, помогите понять, что я могу изменить». Здесь речь не идет о ситуациях абьюза, а, скорее, о разочаровывающей рутине брака;

— и, наконец, совсем новое, тенденция последнего года, женщины 48-55 лет, тоже новая аудитория: уходят из семей, от выросших детей и мужей. В свою жизнь. В другую квартиру. Как правило, ни к кому – к себе. Вдруг понимают, что больше не хотят так, как раньше, не хотят терпеть плохой брак, жизнь без секса и без радости, что единственная роль последних лет, в которой было хоть какое-то счастье, – материнская, а женская позабыта-позаброшена. Здесь слито идет либо «и профессию тоже хочу другую» либо отличная реализованность в профессиональной сфере, которая дает огромный ресурс. Раньше основной запрос был «муж от меня уходит/ушел, моя жизнь закончилась».

Это выжимка из моего недавнего закрытого экспертного интервью одной большой компании, производителю продуктов, об их целевой аудитории: женщинах от 30 до 55 лет. Я не рассказывала о клиентах, а говорила о том, как сейчас выглядит срез запросов на консультирование. Мне кажется, это в полной мере отражает те огромные изменения, которые я наблюдаю работе с женщинами за почти десять лет моей частной практики, с 2008-2009 годов.

Тогда ко мне на прием потоком хлынули женщины, которым изменили, которых оставили, которые терпели крах отношений. Они шли после выхода в свет моей книги про развод «Девочка и пустыня». Приходили на консультации семьи, в которых был острый кризис. Я много наработалась с запросами «как нам сохранить семью», «как мне простить его измену», «как мне наладить отношения с мужем». Но львиную долю всего этого занимал запрос от женской аудитории «я хочу отношений». Он шел от молодых, успешных и красивых женщин 27-37 лет, зачастую одиноких. Потом на основе этого запроса я сделала тренинг «Я хочу отношений», который идет до сих пор.

Что почти исчезло?

— На тренинг «Я хочу отношений» приходит 15 человек, у 12-ти из них теперь запрос «Я хочу понять, хочу ли я отношений» и «Я хочу понять, какие отношения мне нужны». Безоглядного «был бы милый рядом» я больше не наблюдаю;

— Исчезают запросы «он со мной разводится, он мне изменил, как мне сохранить семью». Вместо этого чаще «я не знаю, хочу ли я с ним жить».

— Те женщины, кто 5-8 лет назад приходил с запросом «помогите пережить развод», приходят на новый виток совместной работы «хочу построить жизнь так, как я мечтала».

— Большинство занимается спортом, танцами, йогой, марафонами, у них перестроились отношения с собственным телом и движением; большинство отличные специалисты, части женщин, которых я вижу, не нужны мужчины в качестве экономического партнера. Есть опыт и знания полагаться на себя; в некоторых случаях женщины чаще, чем раньше, выбирают рожать детей в одиночку, так как ресурса обеспечить ребенка хватает;

— Все больше и больше запросов о себе: «Я хочу лучше регулировать свои эмоции, я хочу лучше знать себя, я хочу понять, что я хочу и куда дальше».

— Меньше стало сомнений в том, можно ли выстроить свою идентичность, если нет никаких отношений. Запрос «мне нужны отношения любой ценой» не фигурирует так часто, как раньше;

— с большой радостью наблюдаю запрос «мне не очень комфортно, я себя не очень хорошо чувствую в том и в этом, хотя вроде все в порядке, помогите понять, в чем дело и помогите это изменить». С большой радостью – потому что вижу, что все больше и больше женщин перестают воспринимать дискомфорт как норму;

— работают с самооценкой, с неуверенностью в себе, не завязывая это все только на цель «отношения»;

— вообще любуюсь на новое поколение выросших детей — с чувством собственного достоинства, сейчас они начали рожать, и, значит, следом идут еще одни любимые дети; любуюсь на новых женщин, как будто предыдущие десять лет что-то зрело во мраке, а сейчас расступились темные воды, и хлынул свет;

— мужчины ко мне приходят только на тренинг «Деньги», а на консультации почти нет, поэтому я мало что о них сейчас знаю; пары я больше не беру, так как работаю по скайпу;

— кризис идентичности, настигающий людей к сорока, когда мы определяем и называем себя через профессию, стал переживаться не так тяжело. Еще пять лет назад, если женщина была все это время домохозяйкой, к сорока ей было очень мучительно отвечать на вопрос «кто я». Сейчас эти женщины, вырастив детей, с удовольствием бросаются в любые дебри любых занятий. Обращаются с запросом почти маркетинговым «помогите обрести уверенность в себе и наметить первые шаги в новом занятии»;

— не встречается больше запрос «поработать со страхом возраста», который был у 30-летних еще лет 7-8 назад; похоже, этот страх устарел; у меня есть тренинг «Новые взрослые женщины» для женщин старше сорока, и с каким счастьем и удовольствием взрослые женщины работают там со своим будущим, и никакого страха возраста у них не обнаруживается;

— реже стал встречаться запрос «помогите избавиться от одиночества». Одиночество у многих превратилось в свободу и уединение, перешло в статус выбора, а не вынужденности, перестало наполняться грустными смыслами покинутости, ненужности, брошенности, невостребованности; я объясняю это доступностью любых коммуникаций и любой информации, это, в свою очередь ведет к легкости нахождения «своих».

По моим наблюдениям: 
Что сейчас больше всего радует женщин? Любимое дело, в котором они реализуются на все сто.

Чего они больше не хотят? Никакого насилия над собой. Не хотят больше объяснять себе, рационализировать и уговаривать потерпеть то, что делает их несчастными.

Что они умеют по сравнению со временем 10 лет назад? Умеют отличать целебное для себя и ядовитое. Умеют не хотеть что-то «любой ценой».

Чему они научились? Они научились чувствовать себя счастливыми не только в романтической конструкции.

Что у них есть? Чувство собственного достоинства. И открытие: по-настоящему близкие отношения никогда не заставят тебя этим поступаться.

Что они могут? Ставить цель и идти к ней, опираясь на свои ресурсы.

Что для них новое? Опираться на других женщин и мужчин. Дружба. Открытие, что не все люди лгут, манипулируют или обесценивают.

Чему они не верят? Ничему, от чего остается нехороший привкус.

Что для них привычное? Ответственность.

Что непривычное? Открытие, что хорошее партнерство важнее и нужнее романтики.

На что у них нюх? На имитацию чего угодно. Понимания, внимания, эмпатии, знания, тепла. Близости. В имитацию больше не верят. Долго – не верят. Рано или поздно любое вранье разоблачат и перестанут уважать.

Какие они на самом деле? Не циничные. Не высмеивающие. Способные дружить. Смелые. Не теряющие надежду.

Юлия Рублева, 2017

Некрасивые правила для обычной жизни

Некрасивые правила для обычной жизни

синдром отличника


Игривый процесс глобализации любой задачи опрокидывает навзничь все наши изменения. Не начинания, не идеи и не желания, а изменения. 

…Если копить — так сразу миллион. Или три. Или 50 тысяч долларов в евро. Если делать зарядку — так сразу круговую тренировку, 300 отжиманий, два часа, или бегать, но бегать по гололеду опасно, хочется по набережной, а для этого надо переехать в город у моря. Если делать уборку — так сразу весь дом, и навести порядок, и помыть, а это разные процессы, и чтобы все сияло, и без клининговой службы, а еще окна. Если
вставать утром холодно, зима, и дома неуютно, и жить не хочется, то надо сделать ремонт, и постелить теплые полы. 

По моим наблюдениям, игривый процесс глобализации любой задачи опрокидывает навзничь все наши изменения. Не начинания, не идеи и не желания, а изменения. 

Когда работаешь с темой денег, после специальных упражнений выясняется, что накопить именно сейчас под силу не три миллиона, а 30 тысяч или 13 тысяч рублей

Есть несколько простеньких правил. Я их вывела на основе наблюдений на своих вебинарах-антистрессах и после переезда в теплый климат:  

— в странах с низкими природными ресурсами (холод, долгая зима, плохие урожаи) сил, чтобы просто каждый день жить, требуется больше; предполагаю, что так жить могут только люди с большим внутренним природным запасом прочности и хорошей энергией; да и сезон всегда больше человека, и надо бы научиться к нему приноравливаться с уважением и здравомыслием; 

— средиземноморская диета для русской зимы не годится; то, как мы едим, в здоровом варианте диктует тело и климат, а не инстаграм; 

— когда работаешь с темой денег, после специальных упражнений выясняется, что накопить именно сейчас под силу не три миллиона, а 30 тысяч рублей или 13 тысяч рублей; и только после этого негероического признания самому себе становится легче дышать и начинаешь, наконец, впервые в жизни копить; 

— когда глобализируешь задачу, тревога повышается, и цепенеешь или впадаешь в жор; участники «антитревожного» вебинара признавались, что, начав с одного-трех раз вместо задуманных 20-50 — чего бы это ни касалось, — они расколдовывали и себя, и тревогу, и оцепенение; 

Заниматься самооценкой:

Федя

Федя

Звонили коты. - Ты там замуж, что ли, вышла? - сварливо спросил Барсик. - Барсик, побойся кошачьего бога! Не вышла и даже в мыслях не было. С чего ты взял? - Ну, - сказал Барсик нехотя, - ты нами пренебрегаешь. А раньше любила. Федя, скажи? - Оленина всегда была!...

Про любовь

Про любовь

Звонили коты. Разговаривали хмурыми голосами. - Когда ты улетаешь? - спросил Барсик. - Через неделю, - сказала я. - Что привезешь? - -спросил Барсик. - Дайте мне улететь,- сказала я. - Мы неглаженные, - сказал Барсик. - Ой, ну вот не надо, - сказала я. - Мы блогеры, -...

Танцы

Танцы

Коты не одобряют мои занятия танцами. - Раньше как было? - рассказывает Барсик Мартыну. - Спит долго. Пригреешься под бок и тоже спишь. Потом встанет. Ходит медленно, чай пьет. То и дело что-нибудь уронит. - Что именно роняла? - уточняет Мартын. - Куриную ножку...

— все изменения начинаются с самонаблюдения. Этот разочаровывающий всех героев маленький шаг — то зернышко, из которого прорастают счастливые браки после годов одиночества; круг настоящих друзей вместо декларированных; любимая работа и достаточные деньги; другие отношения к телу и здоровью; 

— жить свою жизнь не так то уж и просто, и нет никаких готовых схем; 

— разочарование в себе переживают все; можно внутри этого разочарования вздыхать, сетовать, ругаться на себя; делать выводы, нудеть, пилить себе голову. Но не сползайте к самоунижению и самонаказанию, это излишне и заставляет нас чувствовать себя не просто несчастными, но отравленными; 

— помните, что во всем виноваты не вы; такая у нас была история страны, что все росли героями, и не героическое было как бы презираемо; но жить свою повседневную жизнь, справляясь очень маленькими
и посильными шагами — самое достойное занятие, которое я знаю; 

Читать еще на эту тему:

Ничего не найдено

Запрашиваемая страница не найдена. Попробуйте уточнить параметры поиска или используйте меню для нахождения страницы.

 

— скорость нашей жизни, набор решаемых задач, планы, могут и должны быть разными на разных участках дороги; скорость и объем должны быть подъемными и невысокими не тогда, когда вы уже не справляетесь, а в норме. Есть очень немного людей, психик, участков жизни, на который нужно и безопасно повышать все эти параметры; 

— жить обывательскую жизнь, экономя силы и с бережностью к себе не значит быть плохим или нечестным человеком; или человеком, неспособным читать Чехова, любоваться Кандинским, слушать Моцарта;
быть в хороших отношениях со своим телом и высыпаться не значит быть бездуховным; 

— ответ на вопрос «как перестать мучиться и начать жить» лежит не в плоскости «я стану другим человеком, и вот тогда», а в плоскости хорошего достаточного завтрака и теплого длинного пуховика зимой; постсоветский человек вечно пытается слизать крем с верхушки пирамиды Маслоу, но у пирамиды нет только верхушки, она есть вся; 

— если вам холодно, серо, невыносимо по утрам и не хочется жить, не ставьте себе неподъемные задачи в стиле «когда уже кончится эта проклятая жизнь и начнется другая», а постелите под ноги коврик и приготовьте на стуле теплый толстый халат; еще здорово помогает зарядить с вечера термос. 

Enjoy! 

Делаю, что могу

Делаю, что могу

синдром отличника


Как часто я слышу от своих клиентов и приятельниц фразу: «Ну почему я раньше этого не понимала?! Не делала?».

Мне кажется сейчас, что самое пустое занятие на свете — это сожаление. Как часто я слышу от своих клиентов и приятельниц фразу: «Ну почему я раньше этого не понимала?! Не делала?». Я всегда говорю в таких случаях — не сожалейте. Ни об упущенном времени, ни об упущенных возможностях. Скорее всего, это было не ваше время и не ваши возможности. 

В каждый момент мы созрели для чего-то одного полностью, не созрели совсем для другого, а третье нам уже не нужно — прошло его время. Я помню, как была влюблена в прекрасного мужчину, и никак не могла, как ни старалась, понравиться ему достаточно, чтобы он полноценно включил меня в свою жизнь. 

Спустя время я понимаю, что была просто не готова тогда к отношениям с таким человеком. Мне было больно каждый день. Я более всего ранилась об ощущение покинутости. Я просыпалась ночью в слезах и боялась написать ему даже пару слов в неделю. Я была окутана и парализована коконом страхов и запретов. 

Тогда я не понимала, что для меня той это был крайне неподходящий вариант. Конечно, сейчас я бы справилась с такими отношениями: во мне на порядок меньше тревоги, нет одиночества как ощущения вообще и нет чувства покинутости, которое меня с ним все время мучило. В этих отношениях я бы чувствовала себя вполне безопасно сейчас, спустя много лет. Есть одно «но»: сейчас я бы не выбрала отношения, в которых мне надо с чем-то «справляться». 

 

Но тогдашней мне они нужны были как воздух, и я проиграла. Просто потому, что не понимала, какой человек передо мной, не умела видеть его реального, он был любимый и неподходящий. Я не смогла ничего сделать ни с собой, ни с ним. И я ему не подходила просто категорически, и я тоже поняла это спустя годы, когда смогла сказать «Я себя хорошо знаю». 

Автор книги «Семья и как в ней уцелеть» Робин Скиннер приводит в пример случай из своей практики в психиатрической больнице, когда он зашел в палату на обходе и увидел, как одна из его пациенток ползает по полу на четвереньках. «Мэри, что вы делаете?!» — воскликнул он. Мэри подняла голову и четко ответила: «Я делаю, что могу». 

Я часто наблюдаю, как шаг за шагом, иногда очень медленно, люди выбираются из ужасных темных ям своей жизни. Никто не выскакивает из ямы одним прыжком. Они просто делают, что могут, иногда просто плачут или следят за тем, чтобы выспаться. Не более того. 

Это разочаровывает. Ты сам себя разочаровываешь в такие моменты. Делайте, что можете, и прощайте себя за то, что сейчас можете немного. Не тратьте время на пустую ругань себя за это немногое. Запомните волшебное слово «ресурсы»: это силы, эмоции, внутренняя готовность, желание и зрелость. Как только вы будете готовы, вы шагнете туда, куда хотели, и это волшебную готовность к шагу не перепутаешь ни с чем.

Еще статьи на эту тему:

Ничего не найдено

Запрашиваемая страница не найдена. Попробуйте уточнить параметры поиска или используйте меню для нахождения страницы.

Как мы отвергаем друг друга. Синдром белого пальто

Как мы отвергаем друг друга. Синдром белого пальто

Есть популярное в сети выражение — «белое пальто». Это значит, что пришел кто-то, посмотрел на все сверху и сказал: «Копошитесь? Ну-ну.

Не испытываете оргазма, не каждый день моете унитаз, транжирите деньги, попадаете в зависимость от партнера? Ну-ну. Я не знаю таких проблем. Я справляюсь, а вы нет».

…И иногда бывает так, что ты в этого кого-то влюбляешься или дружишь с ним.
Сначала ты восхищается его пальтом (извините). У тебя такого нет, а тоже хочешь справляться.
Там два высших, светская жизнь, врожденная грамотность, членство, лауреатство, успешный бизнес и всегда чистая обувь. И маникюр, да.
И все как-то по особому сверкает.
Потом возникает некая область жизни, или несколько областей, в которой ты часто, но совсем почти незаметно чувствуешь себя неловко. При нем. При пальто.

Легкое ощущение, что ты насплетничал, хотя рассказывал только о себе, что ты слегка лоханулся, хотя непонятно в чем, что ты немного не сдюжил, но он подхватил и вытянул… Он тебя искренне любит, и как-то всегда помогает, и как-то всегда вовремя внимателен, и он никогда не сядет на торт в коробке, и накормит вкусным и горячим, и никогда не жалуется, и никогда….
В какой-то момент ты смутно подозреваешь, что у него такой чистый унитаз, потому что он не какает. В отличие от тебя.

Если это твой муж или твоя жена, тебе обеспечена — в первые годы вашего союза — гордость за него перед всеми, потому что он лучший.

Потом незаметно и неумолимо она сменяется на раздражение и досаду. Потом — на агрессию и гнев. 

Ты все глубже увязаешь в своем несовершенстве, но твои всплески и взбрыки тебе ласково и терпеливо отвечают, потому что, раз он тебя выбрал, понятно же ежу, что он будет нести этот крест до конца. 

Она опаздывает — впервые в жизни — встретить тебя в аэропорту — и ты вдруг чувствуешь невероятное облегчение: неужели она что-то не предусмотрела, вляпалась в пробку и стоит там, как простые смертные? Но, оказалось, нет: «малыш, ты мне написал, что выйдешь из левого крыла, а сам вышел из правого, я пока добежала… извини, не волнуйся, прости, я…»

В какой-то момент ты неожиданно и с ужасом представляешь, что душишь ее, душишь… А не за что.

Ничего не найдено

Запрашиваемая страница не найдена. Попробуйте уточнить параметры поиска или используйте меню для нахождения страницы.

Другие материалы на эту тему

У нее все получается так отлично, что просто диву даешься, и потом вдруг понимаешь, что устал, выпустите меня отсюда, я пошел к Ленке, у нее пол немыт, но она так по-настоящему хохочет, расплескивая чай, или пытается меня пнуть, когда злится, истеричка и неряха, что я в ней нашел, обратно не могу, ни за что, не хочу больше, я ту боюсь и ее белое пальто тоже, я ее перестал хотеть…

И мама не понимает, а я ей не могу объяснить: мама, у меня MBA и успешный бизнес, но я чувствовал себя неудачником каждый раз, когда моя бывшая жена просто отвечала на чей-то телефонный звонок.. .Я почему-то чувствовал усталость, зависть, раздражение и беспомощность… Мама, она всегда оказывается права, мама, и это, оказывается, так страшно…

Эх. Психолог при встрече с такой клиенткой быстро смотрится в зеркало — не выбилась ли прядка. На всякий случай: сложно не заметить безупречность той, от которой из вполне счастливого, образцового брака сбежал муж… к «совсем никакой»… Терапевт-мужчина поправляет галстук и коврик у двери.

Еще рано произносить слово «кастрация», а все остальные слова так и вообще только через год. Можно осторожно произнести слово «конкуренция», но не поверит, она ведь так старалась, чтобы в семье именно он был главный…

Она не бросит терапию: она отличница, не пропускает сеансы, не болеет и не путает расписание. И тот первый раз, когда она опоздает на целых 10 минут (месяцев через 8) — обрадует психолога очень сильно, особенно когда выяснится, что она застряла в пробке, как простые смертные, которые без белых польт. 

..Значит, уже совсем скоро можно будет поговорить про стыд и конкуренцию, про беспощадность к себе, а пока… пока поправить выбившуюся прядку и открыть дверь. 

Тот, кто в белом пальто, незаметно для себя самого конкурирует с партнером, хотя вроде бы договаривались не на соревнование, а на любовь, дружбу или взаимовыгодное сотрудничество. Партнер «белого пальто» все время проигрывает, если вся его жизнь до этой встречи не строилась по принципу — быть готовым ко всему и всех победить. Если же строилась, то поначалу получается отличный успешный альянс, в котором спустя время один на минуту скидывает белое пальто, чтобы поболеть или пережить неудачу, а второй ему этого не прощает, впрочем и он сам себе — тоже. Или же союз двух «польт» превращается в жесткое конкурентное поле, где идет война за оттенки белого. 

Еще на эту тему:

⇐ Читать на эту тему

Ничего не найдено

Запрашиваемая страница не найдена. Попробуйте уточнить параметры поиска или используйте меню для нахождения страницы.

Работать с этой темой ⇒

Птичья жизнь

«Про семью»

Мальвинина оборочка

Мальвинина оборочка

синдром отличника

Я всегда ненавидела Мальвину. Потому что любила Буратино.

Как я его любила, это отдельная история, но это была страсть. Так вот, эта девочка с голубыми волосами и в панталонах казалась мне скучной и выспренной. Как он вообще мог с ней общаться! В ней же не было ничего живого!

И тут вдруг хлоп, и я обнаружила, что веду себя в точности как она. Видите ли, мне оказалась важна оборочка. На отношениях.

Буратино приходит, ставит грязные локти на мою белоснежную скатерть, быстро жрет и сматывается через забор. Потому что оттуда потянуло молодецким посвистом. У него там Карабас-Барабас недобритый и Лиса-Алиса интригует. Этот чертов Буратино, к которому у меня страсть, как бы не замечает мою скатерть и новую оборочку на моих белоснежных панталонах. А оборочка знатная! Выбирала долго.

Итак, он мимо оборочки, мимо салфеток, мимо моих заламываний рук, протянутых губ и влажного взгляда — шастает туда-сюда, заколебал. Заколебал также и Пьеро: «Пропала Мальвина, невеста моя!» Смахивает рукавами приборы со стола, консоме не есть — млеет от любви. Раздражает жутко. Цветы осыпаются, стихи идиотские. Таскается по пятам, заглядывает в протянутые не ему глаза и губы, бормочет и чахнет.

Артемона бесит Буратино, к Пьеро он относится как к мебели. «Дура, — ворчит этот пожилой пес, — для кого ты опять нарядилась? Чулки, говоришь? Буратино опять прискачет среди ночи, и вместо того, чтобы запереть его в чулане, ты накроешь стол, сядешь напротив и будешь думать, что ему важны твои оборочки и поцелуи! Дууура!»

Птичья жизнь
…И тогда Мальвина, прижимая к губам и глазам выглаженный платочек, решила Буратину больше не пускать.
Нечего тут шляться!

Она пошла и закрыла ворота на запор. Надежно. Потом, то и дело промакивая платочком глаза, вернулась к столику в саду и стала расставлять приборы.

Пьеро бормочет вдалеке, Артемон спит, похрапывая, Мальвина тревожно прислушивается. Тишина. Мальвина чинно идет к забору и припадает глазом к щели — но никого не видно. Сумерки.

Какого черта он ни разу не похвалил ее голубые локоны, и чистую скатерть, и оборочки? Сам виноват, дурак. Не оценил. Дверь закрыта. Все. Я так больше не могу.

На пыльной дороге показывается Буратино. Он, насвистывая, несется прямо к воротам и колотит в них. Они закрыты. «Какого черта?!» — орет Буратино. По ту сторону забора Мальвина припадает к щели. «Не забудем, что мне важна оборочка» — шепчет Мальвина. Вдруг она отшатывается — Буратино просовывает в щель нос, едва не выткнув ей глаз. «Ты чего?» — грубо удивляется он. «Дурак!» — рыдает Мальвина и убегает в глубину сада.

Буратино тащит лесенку. Лезет. Усаживается сверху на заборе. «Ты ни разу не подарил мне цветов! Ты ни разу не сказал мне спасибо! Ты не любишь мою собаку! Ты не предлагаешь мне замуж! Ты несерьезно ко мне относишься! Ты ни разу не сводил меня в ресторан! Ни разу не сказал, что ты меня любишь! Ты грубый — убирайся вон!»

Буратино скатывается с лестницы.

Птичья жизнь
Вечер перестал быть томным. Она только что пускала — а сейчас нет.
А он ничего такого не сделал!
А то, что она перечислила — это вообще что? Он первый раз об этом слышит! Он пьет в кабаке с Котом Базилио. «Идиот, — хрипит Кот, — тебе нравилось у нее жрать и ночевать? Надо было хвалить ее скатерть и чулки. Прежде чем их содрать. Ты дарил ей хоть раз цветы? Надо было дарить! Тот придурок вон вечно приносит ей с болота кувшинки! Бабам это важно! Ты хоть раз ей говорил, что она тебе нужна? Бабам это важно!»

Появляется Лиса-Алиса забрать пьяного Кота. «Дорогой, — мурлычет она и щекочет Буратино за ухом. — Женщинам нужны оборочки на отношениях! Ты думаешь, почему девочки так не любят гражданские браки? Потому что на этой схеме нет никаких оборочек. Все просто и грубо: ты живешь, я живу, мы трахаемся и завтракаем вместе. Скуучно девочкам! Им хочется быть невестами, хочется букетов и рассвета над морем. Ах, ты не понимаешь, зачем эта фигня нужна? Ты так не умеешь? Ну иди, кукуй перед забором».

Буратино плетется и кукует, с ностальгией вспоминая чулан. И чулки, чего уж там.

Ночь. Мальвина плачет в своей кружевной кроватке. Артемон гоняет мотыльков. Пьеро всхрапывает в плетеном кресле. Буратине холодно и голодно. Он пытается репетировать: «Мальвина, ты это… того… пусти, а? У тебя глаза красивые!» — вдруг осеняет его. Артемон за забором насмешливо шепчет: «Ты ей это на заборе напиши!» — «Я писать не умею» — хмуро говорит Буратино.

Утром на заборе красуется их совместное творчество: «У тибя глаза красивыи такии». Буратино смотрит в щелку и мрачно ждет, что будет. Пьеро нервно дергает волоски из бровей. Появляется Мальвина. Счастливо улыбается. Открывает ворота.

Буратино плетется мимо нее к белоснежному столику, плюхается на стул, ставит локти на скатерть и говорит: «Пожрать есть?»

У него ощущение гигантской проделанной работы. Теперь дадут пожрать? Мальвина огорченно всхлипывает. Пьеро хмыкает. Артемон тихо матюкается.

Буратины неисправимы, девушки. Их можно обучить насаживать оборочки на ваши отношения, но это не их профиль. Они неуклюже будут стараться и даже сведут вас в особый романтический ресторан, где будут мрачно гадать, сколько еще осталось сидеть при свечах. При свечах плохо видно ваше декольте.

Если хотите, можно пойти в ресторан с Пьеро, но мне лично хочется кинуть ему вазой в голову. Артемон будет ворчать, что вы не так держите спину. Где-то там болтается Арлекин, но вас не прельщают шуты.

Может, черт с ним, пусть усвистывает через забор, не заботясь о прощальном поцелуе? Если вам нравятся именно Буратины, наверное, придется засунуть свои вздохи о оборочках себе сами знаете куда и в который раз просто пожарить ему стейк с кровью . В конце концов от Карабаса вас спасет именно он. А к его 40-ка, нет, к 45-ти годам он научится подавать вам руку, когда вы будете выходить из машины. Так что вам будет чем заняться. Учить необучаемых Буратин — это очень мальвинье дело.

Интересное по теме

Интересное

Гиперженщина

Гиперфункциональность — это когда даму вечно несет, она не может остановиться, непрерывно или говорит, или делает. Знает все как надо и вообще знает все. Мужчинам в отношениях с такой дамой очень трудно успеть что-то сделать, начать что-то делать или даже захотеть что-то делать.

читать далее

Так, как раньше, уже не будет

Так, как раньше, уже не будет

Поделюсь с вами тем, что знаю сама, — о том, как протекает каждый кризис.

Если вам сейчас плохо, или вы подавлены теми изменениями, которые с вами происходят, это, возможно, поможет вам понять, где вы находитесь на карте кризиса. Моя любимая Вирджиния Сатир описывала девять этапов этой спирали, — ибо каждая здоровая система, будь то человек или организация, меняясь, проходит их все, и делает это беспрерывно.

Этап первый. Стабильность

Все хорошо, и никто ничего менять не хочет. Все радует, все идет замечательно, и все всех устраивает. Система в этот момент красивая, устойчивая, обжитая.

 Этап второй. Новый элемент, или ухудшение

Ни одна здоровая система не является закрытой или герметичной, ни одна открытая система не существует без новых элементов. Таким элементом может стать событие, решение, не обязательно плохое, — например, пара, много лет живущая в гражданском браке, решает пожениться. У семьи рождается ребенок. На работу берут кого-то нового. Вводится новое правило. Даже стремление тщательно оберегать стабильность парадоксальным образом является системоразрушающим элементом, ибо в каждом застое есть зерно кризиса. И когда наступает второй этап, все словно ухудшается, замедляется, портится. Если вы раньше мирились сразу после ссоры, теперь вы миритесь через два часа или через три дня. Если вы с каждого вложенного рубля получали 40 копеек прибыли, то теперь получаете 30 при тех же равных. Начало этого этапа похоже на то, как если бы вы идете под горой и сверху на вас падают камушки. Конец этого этапа при определенных обстоятельствах иногда похож на сход лавины.
Основной симптом этого этапа — оглядка назад с мыслью — «как там все было хорошо». Как все вернуть? Возможно ли это? Какие усилия нужно приложить, чтобы стало так, как раньше?

Этап третий. Депрессия. Замирание                                                                                                                                   

На этом этапе становится понятно, что ничего вернуть не удастся. Что так, как раньше — уже не будет. При тяжелых кризисах есть ощущение, что вы все потеряли. Или потеряли очень много. Прежние отношения, прежнее состояние, прежние ресурсы. Основной симптом этого состояния — поза эмбриона по утрам, когда вы не в силах распрямиться и разогнуться, вам хочется сжаться в комочек и не хочется вставать. Это депрессивное состояние. Меня часто спрашивают — как долго оно может продлиться? Я не знаю. От нескольких дней до нескольких месяцев. Очень важно дать себе время на то, чтобы прожить этот этап.

Этап четвертый. Надежда

Если так, как раньше, уже не будет, и мне нечего терять, то, может быть, можно что-то сделать, чтобы стало лучше? Такая мысль обычно робко приходит в голову человеку, который однажды утром понимает, что он хочет жить дальше. Просто дышать, смотреть в окно, жить. Что-то делать. Что-то менять. Может быть, я еще смогу быть счастливым, — думает он. На этом этапе обращаются за помощью к специалистам. Что-то вяло пробуют, пока не имея на это особых сил. Впускают в свою жизнь новых людей, не особо рассчитывая на что-то. Просто соглашаются попробовать что-то другое. Я в свое время именно на этом этапе пошла учиться танцевать танго с ощущением, что делать все равно нечего, и мне все равно, чем заняться.

Этап пятый. Новые смыслы


Это самый интересный, коварный и соблазнительный этап. Здесь появляются силы. Здесь появляются новые люди. Но самое главное — здесь появляются вопросы! К себе и к миру. Какой сейчас мой самый главный смысл? От чего мне хорошо, от чего плохо? Какой я теперь? Что для меня важно и ценно? Кто вокруг меня и кого я хочу видеть вокруг себя? Очень часто здесь полностью меняется круг общения, правила жизни, и появляется либо новое хобби, либо новая работа, либо новое партнерство, либо новый образ себя. Человек запоем вбирает новое, ему на голову валятся ответы на вопросы. Это этап знаков и символов, которые легко читаются и помогают двигаться дальше.
Одна моя клиентка на этом этапе, приходя на прием с вопросом менять ей кое-что в жизни или не менять, — вдруг увидела рекламный баннер, на котором огромными буквами было написано «Меняйся!». Этот баннер висел там раньше, но она прочитала его как послание именно в тот момент, когда бессознательно созрела к новому этапу. Пока не было сил — она не видела надписи.
Коварство этого этапа заключается в том, что пока мы в нем, наша жизнь кажется снова осмысленной, счастливой, хоть и трудной. И есть большой соблазн так и остаться в нем навсегда. Тот, кто всю жизнь ищет новые смыслы, находя себе все новых и новых гуру, новые учения, тот, кто все время мотается куда-то в поисках откровений, и при этом в его жизни нет новых событий, кроме этих, нет новых фактов его биографии, а отношения с людьми, со своим благополучием и с социальным статусом остаются прежними, — возможно, застрял на этом этапе. Ибо следующий пугает.

Ничего не найдено

Запрашиваемая страница не найдена. Попробуйте уточнить параметры поиска или используйте меню для нахождения страницы.

Другие материалы на эту тему

Этап шестой, следующий. Зона практики


Это действительно самый опасный и пугающий этап кризиса. Все, что вы узнали, наработали, — должно быть воплощено в жизнь. Если вы узнали что-то новое о людях и о себе, вы не сможете говорить «да» там, где вы хотите сказать «нет». Вы не сможете отказываться там, где давно хотите согласиться. Вы отчетливо слышите себя. Вам уже не так легко себя обмануть. И все это не гарантирует того, что новые знания вы начнете воплощать в жизнь. Ведь это риск! Каждый пятый не рискует, так и оставшись на предыдущих этапах. Пробовать новое, реагировать по-другому, перестать делать так, как привык, делать по-другому, даже если кажется, что это провал, — вот задача этого этапа.
Здесь на дыбы встают все ваши психологические защиты. Они оберегают нас от боли, но и от развития тоже. Они говорят, — ты что, дурак, брать на себя ответственность? ты что, дура, первой проявить инициативу? На этом этапе взлетает тревога и хочется спрятаться под одеяло.
Но какой же восторг там, где пробуешь новое, — и у тебя получается что-то совершенно восхитительное! В начале этого этапа мы девять раз из десяти реагируем по-старому. В конце- девять раз из десяти мы делаем по-новому.
Позволять себе получить новый опыт — единственное средство меняться по-настоящему.

Этап седьмой. Опыт

Опыт это действительно то, что нас меняет. Никакое понимание никаких процессов не меняет нас так, как меняет нас проживание этих процессов. Другое состояние. Другое ощущение. Другое взаимодействие. Доктор Хаус говорил — «Люди не меняются». И я с ним соглашусь, с поправкой, — если оберегают себя от нового опыта. На этом этапе мы с упоением пробуем делать все совсем по-другому.

Этап восьмой. Интеграция

Здесь мы оборачиваемся. И говорим: ого, какой путь я прошел. Все ошибки, все косяки, все достижения, — все мое. Я молодец. Я сделал это!
Пожалуйста, не приставайте на этом этапе к людям, находящимся на других этапах своих кризисов. Здесь очень большой соблазн сказать — эй, это так просто, встань и иди! я сделал это! Вспомните себя в этапах замирания, депрессии или надежды. Вы едва шевелились. У вас были другие ресурсы.
Поэтому, оборачиваясь на пройденный путь, присвойте себе все, с чем вы справились. И живите дальше. Вы сделали это!

Этап девятый. Стабильность-2

То же самое, что и первый этап. Обжитое, заслуженное, проработанное.
Наслаждайтесь, ибо это спираль, и живое неизбежно начинает меняться, и вам покажется, что все опять плохо, но это не так.

Часто задаваемые вопросы:

— сколько времени длится каждый этап? — неизвестно, и зависит от того, какой кризис, какие входящие в нем участвуют, сколько у вас ресурсов, и тд. Предсказать невозможно;
— каждый раз будет так плохо? — нет, опытные люди со временем перестают бояться спускаться в эти долины и низины, и дают себе время на все этапы. А прокаченные, как серферы, пользуются кризисом, как способом избавиться в своей жизни от лишнего и все перестроить;
— можно ли меняться без этих ужасных провалов? — можно, если вы не будете считать зону обжитого комфорта единственно возможным своим обиталищем и сами будете двигаться в нужном направлении; так, например, те, кто учатся или осваивают новые зоны своей профессии, обходятся, как правило, без заметных спадов. Но это некомфортная роль новичка и ученика, не все к ней готовы;
— а если у меня нет сил? — нужно отнестись к этому с уважением и дать себе необходимое время на то, чтобы силы вернулись;
— а если мне совсем не хочется ничего менять или двигаться? — не меняйте и не двигайтесь, ничего страшного, это нормально;
— могут ли этапы накладываться друга на друга, возвращаться? — могут переходить друг в друга без четко выраженной границы или приливать-отливать силы;
— может все рухнуть сразу или друг за другом как эффект домино? — может, это значит, долго игнорировалась необходимость что-то менять; да и кто из нас такой смелый, чтобы менять превентивно?
— могут быть разные этапы для разных сегментов жизни? — обычно так и бывает, работа на втором этапе, личная жизнь на пятом, — нескучно;
— что же теперь, не посидишь в покое, начнется эта спираль, и все потеряю? — очень важно, что переходя из изменений в изменения вы теряете не все. Ревизия своих ресурсов очень важна. Взять с собой все наработанное из старой в жизни в новую, не обесценивать — это большое дело. Пользоваться плодами своего труда и развития — большое дело.

И я хочу поддержать тех, кто сейчас находится внутри любого этапа. Я знаю, сколько вам требуется мужества, чтобы идти вперед. Не сдавайтесь. Обращайтесь за помощью к окружающим людям. Берегите себя. Уважайте себя. В зоне комфорта нет развития; без зоны комфорта нет ресурсов; без ресурсов нет шага вперед. Все взаимосвязано и не способно существовать отдельно; нет хороших и плохих шагов на этом пути, каждая ошибка добавляет вам опыта и даже экспертности. Качество вашего движения не зависит от его скорости. Уважайте все этапы своей жизни, все свои состояния, не сравнивайте себя и свою скорость движения с другими. Пользуйтесь спадами для ориентации и ревизии.

Я, как человек, много работающий с кризисами, знаю, что у каждого из нас есть столько времени, сколько нужно, чтобы пройти этот путь с максимальной пользой для себя и своей жизни.
Благодарю психотерапевта Ирину Якович и ее семинар в 2009 году «VIP-консультирование» в ИГИСПе, где я впервые услышала об этой системе.

Еще на эту тему:

⇐ Читать на эту тему

Ничего не найдено

Запрашиваемая страница не найдена. Попробуйте уточнить параметры поиска или используйте меню для нахождения страницы.

Работать с этой темой ⇒

Птичья жизнь

«Про семью»

Pin It on Pinterest