Как грамотно погубить девушку

Как грамотно погубить девушку

манипуляции

Обещала пост про то, как правильно губить девушек. Ну а для девушек будет полезно узнать, так ли их губят, как надо, и губят ли вообще, или так — погулять вышли.

Сначала про настоящих губителей.

Если вы настоящий губитель, то главное ваше оружие- это слово.

В принципе, если вы хорошо владеете словом, то дела делать не надо. Если плохо — то вначале погубления надо немножко поделать дел.

Дела в предварительном погублении девушки допускаются два. Следующие:

1. Цветы, букетами, корзинами и так. Если вы истинный губитель, то козырным ходом будет на фоне этих букетов ОДИН раз за все историю погубления принесенный девушке букетик ромашек (в цветочном киоске возле дома приготовили выкинуть) и слова: я тебе сам нарвал.
Именно не «принес», не «собрал», а неуклюжее, такое мужское «нарвал».

Где, когда, зачем нарвал — девушка, наверное, даже и не задумается. Она будет глядеть на вас во все глаза. Вы — уже немного рыхлый, уже слегка плешивый, академически образованный, достаточно обеспеченный, курящий трубку, надменный и равнодушный — вдруг ползали на карачках для нее. Рвали.

Вялый букетик очень вас продвинет.

Если вы по истечении полугода с начала режима погубления принесете девушке также одну мятую шоколадную конфету «Василек», это будет очень хорошо. Ошибкой было бы дарить ей роскошные наборы и заказывать устриц! Этак вы будете не губитель, а мот, и вас можно будет заподозрить в щедрости. Вы сюда не любить ее пришли, а погублять, так что уберите ведерко со льдом. Обойдется.

Это, так сказать, необходимый максимум. Больше ничего делать не надо! если вы будете еще что-то делать, то это уже будет не погубление, а роман! Так что спрячьте кредитку, уберите отовсюду руки и вяло откиньтесь в кресле. Продолжим.

Вообще, все, что от вас требуется- это хорошо держать паузы, а в промежутках между ними говорить мало, вяло, но многозначительно. Например: — Я так несчастен, Оля.

На Олины вопросы молчать и грустно улыбаться. Потом притянуть ее к себе со словами «Я не могу тебе сказать, малыш, не надо тебе это знать». Выполняйте этот трюк последовательно и дословно. Не несите отсебятины, не вздыхайте и не закатывайте глаза. Если вы губите девушку удаленным доступом, замолчите на 15 минут. Если вы в скайпе в камере, сообщите, что упало настроение и вы пойдете спать. Выключите камеру, скайп, но через несколько минут включите снова, молчите и ни на что не отвечайте. Это сводит с ума.

Так. Про «несчастен» сказали? Это прелюдия, которая задает трагический тон задуманной истории. Далее, спустя несколько недель, говорите:

— Мы с тобой предназначены друг другу. Природно, генетически, на глубине. Я точно это знаю.

И внимательно посмотрите ей в глаза. Не обнимайтесь и не целуйтесь. Напротив, если она ринется на грудь, — придержите мягко, но твердо. Для удаленного доступа: нужно сообщить- я пошел покурить или налью себе чаю (если вы не курите). Типа, волнуетесь.

Едем дальше. В погублятельных отношениях главное- не определять их статус. Никак. Ни статус отношений, ни свой. Все сложно. Я так несчастен, Оля. Не надо тебе это знать, девочка.

Далее. Настоящим губильцам необходимо вести много разговоров.

Необходимо вести разговоры о прошлом, рассказывая о себе маленьком, и спрашивая о ней, маленькой.
Разговоры о будущем, применяя сослагательное наклонение: «Я мечтаю поехать на Маврикий. Тебе бы там понравилось». «Я уверен, если бы ты была знакома с моей мамой, вы бы нашли общий язык » (внимание, это можно говорить только в том случае, если мама уже в лучшем из миров).

Далее, в ваших разговорах должны регулярно возникать неопределенно-личные предложения: «Я считаю, что в семье должно быть не менее трех детей. И все такие красивые, как ты». «Было бы здорово по утрам просыпаться….в доме с видом на море».

Итак, прошло какое-то время и Оля у вас в кармане. Она думает, что вы ее любите (предназначены же), что вы много для нее делаете (ромашки), что вы ее балуете (принес конфету, как ребенку, милый, милый!), что вы строите на нее планы (Маврикий), и что вы строите планы на совместное будущее (дом с видом на море и общие дети).

Между тем, вы не сказали и не сделали ничего такого, что можно было бы после вменить вам в вину. Вот почитайте внимательно: вы НЕ приглашали ее на Маврикий, вы НЕ предлагали знакомить ее с мамой, вы НЕ говорили, что хотите детей от нее, и даже похожих на нее, вы сказали, что таких же красивых, как она! Про дом на море вообще смешно — неважно, что вы сказали это, просыпаясь вместе с ней и сладко потягиваясь. Вы же не сказали, что хотите просыпаться в этом доме с ней. Она сама это подставила в то место, где многоточие.

Да, дорогие граждане мужчины. Если вы занимаетесь погублением в основном по удаленке или пишете много смс, будьте, пожалуйста, в основном грамотными. Куча ошибок в словах может вызвать умиление только на поздних стадиях.

У недогубленной девушки это обычно вызывает смех и фригидность. Если вы дислексик и дисграфик, избегайте писанины вообще, это погубит весь эффект от погубления.

Ну, если вы прилежный, грамотный, изощренный губитель, то переходим к следующему этапу.

Прекратите с ней заниматься сексом. И даже целоваться.

Если возникнут вопросы, а они возникнут не скоро…говорите просто: «Я не хотел бы об этом говорить. Это сложная для меня тема».

Несомненно, она придет в ужас. И не от того, что вы вдруг стали импотентом. А от того, что она коснулась самой больной для мужчины темы. Кирзовым, так сказать, сапогом. На нежную крайнюю плоть. История знает случаи, когда девушка пребывает в ужасе по 6-9 лет. В абсолютном целибате, глотая все, что прокатит под соусом «Это сложная для меня тема».
Я клянусь. Это случай искусного погубления, не каждому под силу.

Если вы уж совсем решили довести дело до конца, продолжайте с ней спать в одной кровати, даже голышом, ездите с ней в отпуск, но не притрагивайтесь к ней. На все вопросы повторяйте — «Я так несчастен, Оля», и «Это сложная для меня тема».

Все, вуаля. Вы даже можете на ней жениться, если вам так удобно, но, если вы будете придерживаться правила вялого букетика, мятой конфеты, сложной темы, и при этом повторять «Мы предназначены друг для друга», — девушка долго не соскочит. Если вдруг что-то будет обостряться, скажите скупо — «иногда я так остро скучаю по тебе, малыш». Не забывайте забывать о ее дне рождения.

Дорогие девушки, если с вами все это или похожее происходит, поздравляю — вас губят. Не каждой такое выпадает счастье. Не каждая сможет сказать спустя год или пять лет- он погубил мои годы! Он погубил мою жизнь!

Если вы не очень уверены в талантах своего губителя, замените его на такого же, но женатого — погубленные годы вам действительно обеспечены.

Интересное по теме

Интересное

Самая главная задача при насилии

Дорогие девочки. Самая главная задача при насилии — остаться живой. Других задач нет и не должно быть. Работая с клиентами, приходится сначала разгребать огромные, как холодные льдины, пласты многолетней вины. «Я допустила, что со мной это случилось».

читать далее

Жизнь без «плохого партнера»

Иногда мои бывшие клиенты пишут письма. И мне хочется поделиться с вами теми мыслями, о которых они пишут, потому что эти открытия могут кому-то помочь еще что-то понять.

читать далее

Танго над городом

Из тех детей, кому не на кого было опираться, вырастают очень стойкие взрослые. Я научилась плакать шесть лет назад, просить о помощи — пять. Мой бывший муж «воспитывал» меня по-спартански, и я знала твердо, что я не могу на него рассчитывать, особенно если у меня проблемы.

читать далее
Как понять, что вами манипулируют?

Как понять, что вами манипулируют?

манипуляции

Как понять, что вами манипулируют? Есть чудесная старая книга Елены Сидоренко «Влияние и противостояние влиянию». Там было сказано: если вы чувствуете то, что чувствовать не планировали, то вами манипулируют.

Я бы добавила — и вследствие этого делаете то, что делать не собирались и что делать вам неудобно.

Например, если вам говорят комплимент, а вы при этом словно мыла наелись — вроде все то, но чувствуете себя почему-то не в порядке; или обязанной; — вами манипулируют.

«Какая ты красивая! Дай телефон своего косметолога?»

«Я восхищаюсь тобой. Что бы я без тебя делал! Придешь завтра еще?»

Или, например, если вы постоянно чувствуете жалость к кому-то, и вследствие этого все время отдаете и отдаете ему свои сбереженные для чего-то другого ресурсы, а, не отдавая, видите, как он страдает, — вами манипулируют.

То есть после жалости и сострадания вы сразу ощущаете досаду, а потом и злость; это как раз маркеры, что вы сделали то, чего делать не собирались. И что ресурсами делитесь не от избытка, вам самому не хватает.

Интересное по теме

Интересное

Птичья жизнь

Вы знаете, как тяжело жить с печатью вечной отличницы на лице? Это
значит, что в каждом-прекаждом случае ты должна а) остановиться; б)
разобраться; в) выяснить, чего это такое происходит; г) нет, постой, я все
-таки хочу понять.

читать далее

Убить Фею

Фей я могу изучать сколько угодно, их есть у меня. Во мне Фея тоже есть. В последнее время я стала подозревать, что наша внутренняя Фея — существо хитрое, нечестное и противное. Раньше я подозревала Фею в скудоумии. Сейчас я подозреваю ее в корысти.

читать далее
Как наше «нет» сохраняет отношения

Как наше «нет» сохраняет отношения

манипуляции

Жила-была одна девочка, и было у нее много братьев и сестер. Она была самой старшей, и поэтому часто за них заступалась во дворе, много чему их учила и вообще всячески заботилась.

Как-то так получалось, что она почти всегда ощущала себя очень сильной, сильнее всех. И нередко выходило так, что, даже если ей хотелось самой съесть яблоко, она отдавала его подбегавшей сестренке: она маленькая, растет, и ей нужнее.

Так и выходило, что у девочки было два разных способа общаться с миром. Мир большой, наружный, где много чужих людей, воспринимался ею нормально, спокойно, и, невзирая на то, что он для нее был скорее враждебным, чем дружелюбным, она легко отстраивала разные дистанции с разными людьми, блюла свои интересы и воспринимала окружающих как равных себе: как взрослых.

Тех же, кто был ей дорог и кого она любила, находящихся во внутреннем ближнем круге, она, сама того не осознавая воспринимала как слабых и хрупких, берегла их и подставляла плечо, не позволяя себе на них опираться ни в каком случае.

Была у нее и любимая старинная подруга, с которой она регулярно, раз в две недели обедала — и этим встречам в маленьком ресторане в центре города было уже лет десять. Они обе находили время и вырывались из плотного рабочего графика и от своих семей, чтобы поболтать и поддержать друг друга. И на этих бесчисленных обедах они смеялись вместе и утешали друг друга, поддерживали и подбадривали, иногда дулись и ругались.

И еще одна вещь происходила: подруга нашей героини каждый раз слегка залезала вилкой к ней в тарелку, чтобы попробовать то вкусное, чего не заказала сама. Она и нашей девочке предлагала тоже попробовать из своей, но та почему-то отказывалась.

На самом деле, как бы ни ценила наша девочка свою подругу, она не любила, когда едят из ее тарелки. И сама из чужих не любила есть. Просто так было привычнее: считается, что нам ничего не жалко для близких людей.

И каждый раз на каждом обеде именно этот миг, когда чужая вилка проникала в ее тарелку, подцепляя вкусный кусочек, именно этот миг был слегка омрачен и подпорчен, но все очень быстро проходило, не ругаться же, в самом деле, из-за такого пустяка. Тем более что подруга сопровождала это все милым щебетанием, как тут сердиться?

Но происходило странное. Все чаще наша героиня ловила себя на том, что ищет предлоги, чтобы отказаться от обедов. Все заметнее и сильнее для себя самой было ее раздражение в миг, когда нарушались тарелкины границы и очередной вкусный кусочек уплывал в подружкин рот. «Ты что, жадина? — корила себя наша девочка. — Тебе что, жалко?».

И по всему выходило что да, жадина и да, жалко. И получался из-за этой ерундовины почти неуловимый, но адский микс: девочка наша считала чудовищем то себя, то подругу, ругала себя за эти внутренние попреки, тут же чувствовала злость на подругу за то, что та заставляет ее так себя чувствовать, тут же чувствовала вину за эту злость, а подруга все щебетала и таскала кусочки: ничего особенного и преступного.

Потом в жизни нашей девочки произошло много всяких событий, было много всяких передряг, уроков и неприятностей, и она вышла из этих событий немного другой, в частности, обретя умение говорить «нет».

И все ее близкие попробовали уже на себе это «нет»: она больше не соглашалась на то, на что соглашалась раньше, стала более требовательной и более откровенной.

Она стала замечать и отслеживать, где терпит то, что доставляет ей боль и неприятности или даже просто дискомфорт, и терпеть больше не собиралась, прекращая нежелательное поведение других твердой и спокойной фразой «Мне неприятно/неудобно то, что ты делаешь».

В это время в ее жизни четко обозначились две категории людей. Те, кто говорил в ответ на это «извини, я не знала (не знал), я больше не буду»; и те, кто обижался, оскорблялся и со временем прекращал с ней общение.

В тот день они с подругой вновь должны были встретиться после долгого перерыва, чтобы обсудить все новости. И в тот день наша героиня собиралась отказать своей подруге в возможности таскать кусочки из своей тарелки.

Она репетировала: «послушай, мне не нравится то, что ты делаешь». И грустно думала, а что, если подруга попадет во вторую категорию? Что, если она дружит только на условиях таскания кусочков? Что, если она сочтет нашу девочку жадной, а жадин ведь не любят?

Но также она спокойно понимала: если и дальше давить в себе раздражение этой мелочью, то в конце концов она отстранится от подруги и их дружбе так или иначе придет конец.

…Подруга привычно полезла к ней в тарелку, бормоча «можно я возьму вот этот кусочек у тебя», и наша героиня сказала в тот момент, когда вилка коснулась еды: «не надо, мне неприятно».

Вилка остановилась, и подруга спросила с искренним недоумением — «тебе что, жалко?».

И героиня мужественно призналась: «да, жалко. И я не люблю, когда у меня берут еду из тарелки». «А что же ты раньше молчала?» — горячо спросила подруга. «А я боялась тебя расстроить, вдруг бы ты со мной общаться не стала» — мы помним, что к тому времени наша девочка умела быть очень откровенной. «С ума сошла?» — саркастически спросила подруга и дальше они с облегчением и смехом стали обсуждать, что вот, как хорошо, что все это сейчас выяснилось, что можно не молчать и дуться, а прямо сказать, и если человек тебя любит, он поймет и прекратит делать то, что делал, а если ты врешь и притворяешься, что тебе приятно, когда тебе неприятно, то рано или поздно все это взорвется, и дружбе придет конец.

И на этом мы оставим наших подружек за их обедом, а сами поговорим вот о чем.

Как вы думаете, можно ли любить и злиться одновременно на одного и того же человека?

А если мы вдруг злимся, или жадничаем, или мечтаем, чтобы он перестал делать то, что он делает — это уже конец любви или дружбы или не конец?

А в дружбе жадничать можно?

А ставить границы (вот как все это называется) — это прилично или нет в дружбе?

Правильная дружба или любовь — это когда никто никому не говорит «нет» или все-таки говорят?

Считаете ли вы, что, если человек вам близок, то он сам должен догадаться, что с вами происходит?

Что бы вы почувствовали, если бы узнали, что утренний кофе, который на протяжении пяти лет вы наливаете мужу/жене, ему невкусен, на самом деле он любит чай, но молчит и каждое утро немножко злится на вас, что вы об этом не догадываетесь?

Наша героиня сделала одну очень верную вещь: она не стала ждать, что близкая подруга догадается, что с ней происходит, а просто сориентировала ее, что можно делать, а что нельзя.

И вторую правильную вещь: она сказала ей об этом, не обвиняя и не оценивая ее действия как плохие. Она просто описала их максимально нейтрально: «когда ты берешь еду у меня из тарелки».

Она не стала говорить «вечно ты таскаешь у меня еду», «ты жадная обжора и тебе всегда всего мало», и прочее, да и вряд ли так думала.

Ну и вы же понимаете, что, будь подруга ненастоящей, она бы надулась, разобиделась, восприняла бы ее нейтральные слова как критику или как неудобство, и никакая дружба у них не продолжалась бы.

Твердое «нет» героини сохранило их дружбу на этом этапе, а желание оставаться удобной и подставлять свою тарелку разрушило бы ее наверняка из-за большого количества скопившейся агрессии, об истинной причине которой подруга так бы и не узнала.

Фото: https://deminv.ru/obzor/186-otlichiya-hardfork-i-softfork

Интересное по теме

Интересное

Птичья жизнь

Вы знаете, как тяжело жить с печатью вечной отличницы на лице? Это
значит, что в каждом-прекаждом случае ты должна а) остановиться; б)
разобраться; в) выяснить, чего это такое происходит; г) нет, постой, я все
-таки хочу понять.

читать далее

Убить Фею

Фей я могу изучать сколько угодно, их есть у меня. Во мне Фея тоже есть. В последнее время я стала подозревать, что наша внутренняя Фея — существо хитрое, нечестное и противное. Раньше я подозревала Фею в скудоумии. Сейчас я подозреваю ее в корысти.

читать далее
Три принципа и личная жизнь

Три принципа и личная жизнь

манипуляции

Мне очень нравятся две фразы. Первая: если и третий муж бьет по морде, то дело не в муже, а в морде. Трактовать широко. Вторая: в этом году где-то вычитала — люди странные существа. Действуя всегда одинаково, они пытаются получить разные результаты.

Приговаривая то одну, то другую фразу, я обнаружила в себе, что то, из-за чего «бьют по морде» — это как раз привычка действовать одинаково, а потом сильно удивляться полученному результату. Сильно удивляться, подчеркиваю. Пойдя дальше, я обнаружила, что действовать одинаково (рассмотрим сейчас мои отношения с мужчинами, но не пристально), меня вынуждают три моих принципа.

Принцип первый. Я не такая.

Самая вредная его разновидность — я не такая, как все. Это мешает предаваться простым радостям жизни: отдаться первому встреченному после долгих лет скитаний, пить до утра, прогуливать работу, показаться мужчине в растрепанном, разобранном или разъяренном виде.

Один мой друг, почти далай-лама и владелец небольшого курорта, как-то пригласил меня покататься на лыжах. Ну, раз я не катаюсь на лыжах, и даже стоять на них не могу, то хотя бы на бубликах. – «Ты визжишь, когда большая скорость?» — вдруг спросил он как-то нежно. – «Нет, еще чего!» — презрительно ответила я. – «А я люблю, когда визжат», — неожиданно признался он.

Как грамотно погубить девушку
Ну, я визжу, да, съезжая с горки, моя собака и моя дочь могут это подтвердить. Но мне казалось зазорным визжать при нем, катаясь с его горки.
Он же далай-лама. А я не такая, как все эти его глупые блондинки. Еще чего, делать что-то такое откровенно женское, даже детское — хлюпать носом, просить купить шоколадку, капризничать, когда температура, нет, я возвышенная, и слово «жопа» мне незнакомо. Я гордая. Все бабское мне чуждо.
Я не такая — и я делаю вид, что так и надо, когда мой муж не пришел домой ночевать. Скандал? Еще чего! Я не такая. Я предоставляю свободу индивидууму. Пусть он оценил бы. Он не оценил, взял свободу и свалил. Мне хочется запустить вилкой в окно, когда мне признаются в дерьме? Я не такая, еще чего. Я продолжаю нанизывать на вилку салатик.

Мне предлагают некую авантюру. Мне, скажем, давно этого хотелось. Более того, это именно то, о чем я мечтала неприличные мечты. Но я не такая, еще чего! Дело было в субботу, я была в чужом городе, за окном лил дождь и рядом никого не было. Я сказала себе — дууура. Ты хотя бы попробуй, а я никому не скажу. И я попробовала. Несколько раз я спохватывалась, говорила — я не такая! — и прекращала начатое. Ну что я буду с этим делать, уныло спрашивала я себя, я же не такая.

У, мне пришлось вновь с собой познакомиться. Оказалось — такая. И еще какая такая. Такее некуда. Мне понравилось. И потом, как на ниточке, нехотя, по одному, вытянулись открытия. Да, я обожаю реветь от фильмов и хлюпать носом. Я сентиментальная. Я умею ныть и канючить. Я не имею силы воли и могу нажраться шоколада и мороженого в промышленных количествах, а не клевать, как птичка Рух, салатный лист. Я обожаю банальщину. Я ненавижу ждать. Я раньше думала: я не такая, все канючат, а я не буду, все ненавидят ждать, а я терпеливая и не парю мозг мужику, все говорят гадости о своих соперницах, а я молчу, они принцессы, да, все до единой, и та, что с унылым лицом, и та, что с крючковатым носом, и та блядища Настя в мои 14 лет, жалко, что я так и не набила ей морду.

Как грамотно погубить девушку
Как славно быть такой как все, неидеальной в собственных глазах. И вообще неидеальной.

Принцип второй. Я хорошая.

О, от этой хорошести бывают женские болячки. Тебе хочется послать его куда подальше, а ты говоришь: «Я понимаю. Да, да. Нет, что ты, мне ничего не надо. Я питаюсь пыльцой и эфиром. Я не буду тратить твои нервы, мой хороший, я благородный рыцарь с сиськами. Сиськи тут случайно, не обращай внимания. Я не плачу, я не такая, я хорошая, понимающая. Я поддержу тебя. А мне ничего не надо, я сама. Не обращай на меня внимания, иди уже к ней, и забери вот это, тебе пригодится, а я перебьюсь. Я с ребенком перебьюсь, как не хрен делать, вот увидишь. Да, я сильная. Мне так приятно, что ты меня похвалил. Я сильная, и — да, вот именно это слово — «умница». А она слабая, зависимая, и трахает тебе мозг, поэтому ты не можешь ее оставить? Одну? На этой пыльной грязной дороге? Да, не оставляй, какой ты благородный, какая я благородная, какие мы благородные».

И этот ужас длился годами. Недавно я покончила с «умницей» одной смс-кой, и мне понравилось, что получилось на выходе. Я не умница. Я глупая сварливая баба. Жадная и по настроению нежная, если повезет. А добрая я бываю от лени. Имейте в виду.

Я бы еще чего-нибудь написала и даже процитировала бы примеры собственной «хорошести», но мне не хочется вспоминать. Эти вечера на собственной любимой кухне, с подвываниями, после таких разговоров, где еще раз я была хорошей, все два часа или пять часов, а потом оставалась одна, садилась на пол и ревела, ощущая себя изнасилованной собственным благородством и неспособностью признаться в лицо собеседнику, что дело дрянь и я умираю, и лучше бы перестать меня пользовать, а пойти себе лесом.

Принцип третий. Все из-за меня.

Если сгустить краски для наглядности, то получится так: двухмесячная мужская депрессия с намеками на то, что надо поговорить, имела своей причиной вовсе не меня. А работу. Как это ни странно признавать, но у мужчин отношения с нами где-то на третьем месте. На первом – «я недостаточно зарабатываю». На втором – «кажется, жизнь не удалась, я занимаюсь не своим делом/у меня ничего не получится». На третьем, если очень постараться целенаправленно отравлять человеку жизнь – «как же меня затрахали эти отношения». Примерно так. Два часа молчит? Он решил меня бросить. Однозначно. Не пишет целый день из командировки? Трахает прямо сейчас какую-то красотку. Третий день молчит и за ужином ест не глядя? Он кого-то завел. Говорит, что на работе проблемы? Врет для отвода глаз, решает нашу судьбу, надо успеть первой подать на развод.

Мне везет с мужчинами (все время собираюсь написать в прошедшем времени «везло», потом вспоминаю, что я еще не умерла) и они все всегда были заняты каким-то своим делом. Большим причем. Им важна самореализация. Именно в социальном плане. Если здесь не получается или ему кажется, что не получается — это просто туши свет. Он так озабочен этим, это так фактически все на кону, что просто не заметит ужаса в твоих глазах, а если тебе удастся ему об этом крикнуть, то он удивится. «Ты решил меня бросить, да??» — со слезами в голосе. – «С чего ты взяла??» — «Ты совсем не обращаешь на меня внимания!».

И это правда – не обращают. В этот момент им страшно. Они строго себя судят, примерно как мы себя насчет детей и замужества. Все, что мы можем — это выслушать и погладить по плечу. Тут и вправду важно быть хорошей и в этот момент не парить им мозг. Остальное они сделают сами, выберутся, добьются, завоюют. Им не дается этот мир, они заняты отношениями с ним, и, пока им не удастся его прогнуть, лучше не путаться под ногами. Это не из-за тебя. Не из-за тебя и не из-за этой Настьки. Это ты можешь целый день сравнивать мысленно размеры своей и ее задницы, и горевать, они тоже могут, но с другой целью, а если они долго в депресняке, или молчат, или мрачно бурчат — то не надо сводить весь свет клином на себе. Не надо.

Ну, это мне далось легче всего. Я бы быстро соскучилась, если бы поняла, что мысли моего мужчины вечно вертятся вокруг отношений с женщинами, а не со своим делом. Пока я этого не наблюдала, и слава богу. Ну и меня еще спасает то, что я сама люблю свою работу. И всегда любила. И могу париться из-за нее, и по ночам думать, так же беспокойно, как и о том, в чем мне идти на встречу, где будет эта толстозадая Настька.

Интересное по теме

Интересное

Хорошая девочка и последний шанс

Все хорошие девочки склонны давать мальчикам последний шанс, когда дело пахнет жареным. Как правило, при этом мальчик не осведомлен о том, что у него, бедолаги, последний шанс. Последний шанс бывает временной и контентный.

читать далее

Жизнь без «плохого партнера»

Иногда мои бывшие клиенты пишут письма. И мне хочется поделиться с вами теми мыслями, о которых они пишут, потому что эти открытия могут кому-то помочь еще что-то понять.

читать далее

Французская история

Предупреждаю, история длинная. Написана по просьбе подруг. Они ее ужасно любят: там есть слова «судьба» и «Париж». И все правда, зуб даю.

читать далее
Свысока жалеть без запроса

Свысока жалеть без запроса

манипуляции

В моей жизни были две женщины, которых я называла и искренне считала своими подругами.

Оглядываясь назад, я понимаю, что все, что они мне говорили о других женщинах, звучало в лучшем случае снисходительно, но чаще — так, как будто они сердобольно говорили о ком-то убогом. Заодно этак приглашая меня тоже немного над ним повозвышаться.

Я слышала такие вещи в ответ на свое восхищение или просто упоминания о ком-то: «Она не красивая, она просто фотогеничная, а на самом деле толстая корова». «Мои друзья к ней пришли в гости, а у нее на столике — презервативов коробка, она, видимо, похвастаться хотела, что у нее есть секс» (как я поняла, вместе с «друзьями» было все это обсуждаемо). «Она такая некрасивая, бедняга, но ей, наконец-то повезло»; «Она умная, но задолбала всех своей депрессией»; «Слушай, она где-то гений, но она настолько обделена малейшей женской привлекательностью, что не дай бог»; «Я ей всю жизнь помогаю, она мне многим обязана, не отгонять же ее теперь, она как бездомный щенок».

Шло время. Одновременно происходило два процесса. Я знакомилась с обсуждаемыми и заклейменными для меня людьми и обнаруживала совершенно нормальных, умных, красивых женщин, знать не знающих, что кто-то к ним снизошел; более того, о снизошедших они говорили с искренним уважением и любовью, не подозревая этой чужой иерархии и своего ничтожного места в ней.

Вместе с тем я потихоньку догадывалась, что и обо мне «подругами» говорится примерно с той же слега брезгливой, сочувственной  снисходительностью.

Дорогие дамы, если вы с кем-то ощущаете себя не в порядке, как будто вы отравились, будто после приятного общения у вас токсичное послевкусие, то, скорее всего, этот непорядок не имеет к вам никакого отношения. Это ваш собеседник решает об вас свои проблемы.

Для меня яркий маркер также, когда в общении с кем-то очень уважаемым мною мне хочется повизгивать и суетиться, уничижающе хохотать и хихикать над собой, кивать «да, да, я ужасная, такая и сякая».

Никогда тот, кто вас действительно уважает, не спровоцирует вас на то, чтобы чувствовать себя жалкой. А если вас в ту сторону несет — остановит.

На нас могут злиться, плевать ядом, держаться подальше, отвергать и даже оскорблять, но бойтесь тех, кто публично или в беседе с кем-то брезгливо, свысока жалеет вас без вашего на то запроса.

Фото: https://fineartamerica.com/featured/1950s-1960s-two-women-gossiping-one-vintage-images.html

Интересное по теме

Интересное

Птичья жизнь

Вы знаете, как тяжело жить с печатью вечной отличницы на лице? Это
значит, что в каждом-прекаждом случае ты должна а) остановиться; б)
разобраться; в) выяснить, чего это такое происходит; г) нет, постой, я все
-таки хочу понять.

читать далее

Убить Фею

Фей я могу изучать сколько угодно, их есть у меня. Во мне Фея тоже есть. В последнее время я стала подозревать, что наша внутренняя Фея — существо хитрое, нечестное и противное. Раньше я подозревала Фею в скудоумии. Сейчас я подозреваю ее в корысти.

читать далее
Тебе просто повезло?

Тебе просто повезло?

манипуляции

Однажды я помогла своему мужу закрыть большой банковский кредит, взятый для бизнеса. Дело было в середине 90-х, у него была юная я, маленькая дочка, и совсем новорожденная фирма по продаже оргтехники. Они привезли в наш город партию чудесных лазерных принтеров. Все тогда печатали на струйных со скрежещущим звуком, меняли картриджи, в общем, все было застревающее, неудобное и громкое. Лазерные были дико дорогие. Их оставалось продать буквально несколько штук, чтобы вернуть деньги в банк, а потом начались бы страшные проценты.

Он мне ничего не говорил, был суровый, молчаливый и мрачный. Я пришла к нему на работу повидаться, и в нашем разговоре вдруг это все открылось.

Есть одна моя черта — я пробую, иногда не один раз, прежде чем объявить дело невозможным. До отдачи кредита оставалось три дня. Я сказала мужу — «скажи мне, сколько они стоят, я пойду их продам». Взяла сумочку и вышла на улицу. Муж промолчал вслед. Понятно было, что я — дикая, наивная и ничего не получится. Продать прямо на улице, это же не семечки.

Я шла по улице и заходила во все двери, которые только мне встречались на дороге. Тогда новых учреждений было как грибов. Я заходила и оказывалась где-то в приемных или холлах. Говорила «мне нужно поговорить с вашим начальством». Я разговаривала с секретаршами, печатающими с диким скрежетом на струйных принтерах, вступала с ними в контакт, объявляла их принтеры морально устаревшими (я правда так считала), входила в какие-то кабинеты и разговаривала с молодыми людьми в дорогих костюмах Brioni или с седовласыми джентльменами, предлагавшими мне присесть в роскошные кожаные кресла. Это было время белых мерседесов, купленных на откаты, братков в кожаных куртках с голдой на бычьей шее.

В одном из таких мест я продала два принтера и впридачу компьютер. Меня спросили, поддерживает ли он графический дизайн, и я кивнула, подумав: «дорогой компьютер, придется поддерживать». Он, как потом оказалось, поддерживал, но, кроме всего прочего, я была уверена, что мой муж, гениальный программист, что-то с этим сделает.

Они попросили скидку в десять процентов, я позвонила в офис и наглым уверенным голосом попросила выписать счет со скидкой. Мне мрачно ответила их главбух. Я решила, что с мрачностью разберусь потом. Во втором месте я продала один принтер и снова позвонила, попросив выписать счет. Всего этого хватало, чтобы закрыть кредит. Уточню, что в 90-ые годы оргтехника была настолько дорогой, что ее цена была сравнима с ценой части квартиры.

Когда я вернулась в офис часа через четыре, со мной не разговаривали ни мой муж, ни его компаньон. Они молчали и отводили глаза. Неужели из-за скидки в десять процентов, переполошилась я. Их бухгалтер пояснила – «Юль. Они переживают. Им неловко. Первую партию ты продала их конкурентам».

Когда они отошли, то потащили меня в ресторан кормить и хвалить. Я с удовольствием ела и рассказывала свои приключения. Как я заходила даже в продуктовые. Как я пробивалась с каменным лицом через все вопросы, в которых ничего не понимала. Как я не сдавалась и пробовала. Как убеждала, что я не про гербалайф пришла и как было страшно, что не пустят дальше секретаря. В частности, я не знала, что зашла к конкурентам.

Я исходила из простенькой искренней мысли, что у меня есть то, в чем они могут нуждаться, но потенциальные покупатели принтеров просто не знают, где это взять. Я не исходила из мысли «нам надо отдать кредит» и даже из мысли «спасти любимого мужа». Я была убеждена, что представляю классный товар — он и вправду был классным. Один из этих принтеров работал потом много лет в офисе мужа.

Через несколько дней компаньон моего мужа подвозил меня куда-то и речь у нас зашла опять об этом случае. «Это круто было», — сказал он.
И тут вдруг внутри меня что-то неуловимо мелькнуло, какая-то смущенная улыбка, какая-то суета, какое-то гадкое мельтешение, будто я перестала знать, куда девать руки, я мгновенно опустила глаза и с улыбкой сказала:

— Мне просто повезло.

— Конечно, — сказал он и посмотрел на меня тоже с каким-то совершенно другим чувством.

А я пошла домой с ощущением предательства себя, мелко проявленного, но в чем-то глубинного и разрушительного, продолжая фальшиво улыбаться и по-прежнему не зная, куда деть руки, ставшие почему-то лишними.

Если вы умеете так же, как когда-то умела я, обесценить свои достижения, собственный нелегкий труд, свои усилия, и приписываете успех мифическому «везению», случаю, фортуне, присмотрите за этим. Иногда нужна пауза на 2 секунды, чтобы остановить себя от очередного самопредательства. Сейчас бы я сказала: «Да, мне тоже понравилось. Спасибо, что цените».

Интересное по теме

Интересное

Хорошая девочка и последний шанс

Все хорошие девочки склонны давать мальчикам последний шанс, когда дело пахнет жареным. Как правило, при этом мальчик не осведомлен о том, что у него, бедолаги, последний шанс. Последний шанс бывает временной и контентный.

читать далее

Жизнь без «плохого партнера»

Иногда мои бывшие клиенты пишут письма. И мне хочется поделиться с вами теми мыслями, о которых они пишут, потому что эти открытия могут кому-то помочь еще что-то понять.

читать далее

Французская история

Предупреждаю, история длинная. Написана по просьбе подруг. Они ее ужасно любят: там есть слова «судьба» и «Париж». И все правда, зуб даю.

читать далее
Вовремя отказаться

Вовремя отказаться

манипуляции

В моей жизни недавно появился удивительный тип людей, обоего пола, после которых разгребаешь последствия самого неожиданного порядка и очень долго.

Например, один из этих людей прислал мне картинку вложенным файлом. Картинка мне не понравилась (ничего личного, по работе). Я ее сохранила на рабочий стол, чтобы рассмотреть. Применять нигде не стала. И что вы думаете? Теперь она везде. Она почему-то сохранилась в «Заметки» на айфоне, в Evernote, и, когда открываешь что-то — она там, в самых неожиданных местах и файлах. Ее текст слипается с текстами заметок; ее картинки накладываются на мои картинки; автор картинки горячо утверждает, что он ничего такого не делал, и я ему реально верю, но каждый раз поминаю его недобрым словом. Каждый день. Дважды в день минимум уже полгода. Вычищать ее отовсюду я просто устала. Файлы, куда она попала, теперь непригодны для редактирования и копирования. Механизм этого загадочен и неизвестен. Ни с чем/ни с кем больше такого не было. С автором не сотрудничаю больше ни по одному вопросу; не из-за картинки. 

Второй такой человек дал мне совет. Прямо вот прямой совет, тоже по делу, в котором он эксперт. Я ему за совет заплатила, пошла выполнять и все настолько ухудшилось, что последствия я разгребала еще очень долго. 

Третьего человека я наняла для решения одной проблемы. Все, что он говорил делать по ее решению, почему-то не получалось — указанные двери оказывались закрытыми, а когда открывались, люди недоуменно смотрели и отказывали мне в простейших просьбах. Я вынуждена была менять планы и маршруты, тратить деньги. В конце этот эксперт начал меня преследовать. В итоге мне пришлось нанять целую команду других специалистов его же профиля, чтобы он отстал: они поговорили с ним на его языке, и только тогда он утих. 

Четвертый человек взялся выполнить для меня одну работу. Выполняя ее, он внезапно стал писать мне горькие письма на 5 листах совершенно сумасшедшего содержания. Работа меж тем стояла. Мне пришлось нанять специалиста того же профиля, чтобы он ее переделал, а заодно отвадил первого от меня и моей почты. 

У всех этих людей было два одинаковых качества: один и тот же возраст; и я считала их экспертами. Со всеми ними я не только зря потратила деньги, но попала на бабки, как говорят в бизнесе. Со всеми ними пришлось долго и муторно объясняться, злиться и чувствовать себя виноватой. Все — манипулировали. Все — врали, по крупному или по мелочам. Все — так или иначе вымогали деньги манипулятивно, сверх оговоренного. Иногда это была совсем мелочь, но сверху. И была еще одна общая черта. Они вели себя так не только со мной — раз, и два — они думали, и, боюсь, думают и сейчас, что никто ничего не замечает и даже не понимает. 

За фраера держали, короче. 

Фраер в лице меня готов проставиться еще одному эксперту, чтобы научил различать подставу на подлете, а также нанять почти сразу гоп-команду, чтобы потом разгрести последствия и этого базара. Шутка. 

А просто. Если человек с тобой пошел кофе пить три раза, вы на равных и никто никому ничего не должен, но дважды при этом он произносит «ой, я не взял кошелек»,  — это подстава. И не нужно с ним работать. 

Если он, садясь в мерседес с тобой за рулем, поясняет, что не доверяет никакой технике, и все это скоро сломается — это подстава. И не нужно с ним работать. 

Если он не учитывает твое расписание, и как будто не верит и не слышит ни про твой график, ни про твое место жительства, из серии — «завтра в 9 встречаемся на углу Тверской» — «Я живу в Барселоне» — «Тогда в 11, сможете?» — это подстава. 

Когда мне было 16, меня научили в опасных подворотнях на попытку остановить отвечать сразу нагло и грубо — «Ты кто? Ты Ферзя знаешь?»

Ферзь и научил. Отставали сразу. 

Ферзь не суетится, не сшибает по мелочи. За Ферзя кто только себя не выдает. Чуй не ферзя, братан. И Ферзя — чуй.

Фото https://www.jujuyalmomento.com/nosotras/saber-decir-no-fortalece-la-autoestima-n64223

Интересное по теме

Интересное

Почему так невыносимы «светлые человечки»

Наверное, то, от чего так невыносимы «светлые человечки» — это тотальное отсутствие у них чувства юмора. Они никогда ни над чем не хохочут, а только лишь понимающе улыбаются, и это рано или поздно делает жизнь рядом с ними совсем тоскливой и пресной.

читать далее

Как мучиться из-за любимых

Никогда не говорите им «нет». Очень простая ситуация, вы едете за рулем, рядом сидит ваша жена. Она все время делает вам замечания, дергает вас. Как мучиться: молчите, улыбайтесь и называйте ее в это время уменьшительно-ласкательным.

читать далее

О нарциссических защитах-1

Божена Рынска затронула грандиозную тему. Про нарциссов. По своей сути, эта тема «Я и Другие». Я попробую дополнить тем немногим, что знаю из обучения и своей практики. Не только терапевтической, но и клиентской — для меня было в свое время большим потрясением узнать от своего осторожного терапевта про мои собственные нарциссические защиты.

читать далее
Под маской эмпатии

Под маской эмпатии

манипуляции

Вы когда-нибудь видели высокофункциональных психопаток, имитирующих эмпатию? (мужчин таких видели многие).

Если да, опишите, пожалуйста, ощущения и на чем они прокалывались, то есть как вы вдруг понимали, что они притворяются и зачастую едва сдерживаются, а сами охвачены очень холодной ненавистью (как и что бы вы под эти не подразумевали).

Я сталкивалась с этим всего дважды. Однажды это был взгляд, который я застала нечаянно: внезапно обернулась и с недоумением, переходящим в неприятное изумление, увидела, что женщина (умница, красавица) смотрит на меня взглядом, полным ледяной какой-то ненависти, а за секунду до этого тепло меня обнимала. Надо ли говорить, что я не поверила своим глазам? 

А второй раз это было удивительное, тягостное чувство какой-то внезапной токсичности, когда без объявления войны, на фоне хороших вполне отношений тебя вдруг отвергли, наказали, остро, неприятно, безо всяких на то оснований. Слава Богу, я уже была довольно взрослой, со спецподготовкой против токсичных людей, под защитой психотерапии, без сформированной привязанности и на изрядной дистанции. Поэтому я просто очень сильно удивилась и очень далеко отпрыгнула. Прекрасная, успешная, всеми уважаемая дама, решившая со мной поиграть, судя по всему, привычным для нее способом, определив меня как более слабую. Я, действительно, на многих произвожу впечатление этакой мягкой, мамской, странноватой, а иногда и вовсе дурочки. 

Ощущение чужой психопатии было очень острым, пахнУло личностным нездоровьем, тщательно скрываемым: это был, увы, садизм. 

И развидеть это уже никак.

АПД. Совершила ошибку, так сформулировав, простите, пожалуйста. Те, о ком я говорю, встречаются очень редко и хорошо маскируются. Чтобы понять, как это может выглядеть, смотрите «Убивая Еву», читайте «Лишенные совести», «Мудрость психопатов», гуглите «темная триада». Настоящих представителей этого расстройства личности крайне мало. 

Но есть и отличная новость — я вижу, что мы все успешнее и успешнее разучаемся себя уговаривать «потерпеть», так как одна из ярких черт нашего поколения — высочайшая адаптивность ко всякого рода дерьму. А уж чего мы там не терпим, неискреннюю подругу или абьюз, не важно. 

Интересное по теме

Интересное

Руки

Я решила написать это сегодня тем из вас, кто почти поверил, что он не годится. Или что ему нельзя доверять. Или нельзя любить. В вашей жизни есть что-то: примета, ниточка из клубочка, штучка, которая не подходит для сегодняшней печальной конструкции. Обратите на нее внимание.

читать далее

Запустить юлу

Когда-то много лет назад, когда я еще чувствовала себя довольно одинокой и покинутой, я каждое утро вставала в пустоту. Никто меня не ждал и не любил, никто не был рад, как мне казалось. Я чувствовала себя выключенной из человеческой жизни. Хотелось, конечно, любви....

читать далее

Оценивай, Обесценивай, Превосходи

Есть три безотказных инструмента, пользуясь которыми любой из нас быстро станет изгоем, скандалистом или козлом отпущения. Все три инструмента красивы в своей безотказности: рано или поздно мы гарантированно получим отвержение. И это всегда неприятный сюрприз. Ко мне...

читать далее
«Ты – моя единственная радость»

«Ты – моя единственная радость»

манипуляции

Представьте себе: военный городок в Советском Союзе, молодая семья, родители сами еще дети, нет и 25-ти. Муж немногословный, требовательный, заботливый. Жена из крупного города, с чемоданом платьев, пошитых ее мамой. Выходить некуда. Зимой заносит все к чертям. Рождается девочка.

Молоденькой маме тяжело, часто нет горячей воды, мужа дома нет почти всегда. Он растет по службе и начинает выпивать. Становится все более раздражительным. Девочка растет. Когда ей исполняется три, она понимает, что для мамы она — нечто очень важное. Самое важное в ее, маминой, жизни.

…В крупном промышленном городе живет семья, —  у нее это первый брак и большая любовь, у него второй, он немолод и несколько утомлен. Девочке исполняется десять лет, и оба родителя поочередно и тайно друг от друга ей признаются, что, если бы не она, они бы развелись. Она понимает, что она для них нечто важное, самое важное в их жизни.

…В небольшом провинциальном городе семья живет плохо, скудно и бедно, отец крепко пьет, всех бьет и держит в кулаке, мать беспрерывно бегает по соседям, жалуясь на мужа и принимая разную помощь. Растут двое, брат и сестра, погодки. Оба вырастают и оба уезжают прочь из этого города. Сестра — отрезанный ломоть, вышла замуж, не общается, в гости не зовет и сама не приезжает. Брат в чужом городе поднимается на ноги, начинает отлично зарабатывать, слать деньги домой огромными кусками, отец умирает с перепоя, мать приезжает жить к сыну. У него своя семья, но она ему объясняет, что он для нее самое важное в ее жизни, важнее ничего нет.

Один из самых тяжелых сценариев, с которым мы работаем в группе «Мама и мои отношения», это сценарий «ты моя единственная радость». Он несет в себе коварство слишком значимой роли для ребенка, роли, к которой он не готов.

Да и ни один взрослый человек никогда по-настоящему не будет способен в полной мере, без ущерба для себя, всегда наполнять смыслом и радостью жизнь другого человека, а значит, не сметь требовать, быть недовольным, огорчать, терпеть неудачу или вдруг заболеть. 

Тем не менее, каждого из этих детей разных возрастов в какой-то момент родители поставили перед фактом: «ты моя единственная радость». А потом повторяли это много-много раз, с большой, действительно, любовью и нежностью. 

Чем же плохо таким детям? 

Тем, что каким бы ты ни был и какой бы жизнью не жил, ты ощущаешь себя все время маминой ногой или, скажем, хвостом. Иногда тебе дают передышку, но почти все время находятся с тобой в контакте. Ты моя единственная радость, повторяет нежная красивая мама своей любимой маленькой дочке, и девочка сначала очень радуется. Как хорошо быть маминой единственной радостью! 

Десятилетняя девочка, которой это поочередно сказали и папа, и мама, тоже очень рада. Она важная, она взрослая, у нее есть некоторая власть, и сейчас она им покажет, как разводиться! Она запретит им это делать, раз она такое тайное орудие их брака. Единственная радость и «что бы мы без тебя делали». И «ты наше единственное счастье и умница». 

Взрослый сын, тридцатилетний мужик, наконец даст матери всю заботу и любовь, которой та была лишена с отцом. Немного недовольна жена, но с ней как-нибудь можно договориться. Он теперь единственная радость и счастье своей матери, и победил всех на своем пути: он для нее самый главный. Больше у нее никого нет. 

Засада в этом сценарии в слове «единственный». Конечно, этой почетной должностью награждают ребенка неспроста. 

Там и обманутые надежды, —  муж/жена не стали радостью, давай будешь ты. 

И агрессия, таким косвенным образом выражаемая в семье мужу/жене —  ты не справился быть моей радостью, а наш сын/дочь справляется лучше

Но самое главное, самое тоскливое и самое тяжелое —  это то, что такой родитель не умеет оснащать свою жизнь какими-то другими смыслами, другой радостью. Делать его жизнь осмысленной поручено ребенку. 

Что получают люди, выросшие с таким сценарием, в своей взрослой жизни? 

— ощущение, что «я скорее дочь, чем жена», «я скорее сын, чем муж». Дом — это всегда там, где родители, а не где ты родил своих детей. Отсюда конфликты с супругами и вмешательство пожилых родителей из лучших побуждений в жизнь семьи, а так же их довольно заметное присутствие в семьях своих детей. От этого вмешательства семью никто не закрывает, там, где должны быть границы и различение «это мама с папой, а это мы с женой» — дырка в заборе, куда в лучшем случае смотрят любопытные и оценивающие глаза старшего поколения, в худшем —  через эту дырку проникают и поселяются. 

— ощущение, что «я не имею права не радовать». Такие дети предельно заботливы, все время на связи, для них величайшая награда — мамин или папин смех и радость. Их благодарность. Их счастье, их здоровье. И все это прекрасно, но приоритеты расставлены таким образом, что и о себе как-то не приходит в голову заботиться, и об остальных близких тоже. Дети наказываются, если они смеют огорчать бабушку с дедушкой. Жена/муж не вводятся в дом до конца —  они всегда чужие и в спорах часто выбирают не их сторону. 

— ощущение тяжести и глубочайшей ответственности. Тяжело нести все время флаг «я мамина единственная радость». Хочется быть каким попало, какой попало. Но мама тогда пропадет. Совсем пропадет —  она не может без своего ребенка. Значит, надо радовать. Нельзя огорчать. Ничем. Скрываются разводы, увольнения, неудачи, нельзя опускать руки и плакать, а жаловаться можно только так, чтобы сказали: «все они дураки, и не понимают, какой ты умный. Ты справишься, я знаю». А вот так, чтобы обняли, пожалели, покачали, утешили, —  нельзя. Для мамы это затратно. 

— вину. Это прекрасный инструмент для манипуляций. Невозможно такому ребенку, лет 35-ти, выпить чашку кофе в кафе, чтобы не подумать, — а пьет ли вкусный кофе его мама? Имеет ли мама пирожные или вафельные трубочки? Я тут расселась, а она там лишена. Чашка кофе у таких выросших детей всегда приправлена виной, как корицей.  И точно так же присыпана любая радость: от отпуска на море до новой сумки/ноутбука. В итоге маме покупается такой же, а то и лучше — чтобы откупиться от вины. 

— ну и самое серьезное осложнение такого сценария: эти выросшие дети могут не распознавать эмоционального насилия. Манипулирования. «Мне хочется спать или играть, но маме нужно рассказать мне, как ее обидел папа или как ей тяжело жить. Я перестаю смеяться, становлюсь серьезным, отодвигаю игрушки и слушаю» (куча реальных случаев с детьми четырех-пяти лет). Я не хочу обниматься или целоваться, но меня обнимают и целуют, и отталкивать нельзя, мама будет плакать. Такие мамы не ругаются. Если она ругается, она прочная и сильная. Это из другого сценария. Эти мамы тихо, но выразительно страдают или плачут. Самое ужасное наказание — произнести ребенку «вот умру, кто будет тебя любить?» 

Такие дети в итоге живут так, чтобы их ни в чем не могли упрекнуть, это не получается, и это настоящий сизифов труд: в борьбе за трон жертвы всегда выигрывает мама, и ты снова сидишь со своим пирожным и кофе, пока она страдает, негодяй. 

Выход из этого сценария через бунт, через отказ наполнять мамину жизнь смыслом. Ставятся границы: «нет, мама, я не буду тебе звонить несколько раз в день, мне это неудобно и не нужно». Расставляются приоритеты: «если ты еще раз скажешь гадость про моего мужа, я встану и уйду». Высказываются потребности: «у меня сейчас тяжелое время и я сам нуждаюсь в поддержке». Легализуются «плохие» эмоции: «Я злюсь на тебя, когда ты приезжаешь без предупреждения». 

Кропотливая, сложная работа.  При сценарии «не на что жаловаться, у меня золотая мама» таких участников обычно набирается не менее половины группы. Любая злость, раздражение, бессилие, даже иногда бешенство в отношении матери немедленно сопровождается космическим чувством вины: она же ничего плохого не хотела! 

Тем не менее про таких матерей есть русская поговорка «детям век заедает»,  —  то есть своей жизни не дает не мытьем, так катаньем.

Интересное по теме

Интересное

Птичья жизнь

Вы знаете, как тяжело жить с печатью вечной отличницы на лице? Это
значит, что в каждом-прекаждом случае ты должна а) остановиться; б)
разобраться; в) выяснить, чего это такое происходит; г) нет, постой, я все
-таки хочу понять.

читать далее

Убить Фею

Фей я могу изучать сколько угодно, их есть у меня. Во мне Фея тоже есть. В последнее время я стала подозревать, что наша внутренняя Фея — существо хитрое, нечестное и противное. Раньше я подозревала Фею в скудоумии. Сейчас я подозреваю ее в корысти.

читать далее
Если он мудак

Если он мудак

манипуляции

…Представьте, что мужчина обходится с вами плохо.

Пренебрегает вами, ранит, выносит мозг, не оказывает поддержки, сливается внезапно или когда вам трудно, изменяет, пользуется вами, не думает о том, что вы чувствуете, не дарит подарков даже на праздники и дни рождения, вы у него явно не приоритет номер один, — короче говоря, вам с ним часто плохо.

По какой причине он это делает, это, поверьте, неважно. Девушка спрашивает меня «а, может, он не мудак, а ранен?»

Несомненно, девушки, ранен! Более того, у него была мерзкая мама, поверьте. А бывшая камня на камня не оставила от его самолюбия. И он весь такой травмированный ползет в ваши объятия. По-пластунски.

Как грамотно погубить девушку
У вас не будет хороших отношений до тех пор, пока вы будете пытаться получить ответ на вопрос «что это с ним?»

Вам нужно научиться отвечать на вопрос — «когда он это делает, мне это как?»

Вам с ним хорошо или плохо? Если плохо и вы не чувствуете себя любимой и счастливой, для чего вы с ним? Это не риторический вопрос, я верю, что у вас масса причин — от страха одиночества, низкой самооценки и прочей прелести до желания быть спасателем и благородным рыцарем своему мужчине. Ну и, конечно, надежда, что он вылечится от своих чудовищных ран и изменится.

Когда вы научитесь отвечать на вопрос- «когда он так делает, мне это как?» — вопрос «что это с ним и какая такая его собственная боль заставляет причинять боль мне?» станет ненужным и неактуальным, если вы, конечно, не его психотерапевт.

Интересное по теме

Интересное

Хорошая девочка и последний шанс

Все хорошие девочки склонны давать мальчикам последний шанс, когда дело пахнет жареным. Как правило, при этом мальчик не осведомлен о том, что у него, бедолаги, последний шанс. Последний шанс бывает временной и контентный.

читать далее

Жизнь без «плохого партнера»

Иногда мои бывшие клиенты пишут письма. И мне хочется поделиться с вами теми мыслями, о которых они пишут, потому что эти открытия могут кому-то помочь еще что-то понять.

читать далее

Французская история

Предупреждаю, история длинная. Написана по просьбе подруг. Они ее ужасно любят: там есть слова «судьба» и «Париж». И все правда, зуб даю.

читать далее

Pin It on Pinterest