«Девочка и пустыня» Глава 2. О доверии. Женщинам

Если вы обрадовались, прочитав предыдущую часть, что с вас, как с эмоционального инвалида, теперь взятки гладки, я вас разочарую. Выбор несложный – преодолевать свою травму и заживлять свои раны или продолжать их лелеять всю жизнь.

Мы все знаем женщин с ожесточенным взглядом и злобной лексикой, которые, как знамя, несут впереди себя свое недоверие к миру и к мужчинам. Они никому не дают «причинить» себе удовольствие или радость. Когда-то они сняли с себя всю ответственность за свою жизнь и переложили ее на «всех-мужиков-козлов». Очень удобно: «все-мужики-козлы», и никто другой, виноваты в их несчастьях.

Если вы действительно хотите счастливых отношений, вам придется поработать. Многое будет даваться трудно и болезненно. Если вы хотите продолжать упиваться своей несчастливостью, можете оставить все как есть и опускать руки при первых признаках неудачи. Тогда дальше не читайте.

Защиты от дальнейшей жизни 

Парадоксально, но такое состояние, как недоверие, может обозначать привычную зону комфорта. Изменения происходят только тогда, когда мы из этой зоны выходим. Ниже я приведу защиты, которые неосознанно применяют женщины для того, чтобы ничего не менять и оставаться в привычной зоне.

Защита 1. Рассчитываем только на Серьезные Отношения

У вас разбита самооценка и разрушена способность верить мужчине. Из этих руин большинство знакомых мне разведенных женщин стремятся сразу же обратно в пекло – в только и исключительно серьезные отношения. 

Это стремление можно понять. Наш брак был серьезным мероприятием, у нас были Отношения, а теперь нам предлагается словно бы сложить с себя полномочия топ-менеджера и сбегать за кофе и печеньем. Примерно так, оскорбительно, звучат для нас советы подруг и знакомых «начать хоть с чего-то». С интрижки, с «просто секса», с флирта. «Как — меня??? Такую серьезную, годящуюся только и исключительно в жены, зовут занять место подружки на ночь или любовницы??»

Да. Сокрушительный удар по нашей гордыне, дорогие бывшие жены. Мы, дошедшие до диссертации, вынуждены возвращаться назад к азбуке.

Знаете, что легче всего? Отказаться от любых попыток. Не ступать на эти неведомые дорожки — на них следы невиданных зверей под названием «мужчины». Мужчины могут сделать больно. Мы опять можем ощутить себя отверженной. Отверженность – это то ощущение, в которое, как в знакомое болото, мы норовим плюхнуться быстро и с головой.

Чтобы избежать этой боли, вы можете предпочесть отсидеться в логове. Посмотрите, как приятно: можно холить себя и лелеять, убирать свой дом, заниматься детьми и, закрыв от ужаса глаза, думать об «отношениях»: «Никогда! Ни за что!». И вправду – да, иногда хочется секса, каждую ночь плачешь и жалеешь себя, но зато ни один монстр не покусится больше на твою самооценку. Мы ждем следующего мужа — и никак иначе. Нам нужны Серьезные Отношения – и никаких компромиссов. Немножечко беспокоит, что жизнь проходит мимо и каждый день одно и то же, но зато мы никаких ошибок не делаем. Не так ли? А новый Мужчина с Серьезными Намерениями придет сам, с цветами и колечком, и позвонит в дверь. Он увидит нас, когда мы пьем кофе в кофейне и роняем слезы в чашку с капучино. Он сразу поймет, что такую искал всю жизнь. Я слышала подобные истории. Они даже со мной происходили!

На самом деле мы снова и снова выбираем безопасность. Мы упали с велосипеда и, вместо того чтобы снова сесть и поехать, сидим на пригорке и плачем. «Навыки теряются, дорогие женщины!» — хочется мне завопить. Навыки элементарные, и без того уже подзабытые в вашем долгом браке. Навыки общения с мужчинами – с обыкновенными мужчинами, которые, да, не хотят на вас жениться прямо сейчас и немедленно, а хотят затащить вас в койку. 

Поэтому ну их нафиг, юбки, чулки, макияж, каблуки, флирт – это мы знаем куда заведет, мы там уже были. Мы лучше оденемся в мешочек и побредем на работу. 

Я рассказываю исключительно про свой опыт. И, исходя из него, я рекомендую начать хоть с чего-то. Поверьте, неудачное свидание – не катастрофа. Большой путь начинается с первого шага.

А если стремиться к повторению сюжета – брак и только брак, с места в карьер, с разрушенным доверием и с утраченными навыками нравиться мужчинам – у нас есть все шансы спустя какое-то время сказать: «Опять не оправдались мои ожидания. Никому нельзя доверять».

Защита 2. Вступаем в «невозможную» связь 

Виртуальное пространство – это те пастбища, на которых пасутся тучные, в прямом и переносном смысле, стада разведенных женщин.

Я сама была такою триста лет тому назад. Сразу после развода я ввязалась в ужасающие своим идиотизмом отношения. Виртуальные. Меня повлекло туда со страшной силой, потому что меня грамотно и внимательно слушали и задавали точные вопросы. Меня абсолютно не смущало то, что я человека никогда не видела, что большая часть его жизни для меня — темный лес, что он не стремится к встрече… Полезный был опыт, прямо вам скажу. Теперь я понимаю, что это была та раковина, в которую я спряталась. Мимо проходили разные, живые и настоящие мужчины, но с ними было опасно. Гораздо безопаснее было мучиться от слова «невозможно», которое так любил мой собеседник.

Конечно, мучиться – безопасно. Мы знаем все закоулки этой сладкой боли, все тайные тропинки, на которых так хорошо плачется, нам не нужно осваивать новые навыки, и вообще теперь это наша зона комфорта. Поэтому – внимание! – невольно и неосознанно мы можем выбирать те отношения, которые, по каким-то причинам, априори не сложатся. Особенно сладостно вляпаться в связь с женатым. У меня не было такого опыта, но по подругам я вижу – можно мучиться годами и знать, что НА САМОМ ДЕЛЕ тебе ничего не угрожает. Тебе не построить с ним семью, не наделать прежних или новых ошибок, не начать и не закончить, — и на все это есть охренительно уважительная причина. 

И, конечно же, виртуальный или прочно женатый любовник не замедлит дать нам повод произнести любимую фразу: «Я так и знала — никому нельзя верить».

Защита 3. Аккуратно закрываем глазки 

Но вот вы преодолели себя и решили — была не была, сбегаю я таки за «кофе и печеньем». Вы согласились на «просто секс», курортный роман или странную «дружбу с элементами секса». 

Но так как вы — особенная, уникальная и удивительная, такое предложение поступило вам временно и по ошибке. Ошибка раскроется, конечно же, немедленно, и вас опять повысят до топ-менеджера – ну, то есть на самом-то деле это любовь. Просто он об этом не знает. Но обязательно узнает — нам только дай время. 

Ничего, что он живет с девушкой или даже с разными? Ничего, что он не знакомит вас с друзьями? Ничего, что вы даже не знаете номер его домашнего телефона, а в особых случаях – и его фамилию? Ну, вы, естественно, не говорите о любви — это пошло. И вообще у вас нет никаких обязательств друг перед другом. Даже человеческих. Но это все равно любовь. Сейчас мы схватим судьбу за хвост, ибо это судьба. Да, на всю жизнь.

Всякое бывает, конечно. Но вы тут ведете себя преступно нечестно. И по отношению к намеченной «жертве», потому что «а мужики-то и не знают!». И первым делом по отношению к себе. Вам нужны полноценные отношения? С «кофе и печеньем» поучитесь быть нормальной, нежной и спокойной. Не стройте планов. Живите одним днем. 

Да, к великой нашей скорби, у нас в таком честном режиме не остается никаких оснований взрыдать по окончании стажерского срока: «Аааа! Подлец! Я так и знала – никому нельзя доверять!» И если вы удержитесь от того, чтобы самой себе наобещать золотые горы, у вас не будет до боли знакомого предлога сказать, что вас обманули. Если он, как Остап Бендер, «сам женился, а сам уехал» – да еще умеет красиво говорить о любви, – тогда, конечно, ответственность можно разделить. Но если ничего такого нет, за ваши аккуратно закрытые глаза отвечаете вы сами. 

Воспринимайте это как нечто временное и, пожалуйста, не вешайте на вашего партнера по этой легкой связи все свои ожидания будущего невыразимого счастья. Без этих вериг легче будет и вам, и ему. Я смутно представляю, как может напугаться ваш партнер, если вдруг догадается, что вы нарезаете вокруг него мысленные круги и уже нарекли его «главным мужчиной в жизни». Обычно, узнав об этом, они, тяжело дыша, бегут до границ Бразилии с надеждой затеряться в девственных лесах. 

Пусть это будет только кофе и печеньем. Это бывает очень вкусно.

Защита 4. Ждем спасителя

Знаете, «спасители» бывают. Бывают такие мужчины, которые вас выдернут из вашего духовного заточения, как репку, и буквально заставят вступить с ними в какие-то отношения.

От вас в этом случае требуется только сказать «да». Обычно, когда мы ждем спасителя, мы опускаем руки и ничего не делаем со своей жизнью. Он придет и спасет сразу от всего: от одиночества, безденежья и беспомощности.

Через год после развода в испанском местечке Санта-Сусанна на белом коне проскакал француз и немедленно захотел на мне жениться. Я не шучу и не преувеличиваю, я даже ездила к нему в Париж знакомиться с семьей. Он вел себя именно как спаситель — даже предлагал удочерить мою дочь, у которой и без того есть прекрасный отец. Он баюкал меня по ночам и укрывал мои колени пледом в машине. Я таяла от этого внимания, в то же время понимая, что не люблю его ни капли.

К тому же спасать меня было особо не от чего. Меня и так все устраивало. Я с удивлением это обнаружила, вернувшись в Москву. В результате я отказалась выходить за него замуж и ни разу в том не раскаялась.

Я бы хотела сказать, что спасителей не бывает и что спасать себя должны вы сами – но не скажу. Для меня главное удовольствие моей жизни сейчас – то, что меня не надо спасать. Я чувствую себя счастливой. Я уже давно не чувствую себя одинокой, и дело не в наличии или отсутствии мужчин. 

В какой-то момент, устав от того, что ничего ни с кем не получается, я сказала себе – все, отношения с мужчинами не для меня. Мне было 35 лет. И передо мной простерлись еще 35 лет моей жизни, унылых и серых. И я поняла, что не имею права так прожить свою жизнь и мне надо постараться сделать каждый день максимально классным. 

Вот тогда-то и наступили совсем иные времена. Отношения с мужчинами стали лишь частью моей жизни. Все остальное было битком набито другими интересными и приятными вещами. 

Самое удивительное, что я тут же вступила в одну связь, в другую, безжалостно покончив с изнуряющей третьей, – процесс пошел. Я сделала первый шаг буквально зажмурившись. И не пожалела. Теперь у меня было нечто гораздо большее – у меня начала выстраиваться собственная жизнь, и выстраиваться так, как мне надо. Мне было куда отступить при неудаче и при этом не почувствовать, что все кончено.

Многие мечтают, как по Библии, прилепиться к кому-то сильному, разделить с ним его жизнь и повлачиться вдвоем в светлое будущее – вместе с грузом прежних страхов, неустроенности и зависимости.

Одна моя знакомая как-то рассказывала мне: в ее первом браке она опустилась до таких низин беспомощности, что не могла сама съездить отдать в ремонт туфли – ждала мужа. Он ее бросил. Она нашла другого. Этот другой говорил: «Сначала это было великолепно – она любила то же, что и я, я люблю омлет — и она его любит, я сплю — и она спит… А потом я от этого в ужасе сбежал. Она ничего не могла сделать без меня и каждый день по многу раз спрашивала, люблю ли я ее». Он ее бросил. Она нашла третьего, и повторилось то же самое.

Несомненно, речь идет об инфантильности и детской травме, а вот если бы я не была психологом, а была моей деревенской бабушкой, я бы сказала – лень вперед ее родилась.

Знаете, очень приятно присоединять свою хорошую и устроенную жизнь к чьей-то устроенной и хорошей жизни, и совершенно не хочется взваливать на себя существо с беспомощными глазами, нога за ногу бредущее по бесплодной пустыне, которой представляется ему этот мир. И в своей устроенной и хорошей жизни легко представить себе полноценного и полноправного партнера, не так ли? Присоединить еще одну область счастья легче, когда есть куда присоединять. Иначе разруха в наших головах и душах вкрадчиво и незаметно подпортит нам все подарки судьбы, какими бы они ни были.

И еще раз говорю: дождаться «спасителя» – не цель. Спасти себя самой, научиться быть счастливой – лишь этап. Цель — когда ты перестаешь мыслить категориями спасения или гибели, когда мир воспринимается как прекрасный, изобильный и дружелюбный. В этом состоянии прежние проблемы доверия и недоверия могут лишь обостряться время от времени, но не служат вечным унылым фоном повседневной жизни.

Если вы выберете ТАК смотреть на мир, вы найдете в себе смелость пойти навстречу новому партнеру. Ему, поверьте, очень важно, чтобы вы ему доверяли. И тогда вы оцените его усилия. Сделайте первый шаг — пусть даже зажмурившись. Ничего страшного с вами не произойдет. Если все получится, вы будете счастливы, если не получится – вы это переживете. Это всего лишь жизнь, нормальная женская жизнь, слезы и радость – по полной, и это лучше, чем безопасный, пыльный и скучный домик недоверчивой улитки. 

«Девочка и Пустыня» Глава 4. Мужчина под тяжестью мифа

Вот когда ты становишься популярной в Интернете или где-то еще фигурой, то замечаешь, что твои читатели наделяют тебя почти мифическими свойствами. Мифическими, мистическими, теми, которых у тебя нет, теми, которые они хотели бы видеть. Тебя лишают права на слабость и ошибку, на дурное настроение и совершенно бабское «хи-хи». В тебя словно прячутся, найдя наконец волшебное убежище. Твое слово обретает силу взмаха волшебной палочки. Тебе страшно и хочется закрыть голову руками, и еще более страшно ответственности и хочется всем сказать: «Ой, я обычная, обычная, пожалуйста, не глядите на меня ТАК!» А уж если угораздит умереть во цвете лет – все, приплыли. Считай, что ты и не жил, не ковырял в носу, не прогуливал работу, и посуда всегда у тебя была чистая, и живот идеальный. И напишут это все где-нибудь, и тебе сверху будет неловко.

Точно так же становится мифом любимый человек – поначалу, когда влюбляешься. Об этом говорят тонны гениальных и идиотских стихов, романов и просто туманных вензелей на стекле. Наверное, когда ты уже развлюбился и сердце не замирает, но ты все равно считаешь, что для тебя он лучший, невзирая на и благодаря тому, – тогда вот, наверное, ты его любишь, я не знаю.

Но я знаю, что никого мы не наделяем такими мифическими свойствами, как ушедшего от нас человека. Вроде бы вот только жил, ел, пил, спал, чавкал, между прочим, за столом и устраивал некрасивые сцены, не зарабатывал денег и изменял, но ушел, захлопнул дверь – и тут же превратился в кудесника, хранящего в шляпе кое-что, что нам ужасно необходимо и совершенно без него недоступно.

Семейная жизнь разволшебнивается довольно быстро, а драматический уход мужчины, равно как и женщины, вгоняет ее снова в рамки тех явлений, где возможно наступление чуда. Вслед ушедшему мы смотрим с мольбой и тоской, с надеждой и верой, мы горим любовью и падаем ниц, – чего никогда не делали с тех пор, как нам исполнилось тринадцать. Мы храним забытые им вещи, его смски, мы клянемся себе в чем попало страшными клятвами, и внутри нас поселяется бледное существо с горящим лихорадкой взором и прижатыми к груди руками. Даже если снаружи я толстая, флегматичная и в любых обстоятельствах помню рецепт пирога с капустой, внутри тощая девица мечется и шепчет пересохшими губами: «Вернись!», и непременно с «о» — «О, вернись!».

Черт его знает, какими чертами меня наделяли мужчины, которых я бросала или которым не оставляла надежды. Один из них признался, что проклинал меня всю жизнь, а это, согласитесь, не обыденное чувство. Но главное, что при любом болезненном, особенно внезапном, разрыве возникает чувство потерянного рая, где оставивший нас имеет волю и возможность сделать нас снова счастливыми.

Мне кажется, что уход мужчины тут же обеспечивает его в наших глазах всеми архетипическими чертами принцев, королей и всемогущего справедливого милосердного божества. Пусть вы уже убедились, что благородство и великодушие ему не присущи, он слаб, врунлив и неряшлив, но, когда внезапно, по его велению, между вами возникает пропасть, его пивной живот сквозь дымку трагедии начинает казаться стройной талией юного принца.

Если бы они знали, они бы, наверное, воскликнули: «Не воскладывай на меня!» И правда: наша женская жажда видеть в мужчине рыцаря, опору и защиту в моменты расставания обостряется до предела. А у него, живого и настоящего, нет никаких доспехов, и копья нет, и коня нет, а есть замученная тяжелой неволей, сама не знающая, что хочет, его обыкновенная человеческая душа, которая, точно так же, как и наша, жаждет спасения или хотя бы равновесия.

Ушедший мужчина обрастает мифами, как репьями. Любое его движение в нашу сторону воспринимается как Знак. Ошалевшие от личной драмы женщины в этот момент готовы на что угодно, но абсолютно не способны трезво взглянуть на оставившего их мужчину. Когда я сама варилась в этом соку, мне рассказали довольно некрасивую, покоробившую меня историю. От жены ушел муж к другой женщине, и она не видела его почти полгода. За эти полгода он мифологизировался у нее в сознании до последней степени, почти до уровня олимпийских богов. Из его случайно оставшихся вещей она создала мемориал, в котором были даже трамвайные билетики их молодости, и оплакивала эти фетиши с завидной регулярностью.

Однажды ночью, спустя месяцев семь после его ухода, раздался звонок в дверь и в прихожую к ней ввалилось это божество. Божество было пьяным в сосиску и не вязало лыка, но успело в последнем падении схватить даму за грудь.

Дама немедленно сделалась счастливой, втащила бывшего мужа в комнату и свалила на ковер. При этом у нее замирало сердце – что означало сие явление? Да, конечно же, только одно: он все понял и раскаялся! Вот спит он раскаянный, а она хлопочет вокруг: раздела догола, укрыла покрывалом и села рядом, таращить глаза в предрассветных сумерках и мечтать, как дальше все образуется.

А теперь неприглядная анатомическая подробность. Возлюбленный ее спал на животе, храпел, и вокруг него стояло облако густого перегара. Она же умилилась в очередной раз и захотела поцеловать ему спинку. Откинула покрывало и увидела в его попе геморрой. Обыкновенный геморрой, красновато-синеватую шишечку сверху ануса.

А раньше, говорит, не видела. Ну да дело не в этом. Дело в том, что дама пришла в себя моментально. Она не скривилась от отвращения, нет. Все же муж был родной и любимый. Она просто поняла, что геморрой в заднице — чисто человеческая особенность, а никак не божественная. Она хладнокровно тогда себе сказала: так, ты чего про него навыдумывала? Вот он тут, валяется на ковре и воняет перегаром. Он обычный мужик, с вялой, между прочим, потенцией, с невыносимым характером и склонный к вранью. Дама снова накрыла его покрывалом, встала и пошла чистить ящик стола от мемориала с трамвайными билетиками. А когда он проспался, она была уже совершенно в себе, чего с ней не случалось давненько, разговаривала с ним хладнокровно и не лезла целовать ручки.

Я не знаю, чем там кончилось, потому что потеряла ее из виду. Но вот это моментальное отрезвление мне запомнилось.

И давайте не будем путать отрезвление с разочарованием. Чтобы разочароваться в человеке, надо сначала охренительно очароваться. В частности, ждать от него того, чего он дать, не исключено, что и не может. Точно знать, что и как он должен делать, говорить, и вообще – каким он должен быть, чтобы не разрушать очарования. А потом наблюдать за объектом страсти прищурившись, когда он попадает в трудные ситуации, как-то там лажается, и горевать – «не сдюжил, зараза!». Ну и геморроя у очаровавших нас тоже быть не должно ни в коем разе.

Но в семейной жизни этому нет места. Ты лежишь в соплях и болеешь, почти оглохшая и охрипшая, а в ушах у тебя трубочки с прополисом, и ты похожа не на принцессу, а на чебурашку-мутанта. Ты беременная и не можешь наклониться, чтобы завязать шнурки на своих слоновьих опухших щиколотках. Ты не гламурная, не стильная, не сильная и не можешь заниматься сексом, потому что очень болит спина, потому что ты упала на лед и повредила позвоночник. У вас маленький ребенок, и ты не досыпаешь, ты срываешься на мужа и на окружающих. Ты неконкурентоспособна во многие моменты своей семейной жизни.

Наверное, в эти моменты твой муж далек от того, чтобы быть очарованным, и, наверное, он очень трезво способен на тебя взглянуть. Но если он, как идиот, будет делать искательные движения руками и глазами, чтобы обнаружить пропавшую куда-то богиню, то вполне заслужит отрезвляющего удара кастрюлей по голове. 

Так же и с нашими мужчинами – ради бога, вы можете до посинения хотеть их вернуть, но не делайте из них зевсов и гераклов. И помните, что в их заднице всегда может обнаружиться банальный геморрой, во всех смыслах этого слова, как знак того, что они вовсе не божественного, а вполне себе человеческого происхождения.

Я думаю, что это справедливо для всех, а не только для женщин, потерявших мужа. Я наблюдала, как женщины от 15 до 55 нагружают своих любимых мужчин героической атрибутикой, а мужчины не знают, куда деваться от этого почетного груза. Девочки 17 лет и 40-летние женщины по ночам стоят под окнами объекта страсти, представляя себе все самое красивое, все как в фильмах. В их воображении недоступные им мужчины существует в вихрях бури, в отсветах белых парусов и яхт, в дымке каких-то дальних гор и морей, в отблесках какой-то неведомой, притягательной жизни. А в это время несчастный объект страсти сидит на диване перед телевизором, клюя носом и всхрапывая, не в силах раздеться и умыться, но зато обремененный всеми возможными мифологическими чертами и даже не подозревающий об этом.

Я знаю, что и мужчины крепко закрывают глаза в период влюбленности, видя объект своей любви сквозь тонкую романтическую вуаль. И блестки, и отблески, и звуки арфы тоже присутствуют. И это хорошо, и это прекрасно. Только в семье, где супруги живут не в разных крылах замка, вуаль и божественные искры сохранить очень трудно. Трезво видеть партнера и все равно хотеть с ним быть — такая простая и так редко воплощаемая в жизнь формула, а тем не менее на нее опирается вся семейная жизнь.

Может быть, поэтому, стоит только обычному земному мужику или обычной земной женщине, которых партнеры знают как облупленных, покинуть общий дом, как тут же в глазах оставленных возникает мерцание, создающее негасимый ореол вокруг непутевой головы их бывших спутников. И если дать этому мерцанию вас ослепить, то вернувшийся в семью супруг неизбежно вас разочарует. От его божественного происхождения при ближайшем рассмотрении не останется и следа, и вы будете долго удивляться, из-за чего вы так убивались.

Поэтому – не воскладывайте, да не разочаруемы будете. Как-то так. От вас ушел и к вам вернется (или не вернется) вполне земной мужчина. Не превратившийся благодаря вашей личной драме в царевича-королевича, а даже, возможно, более поистасканный, потрепанный жизнью и мелкий, чем прежде. И он не наделен волшебным могуществом сделать вас снова счастливой. Тем более если вы отдали свою жизнь в заложники его возвращения. Подумайте о том, что будет, если у вас появится возможность, образно говоря, откинуть покрывало, и выдержит ли ваша свежесозданная трагическая любовь вид его задницы. Может случиться и так, что вы простите «изменщику и подлецу» все, но не простите потерю сияющего нимба, обнаружив, что тот, кто заставил вас так страдать, отнюдь не тянет на драматического героя. И он в этом будет совершенно не виноват.

Потому так необходим трезвый взгляд вслед ушедшему. Особенно если вам мерещится, что у него на поясе висят ключи от вашего утраченного счастья.

Эта часть написана специально для тех, кто исступленно ждет возвращения ушедшего мужчины, а также для тех, кто уже не ждет, но все еще смотрит вслед ушедшему сквозь собственноручно созданный миф. 

Девочка и Пустыня. Глава 5. Деньги, секс и маленькая девочка

В этой главе я еще раз хочу напомнить читателям, что описываю только свой опыт, и вполне может быть, что он вам никак не пригодится.

Мой брак был браком-слиянием. Что это значит? Это значит, что между мною и мужем не было никакой дистанции, что мы ощущали себя единым целым, что я считала, будто досконально знаю своего спутника и у него нет от меня тайн и подпольных дел. Так же, как и у меня. Я не лезла в его бизнес, конечно, но принимала деятельное участие в некоторых его новых проектах. Мы ходили вместе на все вечеринки, куда его знакомые иногда приходили не с женами, а с любовницами. Такое положение дел меня не касалось, – «у нас» любовницы не было. Вообще, мне казалось, что встретить такое взаимопонимание, как у нас с мужем, просто нереально. Тем не менее это было так. Мы и вправду говорили на одном языке. Мы вообще много говорили. И чувство юмора у нас было одинаковым. Я не могу сказать, что это была крышесносящая страсть — скорее, глубокий и спокойный выбор, когда есть ощущение, что наконец-то я нашла того, кого искала.

Мне казалось, нас никогда не смогут коснуться не то что разрыв, а даже серьезные разногласия.

Мне не приходило в голову, что мужчины с хорошо выраженным мужским «я» имеют довольно автономную от своих спутниц жизнь. Ну вот представьте себе какой-нибудь вестерн, где суровый ковбой в шляпе и сапогах после перестрелки в кабаке прискакивает на лошади в свой дом, бурчит жене что-то вроде «сапоги сними, на стол подай» и потом заваливается спать, не сказав жене даже пары нежных слов в стиле «ты моя пусечка, я сегодня завалил Вепря Белые штаны и посвящаю две дырки от пуль в его груди тебе, дорогая». Я хотела все знать и хотела во всем участвовать, и полагала, что все «дырки от пуль» по умолчанию посвящены мне. У меня по определению не могло быть в мужьях такого молчаливого неласкового ковбоя. Так же как не могло быть в моей реальности моих собственных, не связанных с мужем планов на жизнь.

Убаюкивание – вот что мне было необходимо в браке. Я была маленькой девочкой, которая не может сама себя содержать, ни за что не отвечает и которой даже секс нужен не столько как акт физического и эмоционального удовольствия, сколько как явление, подтверждающее теплоту и безопасность нашего союза.

Невозможность существовать отдельно от спутника и чувствовать себя при этом комфортно — одна из определяющих черт моей тогдашней жизни. Сейчас мне это кажется удивительным, поскольку до свадьбы я была вполне самостоятельной девицей, ни на кого не полагалась и в принципе не знала, что такое обратиться за помощью к кому бы то ни было, будь то мама или мужчина. Но после свадьбы мой муж, будучи человеком крайне ответственным, с любовью взвалил на себя все эти функции и в конце концов превратился в надежную стену, защищающую меня от внешнего мира. Я была бы беззащитна перед этой жизнью без него — и в то же время зорко, как ястреб, и жестко, как училка начальных классов, исподволь контролировала все нюансы наших отношений, больше всего желая законсервировать их в том виде, в каком они существовали в начале нашего брака. 

Конечно, такие хитросплетения человеческой психики, как желание контролировать, тесно сопряженное с беззащитностью, не лежат на поверхности и неочевидны неискушенному глазу, и тем более неочевидны тебе самой, если ты являешься носителем этих качеств. 

Беззащитность и зависимость от партнера действительно требуют контролировать процесс отношений очень скрытно и очень жестко. И именно отношения по типу слияния позволяют это делать наиболее качественно. Там, где безграничное как бы доверие, долгие разговоры по душам, стремление избежать конфликтов, полная схожесть взглядов на жизнь, привычек и прочего – в изнанке порою обнаруживается жесточайший, тоталитарный контроль партнера. Ты мановением руки убираешь все границы собственной личности и предлагаешь партнеру сделать то же самое — отныне у вас нет друг от друга секретов. Вы настолько принадлежите друг другу, настолько проросли друг в друга, что не понимаете, где начинается один и кончается другой. Так прекрасно живут подкаблучники и вообще те мужчины, в которых женщинам удалось задавить мужское и вырастить бабское, заставив мужчину отказаться от своих планов, если эти планы угрожают целостности симбиоза, и даже от своей мужской жизни, — если тревога у женщины зашкаливает сверх всякой меры. Именно этого мне и хотелось, именно в таком режиме я чувствовала себя в безопасности. Муж до поры до времени шел мне навстречу, и ни я, ни он не подозревали, чем чревато такое сращивание.

Только спустя несколько лет я поняла, что контролировать стремится тот, кто на самом деле не может доверять. 

Итак, у меня вызывало тревогу все, что я не могла контролировать, а в нашей жизни этого становилось все больше и больше. Его бизнес отнимал много времени, он стал ездить в зарубежные командировки, я паниковала до слез, старалась это скрывать, но не всегда удавалось. На каждом углу мне мерещились более красивые, более крутые женщины, которые непременно его от меня уведут. Никто не знал, что во мне творится, никто не посоветовал мне обратить взор к самой себе, меня как таковой в принципе не существовало, а существовала только та пресловутая «половинка», которая никак не могла ощутить себя отдельным целым без другого человека. Если бы тогда я посмотрела на себя и даже себя потрогала, я бы посмотрела его глазами и потрогала его руками. Моего тела не существовало вне тех ласковых названий, которые он для меня придумал, и в зеркале оно отражалось только для него. Когда он ушел, я однажды ночью не увидела в зеркале своего отражения и ничуть этому не удивилась.

Тогда я называла это любовью и не знала, что у любви бывают разные лица. Более того, я считала именно это лицо любви ее единственным существующим обликом. 

Этап слияния характерен и даже необходим для начала влюбленности. Но здоровым и жизнестойким союзом останется тот, в котором люди сливаются лишь какой-то частью самих себя, по прошествии времени без труда восстанавливая собственные границы и не покушаясь на границы партнера, одновременно создав общие защиты по отношению к внешнему миру. В браках по типу слияния партнеры взаимозависят друг от друга так, что малейшее покушение на собственную отдельную жизнь воспринимается второй стороной, без преувеличения, панически и подавляется в зародыше разными способами.

И особенно свойственно это женщинам, как существам по природе более слабым и зависимым. Какими способами те, кто не мыслит себе жизни без партнера, могут влиять на ситуацию? Только двумя – контролем и манипулированием.

Вы, половозрелый сильный мужчина, лежите на спине, а на вас сверху, ласково касаясь вас гладкой кожей, нежными губами, мягкими ресницами, лежит самая прекрасная женщина. Она почти неотрывно целует вас в губы, в шею, в глаза, едва заметным, шелковым нажимом на шею заставляя вас снова и снова фокусировать на ней взгляд и лишь изредка позволяя вам вдохнуть немного воздуха или сомкнуть веки. Вы счастливы и кайфуете: ваше тело поет, ваша душа блаженствует, и вы не устаете повторять, как вы ее любите.

«Милая, позволь-ка, – в конце концов говорите вы, пытаясь приподняться на локтях, – я схожу попью и пописаю. И поработаю. Да и на полу холодно».

Ее глаза немедленно наполняются обидой и слезами. «Тебе со мной плохо?» — дрожащим голоском спрашивает она. Что за глупенькая, думаете вы и опять откидываетесь на спину. Какие мягкие у нее губы… «Подожди, – говорите вы спустя несколько минут, – я все-таки схожу пописаю. Что тебе принести из холодильника? Хочешь пить?» «Нет, – щебечет она и вновь увлекает вас, как майского жука, в положение кверху лапами, – лучше полежи со мной еще. Скажи мне, какая я красивая. Тебе хорошо?»

Через некоторое время вы почему-то не можете больше смотреть ей в глаза. «Открой глазки, посмотри на меня, — шепчет она, – не смей смотреть в сторону, мне так с тобой хорошо». Вы засыпаете на секунду, и вам снится кошмар – ваша любимая душит вас, трясет за плечи и хрипит: «Смотри на меня, открой глаза, я сказала!» Вы мгновенно просыпаетесь. Но все по-прежнему тихо и ласково, только очень затекла спина. Вы решительно стряхиваете с себя женщину и идете к туалету и холодильнику. Вернуться вам будет некуда – она уже собрала вещи. Вы не понимаете, что вы сделали, вы в ужасе, вы клянете собственную толстую шкуру, которая не позволяет вам понимать ее нежность и силу ее любви к вам. Вы удерживаете ее, вы каким-то образом занимаетесь с ней любовью, и вот уже она снова лежит на вас сверху, касаясь вас шелковой кожей, самая прекрасная женщина в мире. Но теперь вы писаетесь прямо под себя от страха при мысли, что нужно встать и снова ее с себя стряхнуть. Нет, вы не дурак. Вы потерпите.

Если ваша мужская натура возобладает, рано или поздно ваша женщина улетит в угол, а вы таки попьете и пописаете, как белый человек. И даже, в зависимости от степени затекания спины, примете решение сходить с ребятами попить пива. Если же последнее время вы лежали на полу, фиксированный веревками в суставах, а сверху придавленный комодом и поцелуями, то не исключено, что, освободившись, вы ринетесь по шлюхам. 

Страшно? То-то же. 

Женщине еще страшнее. Такой женщине, имеется в виду. Она не сомневается, что, встав, вы уйдете навсегда или неизвестно когда придете. Наверное, у нее ранняя травма нелюбящей матери. Важно одно – мужчины задыхаются в слишком тесных объятиях, в перманентной близости, а такой женщине надо все контролировать, и она не позволит вам закрыть глаза или глядеть не на нее. А если вы все же это сделали, то вы все предали и все разрушили, а ведь было так хорошо, так хорошо, как в раю, и в этот рай вас пустят обратно, только если вы пролежите на полу в знак смирения много-много времени и дадите сверху придавить себя комодом для верности.

Поймите меня правильно, те мужчины, которые сейчас это читают. Это метафора. Это не значит, что вашей женщине всегда нужны суровая рука и неласковый взгляд. Это значит, что она тревожна до крайней степени и не знает, как жить без вас. На этого беззащитного червяка попадается огромное количество мужчин, особенно если у женщины хватает ума представить вас как светлого рыцаря собственной жизни, как великого и ужасного Гудвина, могущего спасти ее от всего. 

Да будут благословенны те редкие женщины, которые легко выпускают мужчин из рая, в их отсутствие занимаются своими делами, а потом с радостью впускают мужчин обратно, не захлопывая двери перед носом якобы грешников, весь грех которых — неумение долго оставаться в неподвижности под тяжестью взаимной любви.

И если вы думаете, что я пишу все это, потому что такая вся умная, и как раз из породы редких женщин, то вы ошибаетесь. Я как раз была той, тревожно лежавшей сверху, в период развала-схождения собственного брака. И если теперь отпускать от себя мужчин я научилась, то держать для них двери открытыми – черта с два. Мне так обидно, что он там шлялся где-то и не думал обо мне, что я норовлю захлопнуть дверь перед его носом, желательно слегка прищемив оппоненту яйца.

Кряхтя, залезу ненадолго в дебри классической психологии. В браках по типу слияния партнеры ищут в другом партнере маму, а не папу. С кем не бывает никакой дистанции, сердца бьются в унисон и вы составляете единое целое? С кем так комфортно, что нет никаких других более важных дел, кроме как сохранить существующее положение, нередко любой ценой? Ну с мамой же, конечно, внутриутробно и в период вскармливания. Мы все страшно недокормленные, в том числе и эмоционально, поколения женщин и мужчин, выросших в советской стране. Не удивляйтесь, что я внезапно приплела сюда политику и географию – у наших мам практически не было декретного отпуска, и мое поколение, слава богу, одно из последних, которое кормили по часам, невзирая на отчаянные крики, а в три младенческих месяца наши мамы выходили на работу. И травма оральной структуры, которая называется еще травмой покинутости/отверженности, у моих ровесников сплошь и рядом. Моя дочь, например, уже совершенно другая, девочки чуть ее постарше — тоже, более независимые от отношений как таковых и, в частности, от отношений с противоположным полом. 

Драма начинается тогда, когда один из партнеров в союзе-слиянии – чаще всего это мужчина, но я знаю и примеры женщин, – вспоминает, что у него когда-то были собственные, отдельные желания, собственная жизнь, ощущает необходимость двигаться, и освобождается от мешающих ему пут. При этом он разрушает принятые совместно правила игры — они для него устарели, – не имея вместе с тем намерения разрушать союз в целом. 

Другой партнер в это время ощущает натяжение, рывок – и хлоп, в том месте его жизни, где светило и грело, возникают пустота и сквозняк. Он начинает цепляться, потому что отпустить ему мешает паника. Тот, кто начал движение, чувствует, как нарастает сопротивление, а их союз из поддерживающе-защищающей структуры превращается в удушающую. Более зависимого и нуждающегося в слиянии члена семьи в этот момент захлестывает страх, сходный со страхом смерти. Ему грозит потеря партнера – вот как он трактует разрушение принятых правил игры. Он ложится мертвым грузом на ноги партнеру, и тот отчаянно бьется, пытаясь на ходу выбрать – предать ли общие ценности, уже в значительной степени устаревшие для него, или похоронить собственные планы на жизнь в угоду спокойствию партнера. 

Ох, простите, что путано, но в этом абзаце я описываю простые, казалось бы, вещи, о которые ломаются судьбы. Если бы мы могли не так бояться того, что делает отдельно от нас любимый человек!

Вот и получается, что друзья и знакомые такой пары бывают потрясены их разрывом. «У вас был идеальный брак!» — сокрушаются они. Нет, идеальное – это там, где движение, где развитие. А там, где консерва из отношений, где они заспиртованы в том виде, в котором были в начале медового месяца, – там опасно, там стагнация, подавленные эмоции и рано или поздно – взрыв. 

В таких союзах два символа взрослого мира — секс и деньги — не выполняют своей основной функции – обеспечивать наслаждение и комфорт. Они являются знаками чего-то другого, более нужного паре или одному из пары – например, знаками любви, тепла, близости, безопасности, а также власти. Подтверждением того, что «у нас все о’кей». Инструментами контроля и управления. 

«Девочка и пустыня». Глава 6. Секс

Секс, несмотря на мою способность без проблем испытывать оргазмы, в моем браке оставался лишь способом получить еще одно подтверждение нашей близости, способом убедиться в том, что в этом союзе я обрела защиту. Секс для меня был связан прежде всего с теплом и эмоциональным комфортом, но никак не со страстью и уж тем более не с опасностью и дистанцией.

На многие годы вперед эмоциональная безопасность стала для меня непременным атрибутом секса, пока я не поняла, что предпочту импотента, лишь бы он меня никак не обидел и не задел.

С сексом и деньгами у многих знакомых мне женщин существенные напряги. Я говорю не только о женщинах, оставленных мужчинами. Женщины, не разрешающие себе много зарабатывать или иметь много денег, как правило, не разрешают себе получать от секса наслаждение. Убейте меня, но две эти вещи, по моим наблюдениям, тесно связаны. Я не знаю, как – возможно, своей энергетической составляющей.

Я разговариваю с женщинами замужними, которые годами в браке не испытывают наслаждения, принимая за него стертые, размытые ощущения, которые можно обозначить как «приятные-неприятные». Смутно осознав к тридцати годам, что есть другой мир и другой опыт, они начинают метаться в поисках внешнего источника решения проблемы, даже не пытаясь или страшась заглянуть в себя. Они ищут любовников или стараются раскрутить мужа на «что-нибудь другое».

Я разговариваю с женщинами одинокими, которые пытаются обрести отношения, не обращая внимания на качество секса. Вообще секс – в наше-то просвещенное время — все еще на задворках, в загоне, и его плохое качество «можно потерпеть». Потерпеть не в смысле «перетерпеть» что-то неприятное, а в смысле смириться с тем фактом, что это, даже весьма приятное и полноценное, не совсем то, о чем мы мечтали.

И вот тут наступает ужасающий затык. О чем мечтали, мы и сами не знаем. Ну не о сюжетах же, которые в порнофильмах! Жесткое порево не для нежных женщин. Все должно быть романтичным, и в сексе должна быть любовь.

***

Самая моя тягучая и ужасная любовь после развода была к человеку, который даже в постели умудрялся делать вид, что его там нет. 

После развода я не позволяла себе никаких экспериментов. Я просто иногда занималась сексом. Таким как я привыкла, обычным, очень или не очень удовлетворительным. Я отмечала, что я люблю смотреть порнофильмы, но это все было какое-то не девочковое, меня это немного смущало, и делала я это крайне редко. Первый раз ввязавшись в курортный роман с французом, я цинично сказала себе – я попробую, у меня же этого никогда не было. Через три дня он сделал мне брачное предложение. Наш секс не был развратным — он был красивым, с прелюдиями и оглушительными оргазмами. Свобода и вольность курортного романа были зарублены на корню сразу после того, как он в меня влюбился и стал благоговеть, и я уныло поняла, что не смогу попросить у него того, чего я хочу. Хотелось мне смутно чего-то этакого – не столько физиологии, с которой у меня никогда не было сложностей, сколько эмоций. Где их взять и какими они должны быть, я не знала. Мне хотелось чего-то, от чего бы у меня полностью снесло крышу, но если бы меня в то время спросили, что это могло быть, то получили бы в ответ только неопределенное мычание. Я не знала себя и своих желаний.

Мой преподаватель английского говорит, что у меня в жизни все начинается suddenly – вдруг. Так вот, внезапно я нашла то, что искала. Я нашла ответ на вопрос, чего же я хочу на самом деле – и это был первый этап. И, изрядно струсив от собственных открытий и посопротивлявшись, я призналась наконец-то себе в своих желаниях на полную катушку. Это было началом нового опыта.

Я вам просто расскажу скучную хронологию событий. 

Меня отвергли в сексе. Тот самый человек, который даже в постели умудрялся делать вид, что его там нет, и вогнал меня однажды в жуткое состояние стыда, спросив, что это за мокрое пятно на простыне. В конце концов я получила от него обратную связь – ему ни с кем не было так плохо в сексе, как со мной, и он не испытывает ко мне никакого влечения как к женщине.

Отходила я от этого полгода. Я поставила на себе крест. Я ненавидела свою фигуру. Я не могла читать про секс и не могла смотреть фильмы с сексуальными сценами. Мне было 34 года, самый расцвет, и он будет гореть в аду, этот мой самый неудачный партнер. На фоне всего этого ужаса я спокойно пережила роман с французом, который хотел меня до зубовного скрежета, сумасшедшую блиц-связь с мальчиком младше меня на 14 лет, да и редкие встречи с бывшим мужем неизменно оканчивались сексом, но я не делала никаких выводов. Я решила, что секс не для меня, что для меня только дочь, подруги и работа.

Но, кроме моей эмоциональной, неуверенной в себе души, у меня есть еще ум, который имеет аналитический потенциал и не терпит белых пятен. Когда ожог отверженности схлынул, спустя несколько месяцев, я сказала себе – стоп, тут что-то не сходится. У меня было пусть негусто, всего несколько мужчин, но трое из них сделали мне предложение именно после секса. Остальные просто меня хотели регулярно и часто. Не разумнее ли будет предположить, что что-то не так не со мной, а с этим чуваком?

Моментально перестав оплакивать собственную сексуальную никчемность, я взяла след. Я предположила, что у него есть какие-то особые сексуальные пристрастия, которым я не отвечаю. Единственной зацепкой служило то, что я знала: этот товарищ — фут-фетишист. Два с лишним года назад зимой я забила в Яндекс строчку «фут-фетишизм» и провалилась в другое измерение.

***

Примерно неделю поизучав все, что относится к этому увлечению, напугавшись когтистых женских ступней и оставшись полностью равнодушной к этому фетишу и к мужчинам, им увлеченным, я пошла дальше и перешла на сайты садо-мазо. Фут-фетишизм был одним из элементов мужского мазохизма. Это никак не могло касаться меня, ни в какой точке моей жизни, это был отдельный мир как бы страшных маньяков-извращенцев, и я просто почитала. Немного. Ни боль, ни связывание меня не привлекли. Удивило подчеркнуто спокойное наполнение сайтов. Интеллигентное. Я бы даже сказала, скучное. Какие-то лекции по бондажу. Роль страпона в жизни пары. Нетравмирующий фистинг. Названия тем напоминали заголовки плакатов в районной поликлинике. Никаких развратных картинок. Даже эротических. Не то что порнографических. Какие-то психологические опусы с экскурсом в историю садизма, на которых у меня сводило скулы от зевоты. Спокойные мужики в галстуках на лекции по бондажу с голой девицей в качестве экспоната. Анатомические схемы, похожие на наглядные пособия на уроках биологии.

Но, слегка разочаровавшись и не получив немедленного возбуждения, я была удовлетворена с профессиональной точки зрения. Это был целый мир со своей терминологией, и привлекал он меня уже как психолога. Так, спрятавшись в роль синего чулка, я просидела еще несколько дней, закрывая глаза от ужаса на строчках форума «ищу рабыню». 

Единственное, что я тогда поняла и что меня поразило до глубины души — это то, что был, оказывается, другой секс. Прямо у меня под носом куча людей с хорошим, судя по языку, образованием, искали себе сексуальных рабов и сексуальных хозяев, пары не стеснялись разыгрывать целые сцены с антуражем и костюмами, деловито обсуждали достоинства латекса в производстве сбруи и спорили о том, какие рубцы чем лучше оставлять. Я и сейчас не владею терминологией, поэтому могу напутать. 

Я сравнила два и два. Свою скучную жизнь, полдесятка поз, от которых я получаю удовольствие, и два-три самых сладких воспоминания в качестве возбуждающих картинок. И этот мир, самым главным в котором было для меня даже не новая тема и не новые открытия. Самым главным для меня было то, что существует огромная масса народу, открыто признавшаяся себе в своих самых темных и сокровенных желаниях. Более того, воплощающая их в жизнь относительно безопасным способом. Я какое-то время сидела как оплеванная и чувствовала себя обманутой. Почему мне никто не сказал, что все это — можно???

Потом до меня дошло — и я умерла от восторга, — что мне никто не вправе ничего запретить, кроме меня самой. Ни запретить, ни осудить, и я вошла в самую интимную сферу в своей жизни, осознав, что она не регулируется ничем, кроме моего желания и моей осторожности. Я взрослая тетька. Мама ничего не скажет. Бывший муж? Не его дело. Подруги? Их нельзя было травмировать, и я старалась молчать, хотя эта тема лезла из меня, как тесто на дрожжах. «Вы знаете, что мы свободны в своих желаниях? Что мы можем делать все, что хотим, даже вот это и вот это??» – так в 35 лет я открыла свою собственную Америку. 

Все еще оставался невыясненным вопрос, чего же именно я хочу. 

И я пошла туда, где замирала от ужаса, закрыв глаза. Теперь я знаю, что страх и ощущение ожога, запрета, ужаса являются отличным индикатором и в этом месте таится триггер, включающий сумасшедшие ощущения. То, мимо чего мы проходим не заметив, – оставляет нас равнодушными, а вот то, что нас пугает – можно исследовать. Я бы даже сказала — нужно исследовать, но не буду на вас давить. Больше всего я замирала на текстах, где женщина подчинялась мужчине беспрекословно, а он – этот мужчина – всегда знал, что с ней делать.

И я наконец-то поняла, чего хочу. Я хотела принадлежать мужчине в сексе целиком и полностью, ничего сама не решая и не контролируя процесс, фактически стать его сексуальной игрушкой, рабыней, служанкой со всеми вытекающими из этих ролей сценами. Выдравшись из робких эпизодов, мелькающих в моем воображении, эта фантазия наконец-то обрела силу и, подкрепилась объявлениями на специализированных форумах, где мужчины жаждали делать с женщинами самые разнообразные вещи, а женщины искали мужчин, которые будут это делать. Я выдохнула, приоткрыла один глаз и жалобно сказала себе, что я никогда никуда не решусь написать и мне придется полагаться только на волю случая — где же взять такого мужчину? 

Если вы думаете, что мне легко дался предыдущий абзац, то вы ошибаетесь. 

«Девочка и пустыня». Глава 9. Дружба, дистанция и опасность

По моим наблюдениям, перекос отношений с любимым мужчиной в сторону теплой дружбы и товарищества, готовность быть ему всепонимающей «почти сестрой» — убийцы секса. Перманентная доступность женщины, как эмоциональная, так и физическая, и ее готовность всегда идти навстречу мужчине – убийцы мужского влечения. Женщина в роли хорошей девочки, все понимающая, все принимающая, сквозь пальцы смотрящая на его измены и покупающая ему в командировку презервативы, сама с умным видом роет себе эмоциональную могилу. Жуткая ревнивица, не могущая отодрать себя от мужчины и разграничить свою и его жизнь, трясущимися руками влезающая в его почту и телефон, производит жалкое зрелище. Найдите середину и, если нашли, поделитесь рецептом. 

Я не знаю, что с этим делать, потому что они женятся, говорят, на спокойных предсказуемых женщинах. Говорят. По своему опыту я знаю, что они женятся на тех, на которых не могут не жениться, потому что любят их и хотят. Я получила за свою жизнь шесть серьезных брачных предложений, но меня абсолютно никто в этом мире, кроме, пожалуй, моего шефа, не смог бы назвать спокойной и предсказуемой. Также для мужчин нет ничего прекраснее женщины, которая их бросила с особым коварством и жестокостью. Также они почему-то терпят тех, кто регулярно выносит им мозг, и им скучно с нетребовательными, слишком хорошими женщинами. Это некий легкий микс в качестве закуски перед основным блюдом.

Позвольте рассказать вам одну печальную историю. Жила-была хорошая умная девушка, и встретила она прекрасного парня. Девушек чему учат во всем мире? Что она — человек и мужчина — человек и относиться друг к другу надо по-человечески. Все проговаривать, все обсуждать и во всем помогать.

Ах, все так. Где-то. Но вот что было дальше. Собрались они пожениться, уже сказали родителям, и тут парень решил, что он жениться не хочет. Он хорошо к ней относится и все такое, но вот не вштыривает.

Все это он сказал ей потом, а вначале он перестал ее хотеть. Другими словами, позавчера еще у них был секс, а сегодня он косится в сторону и молчит.

Если бы я была идеальной женщиной, я бы кинула в него вазой, собрала вещи и ушла. Ничего не выясняя. Неприятно выяснять, почему вдруг тебя перестали трахать. Но я не идеальная женщина, и героиня истории тоже не была идеальной. И поэтому она встала на худенькие колени перед диваном, где он лежал во вселенской скорби, и стала спрашивать.

Не хочет ли он мужчину? Может быть, он боится себе признаться в этом? Она не против, если он хочет экспериментировать. Не хочет ли он другую девушку? Двух девушек? Трех? Не потолстела ли она? (В этом месте косьба глазами в сторону приняла оттенок удивления, но больше ничего не произошло.) Может быть, ему не понравилась будущая теща? Он член тайного ордена? Его религия не позволяет, мм? У него есть особые желания? Пожелания? Самые, может быть, извращенные??

Но он молчал и продолжал ее не хотеть. 

ПОЧЧЕМММУУУ????

Она чуть не сошла с ума и, когда мы с ней встретились, все так же терялась в догадках. Он ей к тому времени уже сказал правду: ему еще рано, он не влюблен до безумия, он относится к ней скорее как к другу и не хочет портить ей жизнь. Это было очень порядочно. Но ей казалось, что тайна сия более глубока и темна, чем его объяснения. Это выглядело классической унылой схемой: «Ты замечательная женщина, но…»

Все это попахивало странным диагнозом, который большинство женщин не принимают во внимание, пока не ударятся об него головой. Она еще продолжала говорить, что, уходя на работу, она по-прежнему укрывает его одеялом, хотя они уже не спят вместе, как я ее перебила. «Ты слишком с ним дружишь, – сказала я. – Ты слишком хорошая. Ты хороший человек. Друзей не трахают. Влечением управляют инстинкты, а не хорошее воспитание. Какого черта ты такая участливая?»

К тому времени я впервые в жизни пребывала в новом для меня состоянии – я абсолютно по-свински, внезапно и без объявления войны, бросила мужчину, устав от отношений, волочащихся за нами, как полуотрезанный хвост. Я испытывала садистское удовольствие от того, что впервые веду себя ни хрена не цивилизованно, не благородно и вообще делаю то, то хочу, а не то, что велит мне трясущийся заячий хвостик моей души. Я больше не собиралась в ближайшее время ни с кем нежно дружить, дарить тепло во всех обстоятельствах и понимать чью-то сложную натуру, я с удовольствием ощущала свое право сказать «нет».

И я отчетливо видела, как эта красивая девочка впадает в роковую ошибку женщин всех времен: сокращает дистанцию до минимума, приближается на расстояние, на котором мужчина отчетливо, как в лупу, может ее разглядеть, тепло-тепло к нему относится и не позволяет себе ни на шаг отступить от идиотского образа лояльной, ко всему терпимой, хорошо воспитанной, психологически подкованной подруги. 

Хороших девочек не хотят. Мужчины плачут им в жилетку, когда их бросают плохие. Это не значит, что мы все должны подхватиться и побежать исполнять роль стервы. Это значит, что точно так же, как и в сексе, взрослые женщины должны твердо знать, где кончается их «да» и начинается их «нет».

В моем браке я желала быть убаюканной и защищенной, и Ребенок внутри меня всегда побеждал Женщину. В моих новых отношениях с мужчинами мне относительно комфортно на той дистанции, которая раньше показалась бы мне пропастью.

Тесные объятия, дружба и безопасность несексуальны. Мужчины в общем и целом не ищут в сексе эмоциональной безопасности, теплоты и нежности. Насколько я могу заметить, их возбуждают дистанция и опасность. Поэтому, прежде чем стать мужчине в первую очередь близким человеком, другом, а потом уже всем остальным, трижды подумайте. Я не призываю вас быть для него вечно неприступной сукой, которую ему каждый раз надо завоевывать (но, если мы спросим мужчин, это для них один из самых вожделенных образов). Я призываю соблюдать баланс между ролью женщины и ролью друга – в пользу женщины.

Это не исключает нежности, понимания и теплоты, и у меня нет точных рецептов, как соблюсти равновесие. Могу сказать одно — я сейчас каждый раз себя одергиваю, когда хорошая безвольная девочка во мне, любой ценой жаждущая любви и заботы, готова кивнуть в ответ на сомнительное предложение, простить невнимание, понять сложную мужскую натуру и прочие косяки. И знаете, не всегда получается, – хорошая девочка в нас живуча как никто.

Для тех, кто скажет о духовном родстве в браке, о том, что жена — друг и все такое, хочу напомнить, что я говорю в этой части именно о сексуальном влечении. Жена – несомненно друг, да. Но прежде всего женщина. А брачные отношения склонны превращаться в родственные довольно-таки стремительно. И тут включается подсознательный запрет на инцест, двое в браке становятся «мамой» и «папой», и женские форумы переполняются стенаниями: «Я его больше не хочу, он мне как брат» и «Он меня больше не хочет, что же делать». Я бы сказала — сохраняйте дистанцию. И это целая работа, требующая сил, времени и силы воли, а хочется расслабиться, не так ли? 

После развода* в жизни женщины может включиться, а может и не включиться такая компонента, как более зрелая сексуальность. Это зависит только от того, разрешите вы себе это или нет. Вы можете остаться там же, где были в вашем браке, но в наступившем одиночестве перед вами открываются спокойные, безопасные пути изучения самой себя и своей женской сути – ведь вы сейчас несколько другой человек, чем были в своей семейной жизни. И я считаю такое изучение той возможностью, не воспользовавшись которой мы бездарно просвищем этот уникальный шанс. 

Именно зрелая сексуальность, чувственное восприятие себя как взрослой женщины, а не как маленькой девочки, может быть, и есть инструмент для создания и поддержания той самой дистанции, которую не опишешь словами, но необходимость которой в какой-то момент начинаешь ощущать всей кожей. 

Не утратила ли я в этой своей более зрелой и более смелой сексуальности способности любить и быть нежной? Романтичность? Не утратила.

Чувственности прибавилось на порядок.

*Честно говоря, развод тут не при чем. Это бывает обычно к 35, когда женщина всходит на пик своей сексуальности. Просто развод в некоторых случаях служит катализатором процесса.

Один почти незнакомый мужчина, прочитав вышенаписанное, сказал – «Но нам так надо, чтобы вы раскрывались!»

На что я ему ответила: «Этот текст для девочек. Для женщин. Только мы знаем, насколько мы умеем быть милосердными, всепрощающими без меры и насколько мы готовы буквально утопить любимого мужчину в самых лучших, на наш взгляд, вещах: всегда говорить «да», бесконечно понимать его измены и прощать ему все, принимать его таким какой он есть, даже если он жесток, непорядочен, черств или непроходимо глуп, нам для самих себя гораздо комфортнее быть хорошей, нежели плохой или жесткой, мы плохо умеем требовать или требуем невовремя и невозможного, и кидаемся из крайности в крайность. Когда мы даем себе волю быть такими, не зная в этом меры и называя это любовью, все рушится. Мы готовы быть сундуком с всегда распахнутой крышкой, откуда любимой мужчина может черпать горстями. А если не черпает, мы склонны выливать на него это почти насильно. Знать меру — это не значит быть закрытой или зажатой. Это значит знать меру».

«Девочка и Пустыня». Часть вторая. Глава 12. Сложить знамена

Сейчас в моих личных отношениях мне часто бывает страшно, я часто не знаю, что делать, иногда впадаю в пессимизм и уныние, опускаюсь почти на самое дно недоверия и низкой самооценки, самоедства и комплексов. Но я учусь идти навстречу и доверять, и только близкие люди знают, каких трудов мне это стоит. Я сложила знамена, на которых был написан энергичный посыл: «Идите все к черту!» Он защищал меня от риска снова разочароваться, но и ставил бетонную стену перед возможностью снова почувствовать себя живой, любящей и нежной.

Я снова пробую, и не все получается. Но есть некая практическая программа, которой я стараюсь придерживаться. Звучит скучно, выполнять — захватывающе. Это иногда как первые шаги после болезни: упасть страшно, но идти надо. Годится для отношений любой степени близости.

Говорите

Говорите правду своим новым мужчинам. Правду о том, что с вами происходит, о том, в чем вы нуждаетесь и что вы чувствуете. Мы молчим, потому что боимся быть неудобной или отвергнутой. Знаете, у меня были отношения – три чертовых года — когда я боялась быть неудобной. Хуже этого у меня ничего не было. До сих пор мне приходится учиться говорить – говорить прямо и спокойно, говорить правду. Вы не поверите, дорогие измученные женщины, – нормальные мужчины нас СЛЫШАТ. И делают.

Говорите просто: «Мне неприятно» или «Мне нравится», «Мне бы хотелось» или «Не делай больше так, пожалуйста». Спрашивайте то, что вы хотите спросить. Мне было трудно начать это делать. Я боялась, что, услышав это, меня отвергнут или впадут в раздражение. Мне хотелось, чтобы меня при этом кто-то держал за руку, так мне было страшно. 

Но ничего страшного не происходит. Мне, как правило, отвечают на вопросы и выполняют мои просьбы.

Но что бы было, если бы мои просьбы и вопросы постоянно оставались без внимания и меня бы так и не услышали?

Я думаю, я бы пришла к спокойному выводу, что это не тот человек, который мне нужен. 

Чтобы научиться говорить правду о том, что с вами происходит, о том, в чем вы нуждаетесь, и одновременно не загружать вашего мужчину ворохом проблем, обид и претензий, нужно сделать еще один шаг.

Осознавайте

Как однажды сказала моя подруга: «Что тебе на самом деле от него надо? Огорчиться, обрадоваться или чтобы помог?»

Осознавайте, что вы хотите.

Если вам нужно подергать за ниточки, чтобы убедиться, что партнер ваш по-прежнему с вами, остановитесь. Они это здорово чувствуют. 

Если вам действительно нужна помощь, просите прямо. Я знаю многих женщин, которые просят так, чтобы им отказали, – чтобы еще раз убедиться в том, что «никому нельзя доверять и можно полагаться только на себя». Многие из нас живут под лозунгом «если я попрошу, то это будет уже совсем не то». Я слышала это своими ушами. Поэтому просьбы о помощи высказывают витиевато и замаскировано. Так, чтобы это было похоже на что угодно, только не на просьбу. Чаще всего это бывает похоже на банальную претензию, которой женщина внезапно тычет в бок ни о чем не подозревающего мужчину. 

Однажды ночью, когда я сидела и работала за компьютером, у меня во всей квартире погас свет. Вылетели пробки. Я вышла в подъезд и обнаружила, что щиток закрыт на ключ. А утром мне надо было сдавать статью. Я стала метаться. Я пыталась открыть щиток пилочкой для ногтей и почему-то еще собачьей когтерезкой. Было два часа ночи. Первая мысль – позвонить мужчине, который был тогда со мной, чтобы он что-то сделал. Но что он мог бы сделать? Примчаться на другой конец города со специальными инструментами? Я не была уверена, что они у него были. Я также не была уверена, что имею право вообще звонить ему среди ночи. К тому же он много и тяжело работал и мало спал. Мне было просто жалко его будить. 

Но, вместо того чтобы сесть и успокоиться, я стала на него злиться. Да, я стала злиться на него, что не решаюсь ему позвонить. А если бы я решилась, что бы я сказала? «Вася, мне страшно, я не знаю, что делать»? А он бы меня успокоил? Или сказал бы: «А что я могу сделать?» Я не была уверена в Васе. А самое главное, я не была уверена в себе и в своих отношениях с ним. И позвонить Васе в тот момент прежде всего значило бы задать ему молчаливый вопрос: «Как ты ко мне относишься и относишься ли достаточно серьезно, чтобы я могла разбудить тебя собственной паникой?» Говоря словами моей подруги, я была готова обрадоваться или огорчиться, а запертый щиток был делом десятым. В результате я, завывая от злости и отчаяния, легла спать в темноте с мыслью утром послать невинного Васю куда подальше – раз уж я не могу решиться ему позвонить.

Утром пришел электрик, которого я догадалась вызвать, и за две минуты все сделал. Вася остался в блаженном неведении относительно своей участи. Наверное, в ту ночь ему снились тяжелые сны.

Я совершенно безо всякого стыда пишу тут эту дивную дикую историю, потому что знаю, как мои сестры по разуму предъявляют своим васям самые неожиданные обвинения. По словам вась, в особых случаях у тех пропадает дар речи. 

Бабы, конечно, дуры, и, конечно, в панике можно звонить своему Васе среди ночи, хотя бы для того, чтобы услышать голос с человеческими интонациями. Главное — не квохтать в трубку бессвязно и не обвинять его в том, что он вас не любит, потому что вы не можете открыть щиток. Мы сами поймем весь славный извилистый ход нашей мысли, а мужчины – никогда.

Выбирайте

«Жена ходила на кладбище жаловаться покойнику мужу на тягость жизни. Сторож, которому это надоело, сказал загробным голосом из-за дерева: 

– Пеки бублики! 

– Как же я буду печь? У меня нет денег.

– Тогда не пеки. 

– Как же мне не печь? Ведь я умру с голоду. 

– Так пеки». 

Из записных книжек Ильфа и Петрова.

Эту байку мне все время рассказывает моя подруга, когда я жалуюсь ей на своих мужчин. Если в ваших отношениях вас что-то категорически не устраивает или перманентно напрягает и все ваши действия не имеют результата – только вам решать, «печь» дальше «бублики» или нет. 

Просто перестаньте чувствовать себя жертвой обстоятельств и лично этого мужчины. Не взваливайте на него ответственность за ваше пожизненное счастье, если он даже на свидание вовремя прийти не может, а то и такое бывает.

Бубнящие голоса подруг «из-за дерева» часами твердят нам то же самое. «Мне с ним плохо!» – «Не пеки бублики». – «Да, но без него еще хуже!» – «Тогда пеки бублики». 

Вдова твердо желала остаться жертвой – и печь она не могла, и не печь не могла. Я сталкиваюсь с этим, когда у меня просят совета, я его даю и слышу в ответ чудную конструкцию: «Да, но…» Когда я сама применяю этот пассаж или слышу его от других, я теперь знаю – мы хотим непременно оставить себе возможность «рыдать на могилке», и ничего более.

Мне приходится привыкать к мысли, что я могу сама выбирать, какими быть моим отношениям с мужчинами. Это требует сил и ответственности, и преодоления собственных страхов, и готовности действовать и принимать решения. Вообще отказ от роли жертвы требует сил и ответственности. Между прочим, гораздо удобнее плыть по течению и опускать руки оттого, что опять ничего не получилось.

Вы можете выбирать – вот что я вам хочу сказать. Быть или не быть отношениям, быть им такими или другими, печь или не печь бублики, – все оказалось в моих силах. Но, как сказала бабушка одной моей знакомой, требовать от мужчины что-то вы можете лишь после того, как ему это скажете. Спокойно и без агрессии. Эту очевидную вещь я говорю специально для тех, кто считает, что «они сами обо всем догадаются». Нет, не догадаются. Им нужно озвучить. И если он подумает и откажется, – тогда ну что ж, – ваше право больше «не печь бублики».

Забейте

Я очень люблю диаграммы. Круги с разноцветными дольками — единственное, что я помню из математики. Если представить обычную женскую жизнь в качестве диаграммы, то долька, закрашенная страстным красным и обозначенная как «отношения с мужчинами», занимает львиную часть этого милого кружочка.

Я работаю, иду в кино, ложусь спать, отвечаю на звонки, а на заднем фоне моей жизни огненными буквами проплывают письмена: «Почему он не позвонил? Вдруг он меня бросил? А вот это он сказал – к чему? И что теперь делать? И кто виноват?»

Пожарные всполохи «отношенческой» дольки падают на всю диаграмму в целом, искажая цвета и меняя оттенки. «А он мне говорит…» и «Как ты думаешь, что он имел в виду?» – этот щебет раздается во всех кафе всех городов мира, и склоненные женские головы шепчутся, шепчутся, шепчутся. 

Жизнь дважды показала мне, как легко можно уйти из «красной дольки» в другие кусочки диаграммы и жить там, будучи полноценно занятой другими вещами. Первый раз это было жестко и печально: дочь болела коклюшем, у меня был острый бронхит, а мужчина, в отношении которого я молча лелеяла надежды, сказал мне, что он женится. Поскольку я лелеяла надежды молча, мне ничего не оставалось, как засмеяться. В следующие дни мне стало не до него. Навалилось столько работы и столько забот, одна из которых была помочь дочери не задохнуться от кашля, а вторая – вколоть самой себе болючий укол в попу. Ну и отредактировать около полусотни коротких текстов в день сквозь горячую пелену высокой температуры. Когда я очнулась и подняла голову, я обнаружила, что слегка подзабыла о факте женитьбы не на мне, однако когда мы все выздоровели окончательно – я немедленно вернулась в «красную дольку» и смачно, со вкусом страдала месяца два, но уже без прежнего надрыва. 

Тогда жизнь дала мне хорошего пинка, лишив возможности с головой погрузиться в любимые пучины.

А второй урок был гораздо мягче и приятнее. Я была в длительной командировке в другом городе, и у меня тем летом не было ни одного мужчины, о котором мне бы думалось день и ночь. Впервые в жизни! Я вечно кого-то тайно любила или о ком-то переживала, а тут… Бывший муж превратился в хорошего друга, бывший друг не оставил мне никаких шансов продолжать им восхищаться, и однажды я шла с работы, зашла в парк, села там на травку и осознала, что совершенно свободна. Ну не о ком мне думать! В душе не шевелилось вообще ничего похожего на мечты, связанные с мужчинами. И я решила, что забью на отношения – ну, не судьба.

И вот тогда я стала вечерами после работы встречаться с подругами в кафе, и с одной из них у меня таки получилось НЕ говорить про мужчин. Мы с ней до сих пор с любовью вспоминаем эти вечера. Нет, мы, конечно, говорили про секс, даже про БДСМ, но безотносительно к конкретным объектам. Мы говорили про квантовую физику и про интуицию, обсуждали загадочные случаи из жизни планеты и людей, инопланетян, оружие, медицину, шопинг, обувь, внешность, косметические процедуры, издательский бизнес, экстрасенсорные способности и озарения. Интереснее бесед у меня не было. Красная долька моей диаграммы сияла где-то там вдали, до поры до времени меня не тревожа. Я полностью находилась в дольках другого цвета. Чувствовать себя счастливой вне отношений – вот чему я научилась тогда. 

Это такое ценное умение, которое позволяет в тяжелый личный момент, когда уже ну просто не знаешь, что делать, взять и забить на все. Как говорит та самая моя прекрасная собеседница – «авось само рассосется». Это «авосечное» правило работает именно что в самых тяжелых случаях «красной дольки». Наука не делать ничего, когда не знаешь, что делать, дается мне с трудом, «красная долька» часто гудит пожарной сиреной, но правило работает безотказно, позволяя мне сбегать в «дольки» другого цвета и со вкусом проводить там время, полностью забив на личные проблемы.

Не бойтесь 

Наверное, есть хладнокровные женщины, которые ловко управляются с мужским полом. Я к ним не отношусь. Я вечно переживаю, заранее готова к поражениям и страшно удивляюсь, когда что-то получается.

Но все-таки – не бойтесь. Вернее, преодолевайте свои страхи.

Однажды я засыпала и думала унылую думу со словом «никогда». И засекла себя на этой думе, как на месте преступления. «Это что же ты делаешь, а?? – базарным голосом завопил кто-то во мне. – Ты что же такое говоришь?? Ты зачем сейчас сказала, что у тебя никогда не будет счастливой взаимной любви?!»

Да, оказывается, я горестно вздыхала и причитала шепотом в темноте на тему «куда уж мне». Оказывается, я даже не заметила бы этого привычного шепота, если бы этот кто-то неинтеллигентный во мне не засек меня на месте преступления.

Все, что я говорила себе тогда в темноту, было знаком глубочайшего недоверия к собственной жизни. 

«Почему этого у тебя не будет?? – продолжал возмущаться неприятным голосом этот кто-то бдительный. – Вот скажи – почему?» 

И я не смогла ему ответить. Разве я чувствовала себя недостойной чего-то хорошего? Нет. Не способной любить или быть любимой? Нет. Я просто привычно трусила и заранее отказывалась от всего в страхе, что ничего не получится. Боязливым горьким шепотом я отрекалась от счастливой жизни и готовилась к чему-то унылому.

Теперь я жестко пресекаю все поползновения этой своей внутренней трусихи сформулировать что-то типа «я знаю, никогда у меня не будет….» и далее по списку. Это она не доверяет ни мужчинам, ни собственной жизни, ни самой себе – но я стараюсь лишить ее права голоса. Права этого горестного шепота. Деваться мне некуда – либо я, либо она. 

Ошибайтесь

В конце концов, я соотнесла масштаб отношений и масштаб целой жизни. Время от времени отношения, которыми я бываю занята, всплывают огромным пузырем, застилающим свет, и мне становится страшно совершить ошибку. Любую. Позвонить не тогда или сказать не то. Признаться в любви или равнодушии. Проявить инициативу или уйти со связи. Сделать любой шаг. 

Когда я обнаружила, что почти не дышу и не живу, я разозлилась. Лучше я ошибусь сейчас, чем позже буду жалеть о том, что не сделано. Я пережила развод после тринадцатилетнего брака – неужели я не переживу разрыв короткой связи, если вдруг окажется, что я наломала дров? О, это болезненно. На том месте все еще больно.

Мы можем ввязаться в отношения не с тем мужчиной. Мы можем потерять «того» мужчину. Мы можем мучиться, переживая все те же эмоции, и делать однообразные или разнообразные ошибки. 

Да знаете, и черт с ним. Важно то, что мы живем. Мы снова в потоке, а не стоим на берегу в страхе замочить ноги. Жизнь течет как река, и все меняется, и все уплывает, и приплывает что-то новое. Я оставила слово «навсегда» в прошлой жизни. Пусть месяц, два, год или пять лет длятся те отношения, которые приносят мне радость. Я больше не мечтаю о союзе, в котором «все жили долго», мне самое главное — счастливо. Пусть недолго и пусть трудно, но я что-то пойму, чему-то научусь, я буду чувствовать себя живой женщиной. 

Да, я больше не замахиваюсь на «навсегда» и на собственную идеальность и иду на свидание с прыщиком на носу, полдороги думая об этом прыщике. Я больше не сдержанная леди и в запальчивости могу ругаться или позволить панике или гневу бить фонтаном. 

Живые женщины ошибаются, говорят глупости, взрываются на пустом месте, требуют «сказать что-то хорошее», надеются, плачут и бывают счастливы по утрам «просто так». Наши мужчины знают нас нежными, сердитыми, уставшими, соблазнительными, неуверенными и трогательными. Наверное, они тоже боятся ошибаться и быть отвергнутыми, мы же им это прощаем? Я вижу, что и они нам многое прощают. Поэтому не бойтесь ошибаться. Делайте хоть что-нибудь, только делайте. Это однажды ночью написал мне один незнакомый человек, когда я вступала в новую связь как в воду, причитая от страха, что ничего не получится и что я совершенно не знаю, как вести себя с мужчинами.

В общем, я и теперь не знаю. 

Цените себя 

Все вышенаписанное можно выкинуть в помойку, если вы будете воспринимать мужчин как владельцев чего-то, чего нет у вас. 

Вот он ходит такой, ни о чем не подозревает, замученный работой, запутавшийся сам в себе, и мечтает о том, как он вас склеит. И как займется с вами сексом. Или женится на вас. Или вы осчастливите его признанием в любви, или останетесь у него ночевать. Поворачивает голову – а там вместо недоступной красотки, которой вы ему привиделись, сидит припухшая от слез девица с красным носом и умоляюще тянет к нему руки. «У меня ведь ничего нет, понимаешь, – шепчет она и хлюпает носом, – ты – носитель моего счастья! О, приди же ко мне и осчастливь меня предложением всех благ! Или хотя бы давай сходим вечером в кино. И можно я останусь у тебя ночевать, и можно я испеку тебе сырников, и можно ты на мне женишься, а?? А??» 

Я сама именно такая. Мне вечно кажется, что это последний мужчина на земле, и если он немедленно не даст мне чего-нибудь такого, то я умру от Великой Нехватки. 

Синдром Великой Нехватки одолевает многих женщин. Он заставляет волочить за собой ненужную или изматывающую связь, оставаться с теми, кто им решительно не подходит, прощать то, что нельзя прощать. Великая Нехватка – Великий миф, черная дыра в нашей душе, питающаяся нашей неуверенностью в себе и страхом одиночества.

Мы даже не замечаем, что сами являемся обладательницами того, что так необходимо мужчинам. Нежность, теплота, мягкость, способность поддержать, обольстительность, загадка, которую они хотят разгадать, — все в нас есть, и все это им нужно. А еще у нас есть умение доставлять им огромное удовольствие преодолевать препятствия на пути к нам. Они под это заточены. Нет ничего приятнее, чем наблюдать, на что способен мужчина, чтобы тебя добиться. В этот момент ты проникаешься уважением к нему и уважением к себе. 

Учитесь

Всей этой азбуке мне пришлось учиться заново после развода. И отнюдь не сразу. Три года я пряталась в раковине виртуальной, заранее невозможной связи, не зная ни себя, ни мужчин. Да, я не знала мужчин, и это после 13 лет брака!

На четвертый год, когда все рухнуло и рассыпалось еще раз, я подняла голову, осмотрелась по сторонам, посмотрела на себя в зеркало и заглянула в душу. По-честному. Увидела, что я все еще молода и красива, ощутила, что свободна и полна сил, и готова, пожалуй, еще не раз ввязаться в любовные отношения. Мне было 35 лет. 

И тут-то оказалось, что я нахожусь в полном неведении относительно «устройства» мужской психики. Моя более старшая и мудрая подруга как-то раз прищурилась и спросила: «Стой-ка, стой-ка. Ты вроде не дура. А ну, колись – ты до сих пор думаешь, что мальчики – это те же девочки, только, пардон, с пиписькой наружу??»

Пришлось признаться, что да. Я жду от них тех реакций, которые могла бы выдать на мои действия женщина — например, лучшая подруга. Отвечать на заботу – заботой, на откровенность — откровенностью, быть честной и всегда готовой прийти на помощь, быть всегда доступной и на связи (вдруг ему надо?), не кокетничать, не врать и не хитрить. Все «проговаривать», блин. Играть с открытыми картами. Чтобы все как на ладони — вот, глянь, тут я тебя люблю, а тут я считаю тебя подходящим отцом для своих детей. Быть нетребовательной – как я могу что-то требовать от человека, это же значит, я не принимаю его таким, какой он есть?

Не изменять и не тревожить его душу даже тенью подозрения о сопернике. Жалеть и заботиться. Если он чего-то не может, оставить его в покое. Но, чтобы ему было в этом покое комфортно, в сотый раз сообщить, как я его люблю. Доверять и вообще просто верить всему, что он говорит. Очень, очень быть готовой многое для него сделать, даже в ущерб себе, даже если от этого слегка тошнит. Ведь он оценит? 

Я, правда, никогда не ходила стоять под окнами и не писала душеизлиятельных писем. Но прибавьте эти две нехитрые опции к вышеперечисленным и вы получите усредненный портрет современной идиотки от 16 до 46, которая напрочь дезориентирована в мире отношений и норовит всегда бежать впереди паровоза, искренне презирая «все эти» гендерные игры и не принимая во внимание оглушительную разницу в мировосприятии мужчины и женщины.

Найдите ее

И я, отнюдь не от хорошей жизни, стала снова этому учиться, вполне сознательно вступив в великолепный творческий симбиоз с еще одной такой же несведущей идиоткой. Встретившись случайно и случайно разоткровенничавшись, мы поразились почти полному совпадению текущей ситуации, списку сделанных ошибок и перечню вопросов, на которые у нас не было ответа. Мы видели друг друга как в зеркале, и у нас сотни раз была возможность ужаснуться тому, как мы навязчивы, неуверенны в себе и не знаем себе цены. Две красивые и неглупые женщины, мы к моменту встречи не вылезали из недоумения и растерянности по поводу нашей личной жизни. И тогда мы с ней создали антикризисный союз. 

В то время мы стали друг для друга супервизорами и учителями, безжалостными критиками и лучшей круглосуточной поддержкой. У нас не было друг перед другом ни одного преимущества, и мы договорились о безоговорочном доверии и безоговорочной дисциплине. Если одна говорила – положи телефон, вторая его тут же выпускала из рук. Если одну из нас бросали, вторая сидела с ней ночами сколько нужно, чтобы той прийти в себя. Если одна впадала в истерику или панику, вторая сохраняла хладнокровие. Если одна не понимала, что происходит, вторая объясняла – со стороны все было гораздо понятнее. Проходило два дня, менялась ситуация, и мы менялись ролями, и теперь первая спокойно объясняла, а вторая спрашивала, причем абсолютно то же самое. Бывало и так, что в острых случаях, когда одна из нас, теряя голову, вела свои отношения под откос, от усталости и отчаяния желая все немедленно разрушить, вторая перехватывала руль, запрещая вообще проявлять какую-либо инициативу, пока все не устаканится.

Нас не смущали ни собственная непроходимая дремучесть, ни необходимость повторять выученное еще сотни раз. Мы были бесконечно терпеливы, хотя порой ненавидели друг друга за жесткость требований. Мы прощали друг другу агрессивность, упрямство и непонятливость. Мы сразу признались себе, что наша образованность и прочие социальные качества еще не говорят о том, что у нас есть обыкновенный женский ум, уж не говоря о мудрости. Признав это, мы стали осторожнее, сдержаннее и молчаливее в отношениях с мужчинами, и уже одно это стало менять ситуацию в лучшую сторону.

Найдите ее, такую подругу. Я считаю эту встречу одним из лучших подарков судьбы. 

Ну, а если не нашли, то «слушайте бабушку». 

Слушайте бабушку

Все, что я поняла к середине жизни о мужчинах, сводится к общим нехитрым правилам, которые в детстве мы слышали от наших бабушек. Про это можно написать целую книгу, но в общем и целом все сводится к одной фразе:

– Никогда не бегай за мальчиками!

Ну а потом, когда вы накушаетесь свободы, поэкспериментируете с собственной сексуальностью и научитесь быть самой собой с мужчинами, не пугая их при этом любвеобильностью или истериками, вы, может быть, придете к еще одной бабушкиной истине:

– Не давай поцелуя без любви. 

Поздравляю вас. И себя. Если бы мой девичий дневник сохранился, я могла бы прочитать все это там еще двадцать лет назад. Но какая же взрослая тетя поверит пухлой девичьей тетрадке с сердечками и блестками, с закапанными слезами строчками?

На своем пути мы теряем женское достоинство. Обронили из девчачьей корзинки, где лак, помада и духи, ленты, туфельки, ботинки, что угодно для души. Побежали босиком за мужчиной. Любимым. По дороге, по пыли, сквозь слезы не заметив потери. Да разве оброненное – потеря по сравнению с этой, рвущей сердце утратой, от которой задыхаешься и невозможно жить?

Когда все придет в норму, возвратится ли ваш мужчина, или вы встретите нового, или же вы просто остановитесь и отдышитесь, прошу вас — вернитесь и положите в корзинку то, что обронили. Негоже ему в пыли валяться.

Отзыв на «Девочку и пустыню»

Отзыв на «Девочку и пустыню»

Перечитываю «Девочку и пустыню», прекрасной Юлии Рублёвой:

«Знаете, все на самом деле очень просто. Повторю – уходят чаще всего оттуда, где нет секса. Даже если формально он есть, но вы отбываете его как повинность. В сексе должна быть радость. И счастье. Он самый лучший индикатор отношений между мужчиной и женщиной. Все остальные отношения — поддержка, общий бюджет, единомыслие в воспитании детей, уютный дом – вы можете построить с любой вашей родственницей.

И еще я произнесу одну очень крамольную мысль. Я сильно подозреваю, что женщины сами выгоняют своих мужей. Подсознательно. Словно перекрывают какой-то важный кран, откуда идет поток тепла, чувственности и энергии. Уходит нежность. Уходит радость. Уходит влечение.

Вы дружите и длинные разговоры разговариваете с мужем? Лучше бы вы замолчали и сделали ему охренительный минет, приперев его к стенке в подворотне. Вы все время с детьми — в отпуск, гулять, в гости? Они же такие лапочки, и без них вам скучно и как-то не так. Это опасный симптом! Ваша пара утратила статус пары. А этот статус должен быть прежде всего. В паре два человека, и зовут их не мама и папа, а мужчина и женщина.»

Как мы отвергаем друг друга: красное и черное

Как мы отвергаем друг друга: красное и черное

Давайте поговорим о связке «идеализация-обесценивание». Это когда объект сначала на «ероплане», а потом, в силу некоторых обстоятельств, — в помойной яме. 

Начинается все сладко. 
Мы влюбляемся. 
Неважно, в кого: в мужчину, женщину, блогера, страну или ресторанчик. 

Влюбившись, мы словно бы садимся напротив и начинаем смотреть на объект обожания влажными страстными глазами. Мы ждем. Ждем мы ответной страсти, конечно, а еще мы ждем, что он будет соответствовать. 

От любимого человека в рассматриваемом случае мы ждем соответствия следующему списку: 

  • Что он всегда хочет быть с нами; что он всегда стремится быть с нами; что он всегда должен быть с нами; что он всегда будет с нами;
  • Что он знает, о чем мы думаем, и что мы чувствуем. В особо тяжелых случаях мы ждем, что он знает даже, что мы делаем, хотя в этот момент мы молча находимся на другом конце города или планеты;
  • Что он всегда выглядит, думает и чувствует одинаково, что он не будет меняться, а будет оставаться таким, каким мы его полюбили. Например, что он будет всегда болен — или всегда здоров; всегда красив или всегда неудачлив;
  • Что у него всегда есть, чем нас питать — в разных смыслах слова;
  • Что он всегда нам рад — ведь мы ему всегда рады! Что он все нам простит — ведь мы ему все простим, и вообще, между влюбленными счета быть не может;
  • Что есть только мы – ты и я, а остальных не должно существовать; в его жизни остальные должны быть всего лишь бледными нереальными тенями, не могущими помешать нам быть вместе, вмешиваться в наше общение, как-то влиять на него и иметь для него значение; 
  • Что он всегда должен быть в поле зрения, на связи, в контакте; на смски должен отвечать немедленно, на звонки — сразу. Если он исчезает ненадолго, мы становимся похожими на годовалого ребенка, чья мама зашла в туалет, закрыла за собой дверь, и, возможно, ее смыло в космос и она никогда не вернется; мы кричим, плачем, шепчем, скребемся в дверь и в скайп, выковыриваем его отовсюду, куда бы он ни спрятался; 
  • Что у него нет других столь же значимых сегментов в жизни, кроме как нашей любовной связи; его друзья, работа, дети и родители не имеют значения; и как он может менять малейшую возможность побыть со мной на крепкий сон или спортзал? 
  • Что он могучий и волшебный, все знает и со всем справится, все поймет именно так как надо; что он спасет нас или даст нам спасти его; 
  • Он — самый лучший, самый благородный и самый-самый; и даже если он проявляет очевидные признаки несоответствия высокому званию самого-самого, мы-то знаем, что там, в глубине и сердцевине, он — рыцарь, герой и принцесса, в зависимости от пола. 

Это похоже на то, что если бы у нас были красные и черные лоскутки. Красные — это любовь, черные – это гнев, агрессия и прочее вполне человеческое. На любое движение любимого существа мы извлекаем из воздуха красный шелковый лоскуток, шепчем, гладим и умиляемся, складываем в специальный ящичек. Вот смотри, показываем мы ему: что бы ты ни сделал, все хорошо, у меня для тебя только красные, такие красивые и нежные лоскутки… Их уже целый ящик!

А агрессию мы прячем. За спину, в ящик с черными лоскутками. Настоящие отношения – это не сладкие воркования голубков, там есть и раздражение, и обиды, и гнев, и ярость. Но в этом случае мы их не показываем, или показываем на секунду, а потом снова прячем. Но копим, копим, «да нет, я не обиделась, все нормально», «нет, я не злюсь на тебя, что ты, малышка», и складываем, складываем за спину, в «черный» ящик. 

А ведь в отношениях должно быть место недовольству и агрессии, их можно и нужно научиться выпускать маленькими порциями, иногда входя в управляемый конфликт. 

…Бойтесь слишком больших восторгов по отношению к себе со стороны партнера и наоборот, да и вообще – восторгов и придыхания, там нет трезвого взгляда на вещи; бойтесь умильного сюсюканья и лести; бойтесь «ты хороший, я знаю», «ты самый замечательный», «ты самая лучшая»; бойтесь «я же тебя люблю, а ты!». Слишком сладкого, счастливого, пьянящего, идеального. Бойтесь, когда связь соответствует «синдрому Бриджит Джонс»: 29 смсок в день, в каждой «любимая», а если нет, то это предмет разборок, скорби и огрвыводов. Вслед за этой псевдолюбовью очень часто рано или поздно придет истинная ярость и отвержение, если вы напишете всего 28. Разочарования вам не простят. 

Бойтесь, когда говорят – «ты меня разочаровал (а)». Это значит, было очарование великой силы, и что там про вас было понапридумывано, Бог его знает. 

Я была по разные стороны этой чудной истории. Меня ставили на пьедестал, и я ставила. На пьедестале стоять очень утомительно, признаюсь вам: ни почесаться, ни устать ты не имеешь права. Перед тобой сидит влюбленное существо, а перед ним стоит ящичек с красными шелковыми лоскутками. Ты раздражаешься – на это тут же вытаскивают красный лоскуток и говорят: «ты просто устала, отдохни»; ты докапываешься до пустого места и вообще ведешь себя как свинья – на красном лоскутке любовно пишут «малышка» и складывают в ящичек. То же самое делала и я, и мне остается только посочувствовать и попросить прощения у тех, кого утомляла непомерными, перечисленными выше ожиданиями. 

Так ведь, раз так терпеливо ждут и так страстно требуют, значит, не все равно, значит любят же? — скажете вы.

Ага, черта с два. 

Загляните этому идеализатору за спину. 
Там стоит не ящик – а ящище с мерзкими черными тряпками. 

У пусечки копилось. Такая пусечка все сечет, каждое слово, взгляд и жест. Все куда-то там себе записывает, перед вами трясет красной нежнейшей тканью, за спину прячет опаленный сначала разочарованием, а потом и ненавистью черный лоскут. Твое простое «не хочу» в ответ на предложение выпить кофе заставляет их заливаться слезами или рвать отношения, и складывать, складывать в ящичек за спиной черные лоскутки… Чтобы в один непрекрасный момент вывалить их под ноги бывшему любимому – знай, сука! 

И когда вам все обрыднет и больше не хватит сил тащить на себе груз чужих ожиданий, или вы просто- просто не спохватитесь вовремя и нечаянно облажаетесь… Например, не угадаете в который раз настроение пусечки, или упорно «не хочете» жениться на пусечке же… Ну и не можете или не хотите вот этого: «будь со мной всегда ты рядом»; «я — это ты, ты — это я»; «я узнаю тебя из тысячи» и прочее нечеловеческое…А вы просто человек, обычный, и эта неожиданная истина вдруг предстала перед вашим партнером во всей разочаровывающей ясности, и тогда… 

Вот тогда вам выкатят предъяву размером с Саяно-Шушенскую ГЭС. 

Не, не сознательно в большинстве случаев и не специально. Просто у таких пусечек полярное мышление. Или красное — или черное. Или ты говнюк, или ты принц. Удерживать в сознании оба полюса – значит, научиться осознавать тот факт, что перед тобой реальный, совсем обычный человек и ничто человеческое ему не чуждо; уважать его границы, и одновременно ощущать свои. 

Многополюсное, а не полярное восприятие позволяет нам быть терпимыми к недостаткам других, реально и трезво оценивать отношения. Позволяет поддерживать продолжительные связи с любимыми и друзьями, прощая им многие вещи, не ожидая от них того, что они не могут дать, и, внимание, — к себе тоже относиться с терпением и не ждать от себя великих свершений, а просто делать, что получается. А это, в свою очередь, позволяет научиться быть расслабленными и терпимыми…

Ну а пока или красное. Или черное. Ты либо на аэроплане, либо в помойной яме. 

В таких отношениях ты как партнер и как человек ничего не значишь; тебя не видят и не знают настоящего; ты оцениваешься по степени соответствия внутренним нереальным ожиданиям. Фактически ты ходячая функция по обеспечению ощущения внутренней безопасности своего партнера, и если ты эту функцию не выполняешь в должной мере, тебя сначала мучают требованиями из списка, потом выкидывают вон. От этих отношений всегда остается привкус лжи: еще бы, вам лгали, улыбаясь, столь долгое время, вами восхищались и клялись в любви. Вы думали, что все хорошо, а все оказалось плохо, и плохо было уже давно. Перед вами возникает разъяренная, мстительная и злопамятная фурия, и вы долго будете делать вокруг себя искательные движения руками: «Все куда-то девалось, ничего не осталось». 

Таких клиентов в терапии можно и нужно проводить через ряд терпимых маленьких разочарований. Терапевту, особенно начинающему, легко поддаться на обожание и восхищение в глазах клиента: ведь фигура терапевта и так обладает особенной аурой, а если клиент склонен к идеализации, то он меньше всего ожидает услышать от вас «не знаю» или «не понимаю». Следовательно, будет большой соблазн на сессии с этим клиентом все «знать и понимать», пока вы не обнаружите, что перед вами тот самый непомерный список, смотри выше. Расплата за несоответствие идеальному образу будет неожиданна, велика и с садистическими компонентами, — так же как и в его отношениях с другими людьми.

Здесь нет возможности говорить о травмах, обуславливающих эту связку и заставляющих нас раз за разом каждые наши отношения сначала идеализировать, а потом обесценивать. Это предмет работы в терапии, а не обсуждения в блогах. 

Единственное, чем я могу помочь попавшим в эту связку и рушащим одни отношения за другими: попробуйте не идеализировать партнера в начале отношений и не обесценивать его, когда что-то не получается. Будьте мягче, терпеливее и… честнее и с собой, и с партнером. 

PS: список требований соответствует списку того, что ждет от матери ребенок возраста до полутора лет.

Как мы отвергаем друг друга. Человек-zero

Как мы отвергаем друг друга. Человек-zero

Из него не доносится ни звука. Ты накормил его, кажется, уже самой вкусной кашей, сказал, что любишь, спросил, что еще ты можешь для него сделать. Он загадочно чуть-чуть приподымает бровь и молчит. 

Ты говоришь, что сейчас повесишься, разбиваешь об его голову тарелку, плачешь, грозишься уйти навсегда. Он чуть улыбается и молчит. 

Ты даришь букет роз и самый горький французский шоколад, во время секса пытаешься угадать, что именно он чувствует, вьешься вокруг него нежно, целуешь, гладишь, обнимаешь, проклинаешь, в общем, из тебя, по сравнению с ним, все время выходит какая-то кипящая лава. Потом ты думаешь — я его замучил, и ласково и надолго оставляешь его в покое. Он молчит и не шевелится.

Ты устаешь быть вулканом. Опускаешь руки. 
Сухо говоришь: «Знаешь, так нечестно. Я тебе про себя рассказал, станцевал, поцеловал. Будто мы вместе договорились развести костер, а дрова в них подкладываю только я, при этом ты морщишься от дыма. И при этом ты не уходишь, греешься тут, понимаешь, или что ты тут вообще???»

Он пожимает плечами и говорит: «Знаешь, все как-то немного не то». Ты опешиваешь, потом радуешься, что из него донесся отклик, хоть какой-то, спрашиваешь — а что именно было бы то — но он уже опять сошел на ноль, закутался в шарф и немного умер. Правда, дышит, это видно.

Ты пытаешься его выгнать, но он не уходит, отсвечивая немного мертвым, тем, что раньше принималось тобой за загадочность. 

Ты заходишь на десятый круг и снова пытаешься его отогреть или сделать больно, чтобы по реакции угадать — попал ли в цель, ты наконец делаешься мертвым сам, но с той стороны ни звука. Тебе сначала досадно, потом страшно, потом скучно. Потом ты от него уходишь, и он даже не очень спрашивает, почему. 

Потом, спустя несколько лет, твой бывший любимый приходит к терапевту и на первой сессии говорит: «Доктор, меня все отвергают, покидают, уходят. Не клеится ни с бизнесом, ни в любви. Мне уже за 30, не понимаю, сделайте что-нибудь».

Терапевт спрашивает, получая пожимание плечами и вялые ответы, к середине второй (десятой) сессии клиент-зеро намертво замолкает, терапевт немного пьет водички, чтобы продолжить пламенную речь, на третьей (двенадцатой) сессии клиент молчит 25 минут, терапевт молчит тоже. На вопрос — комфортно ли вам молчать — клиент пожимает плечами и говорит: «Я думал, это будет как-то по-другому. Я разочарован, мне в который раз не везет с терапевтами, все какие-то не такие, все как-то не так, все как-то должно быть этак».

На вопрос «как именно» Зеро пожимает плечами и чуть улыбается. 

Терапевт плачет и говорит: «Я чувствую себя отвергнутым, беспомощным, ненужным, сделайте с этим что-нибудь, у нас есть еще пять минут, постарайтесь уложиться». 

Зеро растерян и удивлен, не верит, и это первая живая реакция, едва, впрочем, дышащая на ладан.

В ходе терапии Зеро с трудом, неохотно, но научается давать обратную связь — поначалу микроскопическими дозами и только после требования терапевта.

Обсуждения, почему Зеро стал Зером (извините), как это вышло и что с этим можно сделать — предмет работы в терапии, но не предмет рассмотрения в блоге. Я ставлю перед собой задачу показать, как именно мы проделываем с окружающими всякие хитрые мульки и фишки, незаметные для нашего глаза, но не позволяющие нам иметь глубокие отношения, которых мы, конечно же, так хотим! 

Резюме: Человек-зеро незаметно для себя самого обесценивает наши эмоциональные и прочие инвестиции в него и не дает нам обратной связи в необходимом объеме. Так он упреждающе отвергает своих партнеров в разных областях жизни.

Если спросить бывших партнеров этого одинокого человека, что происходило, они скажут: «Мы его любили как могли, и делали что могли, но, казалось, ему ничего не было нужно».

Техника безопасности для мужчин: у нее пмс и вы попали

Техника безопасности для мужчин: у нее пмс и вы попали

Главная ошибка, которую совершают мужчины, когда на женщину накатил ПМС  — это прятание в землянках и окопах, отсиживание на дачах, а также втягивание головы в плечи. 

Что с вами будет: вас извлекут. Из любого места и состояния. Процедура извлечения будет неприятной. 

Основные ощущения: вам будет казаться, что вам пилят втянутую голову, а потом взрывают недопиленное. 

Что при этом чувствует женщина: ярость, одиночество, ревность, обиду и очень хочется Калашникова в руки. И, рыдая, расстрелять вас за то, что вы такой гад.  

Что делать правильно на начальных этапах. Запишите на бумажке текст смс, если вам удалось оказаться вне пределов досягаемости. Пишите: «Ты моя девочка. Единственная (!). Как только мы с папой починим машину (как только мы с Колей перенесем шкаф), я сразу окажусь возле тебя. Что тебе привезти?». Если вас пошлют («Скотина, мне ничего от тебя не надо!») в ответ на это, значит начальный этап уже прошел и вы оказались в эпицентре. 

Что делать правильно в эпицентре: вам ничего не поможет. Дождитесь, когда она начнет рыдать и пошлите вышеозначенную смску еще раз. Только добавьте: «У меня для тебя сюрприз». Сюрпризом должна стать шоколадка. Не дарите духи — в этот период восприятие запаха меняется и вообще от запахов голова болит. 

Если вы в пределах досягаемости, просто выслушайте ее. Вот просто встаньте куда-нибудь за дверной косяк, чтобы не прилетело в голову, и выслушайте ее. Не задирайте брови, не хмыкайте, не говорите «что за чушь» — градус бури взлетит на порядок. Вообще лицо лучше прятать и молчать. Потом выйдите оттуда и постарайтесь приблизиться к ней настолько, чтобы ее обнять. Покачайте. Побаюкайте. Пошепчите ласковое. Если вам страшно и вы это сделать не сможете, вам придется терпеть  ПМС еще несколько часов. Будьте смелым мужчиной. Трусам рядом с женщиной делать нечего. 

Что делать супер правильно. Но очень сложно (ПМС вообще для смелых). Просто будьте с ней. 

Что нельзя делать и говорить ни в коем случае: не упоминать никаких женских имен и вообще женский род. Папа, Коля, брат, племянник — хорошо. Упаси вас Бог сказать «коллега». 

Нельзя говорить «не хочу», «не смогу», «не буду» и «не понимаю». Если не верите, попробуйте, и узнаете, что будет.

Нельзя говорить на начальном этапе о своих чувствах. Забудьте о них. В ответ на «я тебя люблю» вы можете получить «не верю». «Прости меня» будет означать что вас есть за что прощать и вы это осознаете. Самое лучшее, что мне недавно сказали, было «Я все сделаю». Говорите о ближайших действиях. Даже если вы от ужаса уже убежали в Зимбабве. «Я скоро уже тебя обниму». «Я куплю все, что ты хочешь, давай вместе составим список». «Я сейчас приготовлю ужин, а ты прими ванну».

Ни в коем случае не говорите пмс-ной женщине, что у нее ПМС. «Солнышко, у тебя ПМС, выпей капельки» -«Сам пей свои чертовы капельки!».

Не острите и не шутите. Вообще упаси вас пытаться свести все к шутке! У женщин в ПМС чувство юмора НЕТ! У нее есть: трагичность, ее никто не любит, она перед всеми виновата, она ужасная, самая ужасная на свете, вы ее бросили, даже если вы в это время держите ее за ногу. Жизнь не задалась. Если вам интересно, то ПМС иногда сопровождаются любопытными ощущениями, от которых женщина звереет.

Например, лично у меня время замедляется. Это у вас прошла неделя, а у меня это канает за месяц. На светофорах машины не движутся. Все все делают очень медленно. Паузы между словами повисают на годы. Все начинает физически мешать. Я все время стукалась бедром об угол стола, шипела, но терпела. Во время ПМС я взяла мужнину пилу и махом отпилила угол. Ужас, да? Некоторые жрут мороженое ведрами или тратят на шопинг гигантские суммы, но не я. Утешает. 

Если у женщины полно темперамента, ее ПМС тоже будет темпераментный. Ну и еще все болит. Хочется сладкого, соленого и мяса с кровью. Следите, чтобы мясо с кровью было не ваше. 

Поехали дальше. Остаются два правильных средства, которыми нужно завершать всяческий ПМС: шоколад и секс. 

Что будет, если вы предпочтете сбежать, спорить ( такое делают только неопытные юнцы), раздражаться (тут у вас совсем нет шансов) или подшучивать над ней,  или — ужас — обращаться к логике. 
Знаете что будет?

Купите шоколадку. Покажите ее издалека. Приблизьтесь на расстоянии вытянутой руки. Прикормите женщину. Пока она ест, у вас есть два варианта: начать ее нежно гладить в известных вам местах. Если она шипит и брыкается, а ваш шоколад летит в угол, вам остается последний вариант: 
заломайте ее и трахните. 

Вам нужно будет немножко потерпеть сопротивление и гневные вопли, но когда вы победите ее на всех фронтах, она съест вашу шоколадку и к вам прильнет. Вам обеспечена спокойная, тихая неделя. 

Будет следующий ПМС. 
И вам там все припомнят. Вам придется либо все время убегать со вставшими дыбом волосами на всех местах, либо уже живите анахоретом, тоже мне, Онегин. Добьетесь того, что женщина будет любить и уважать своего кота больше, чем вас. 

Что вам совершенно необходимо, чтобы пережить ПМС: ТЕРПЕНИЕ. Килотоннну. 

Что нужно знать: ПМС длится примерно неделю. Апогей может наступить в самый последний день, а перед этим женщина просто капризничает и хнычет. 

ПС. При написании поста никто не пострадал. Перед написанием поста пострадал один человек. Я ему благодарна за то, что он как скала, о которую разбиваются все мои волны, имеет терпение мне ласково отвечать и смелость переместиться прямо в центр урагана и меня успокоить. 

Мужчинам-читателям: пожалуйста, не жалуйтесь тут на трудную судьбу, а лучше поделитесь наработанным опытом. Мне тут из скайпа мой друг подсказывает про цветы.

Толик

Толик

Когда я была маленькой, мужчины представлялись мне все сплошь спецагентами. Особенно  большие такие дяденьки, со странными провалами в биографии. Мне казалось, если я знаю про него все, когда ему было 9, а потом сразу 39, а в середине он молчит и хмурится, — то в середине у него Казино Ройял, личная драма с итальянкой и стрельба в закоулках Гонконга.

Однажды мои подруги были в ночном клубе и страшно запали там на красавца мачо. В нем одновременно была самцовая наглость и некая изысканность черт. Как у мистера Икс. 

— Смотри, — шептались подруги, — какие у него красивые нервные руки. Как породисты нос и скулы. Как таинственно он потягивает виски из стакана с толстым дном. 

Под мышкой им смутно мерещился пистолет. 

Несомненно, незнакомец был женской мечтой — мужчиной,  который может что-то сделать с тобой. И даже не надо думать, что. Он сам решит. Возможно, даже заставит тебя сделать что-то под дулом…ах…

Подруги набрались смелости и двинулись к барной стойке. Замирая сердцем, пристроились рядом с мачо. Он покосился, но не обернулся. Тогда одна из них, тихонько постучав его по плечу и наклонившись к уху, спросила:

— Простите, а как вас зовут?

Мачо обернулся, и, не выпуская из рук стакана с виски, осветился щербатой улыбкой:

— Толик. 

Лучше бы он молчал.

Так вот. 
В середине жутко сложной биографии моего спецагента оказалось два неудачных инфантильных брака, неспособность заработать деньги и регулярные истерики с катанием по полу. Его, таинственного самца, катанием. Но пока он молчал….

У вас в постели валяется мужчина вашей мечты. Сильный, породистый и далее по списку. Потом он встанет и пойдет по своим спецагентским делам. Он таинственно отмолчится вечером и куда-то исчезнет на все выходные. В его жизни есть какая-то тайна. Фактор X. Вы уважаете и трепещете. 

У него томный вид, когда он появляется. Глаза подернуты чем-то вроде поволоки. Несомненно, от медитаций и духовных практик. Или от того, что он ловко ушел от погони крышами Сингапура. 

Фактор Х в его жизни мешает вам быть вместе. Мешает регулярно или даже не регулярно заниматься сексом.  Это семейное проклятие, ужасное наследство, драматическая любовь, особая миссия в Непале.  Выберите сами. Он гладит вас по голове и шепчет: девочка моя… моя боль… Вы поливаете слезами его волосатую коленку и вам сладко думать, что вот… (шмыг)… не судьба…

Иногда он вас наотрез отказывается трахать. Мотивирует: ах, банальщина не для нас. Не надо все портить дурацкой низменной еблей! 
Какой таинственный! Какой необычный!! 

Он не создан для обычного романа. По его жизни можно проводить экскурсию, как в кунсткамере — так все ужасно. Вы хотите в кафе мороженки поесть? Как можно! Такая банальщина! Он же страдает! Какой таинственный! Какой необычный! 

Этот  фактор Х перестает быть таинственным,  когда из монашеского кармана вашего хари-кришны вываливается презренный, банальный презик. 
Его отлучки по выходным на крыши Сингапура оборачиваются женитьбой на более здоровой духом девушке. Которая не верит ни в воздержание, ни в страдания и не знает, кто такой далай-лама.  

Если в жизни вашего мачо есть отчетливый фактор Х, если вы не знаете здоровенный кусок его биографии и текущих дел, если вы считаете, что он такой сложный и непонятый, что его даже не заманишь в кусты просто потрахаться, потому что ему надо медитировать-отстреливаться-спасать, то…

…это Толик. И ларчик открывается просто. В 99% случаев Толики  трахаются как кролики, но не с вами. И мясо жрут, и в баню ходят. И порнуху смотрят. И детей рожают. Нормальные такие, здоровые мужики. Просто вам за каким-то хреном в этот момент вашей жизни захотелось драмы. А еще лучше трагедии. 

Но трагедии не выйдет. Когда жизнь Толиков предстает перед вами без романтического флеру, вам будет ужасно смешно, как ловко, в лучших традициях мировой литературы, вы мочили слезами его мужественное, подбитое поролоном плечо, и верили в таинственный фактор Х. 

И это даже не комедия, не надейтесь. Это, гражданки, вы вляпались в чиста фарс. 

12 признаков несчастливой связи

12 признаков несчастливой связи

Моя работа в глянце оставила осложнение — я склонна писать крайне доходчиво. По пунктам. Вот просто таки собрать в корзинку и классифицировать. Это туда, это сюда. Мои посты в ЖЖ отнюдь не глянцевые по существу, а довольно порой злобные. Потому что рассчитанные не на среднестатистических Кать, а на обобщенный образ мой подруги. А мои подруги, так же как и я сама — леди после 30, часто впадающие в подростковый идиотизм. Поэтому хоть злобно, но по пунктам, и каждое слово — горькая правда. Хотела продать в Космо, но не стерпела. 

Итак, дюжина признаков того, что отношения нерентабельны и пора делать ноги. Дальше вам ничего не обломится, поверьте. Я имею в виду даже не чудное замужество и ношение на руках, а просто — нормальный секс и ощущение того, что у вас есть грейпфрут — то есть бойфренд. От целой глыбы чудного бриллианта, которым вы имели глупость воображать свою очередную связь, у вас за щекой — истаявший липкий леденец дешевого вкуса. И не надо убеждать себя в том,  что вам сладко. Плюньте бяку.  

Внимание. Достаточно одного признака. Не задавайте себе вопросов — а у вот у меня только 6-ой и 8-ой, ведь все хорошо? Все плохо.  

1. Он: вечно занят, болеет или в депрессии. Вы: скачете вокруг него в режиме «отстань старуха, я в печали». Правда: если бы вы видели, как он поет соловьем, позабыв о депрессии и рабочем графике, на встрече однокурсников. А эти отмазки только для вас — вдруг вы еще пригодитесь. 

2. Он спит с вами ночь за ночью и не делает попыток даже заняться сексом. И это больше месяца, а ему не 50. Вы: пишете в ГО плаксивые посты «что бы это значило» и читаете из комментариев только наиболее сердобольные. Правда: он хочет или уже имеет другую женщину. 

3. Между встречами он склонен жить в режиме «абсолютно ничего личного». Вы: в таком недоумении, что у вас начинает дергаться глаз. Правда: между вами и вправду ничего личного. Границы обозначены. Ему удобно — и не более того. 

4. Он: тоскует по своей бывшей несчастной любви, прикладывая вас как припарку к тщательно растравляемым ранам. И даже не скрывает этого. Вы: понимаетепонимаетпонимаете и надеетесьнадеетесьнадеетесь. Правда: он делает все, чтобы ее вернуть.  А вам скажут  при этом, какая вы замечательная. 

5. Он: слишком быстро кончает. Вы: говорите «Ничего, котик, мне все-таки было хорошо». Правда: он никуда не годится в сексе, и это неисправимо. 

6. Он: слишком сложный и все время в муках самопознания. Может писать вам смс среди ночи о смысле жизни, но не может просто погулять с вами в выходные в парке. Вы: отвечаете на смс, тщательно подбирая слова и гордясь оказанным доверием, а в парке гуляете с подругой. Правда: вы ему не интересны. Ему интересен только он. 

7. Он: не платит за вас в кафе или норовит занять денег. Вы: честно протягиваете ему стольник, от вас не убудет. Правда: он унылый неудачник. 

8. Вы более чем раз в месяц садитесь писать в две колонки плюсы и минусы вашей связи, пытаясь принять мучительное решение — бросить или так. Правда: вам все уже давно понятно. 

9. Вы думаете про вашу связь в терминах, справедливых для прошлого, а не для настоящего. Например: он такой нежный. Хотя последний раз он был с вами нежен в декабре 2007. Или: у нас такая страсть. Хотя ваша страсть уже который месяц измеряется редкими спешными встречами. Правда: перенесите точку отсчета в декабрь 2007 — ваша связь кончилась тогда. 

10. Он вечно ругает начальство, родителей или бывших подруг-жен. Вы: говорите — конечно, котик, они тебя не понимают. Правда: он злобный неудачник и говорит гадости о вас своим приятелям.  

11. Он: бесконечно виртуальный. У вас типа любовь, а встреч нет. Вы: дура. Правда: скорее всего женат, или слишком жирный, или в подростковых прыщах, или импотент, или извращенец.   

12. Он: вас не любит. Вы: перечитав все это, все-таки надеетесь. Правда: у вас такие маленькие требования к качеству своей жизни, что вам придется и дальше все это глотать. Приятного аппетита.  

РS. Добавляйте ваши признаки, если есть.