Божена Рынска затронула грандиозную тему. Про нарциссов. По своей сути, эта тема «Я и Другие». Я попробую дополнить тем немногим, что знаю из обучения и своей практики. Не только терапевтической,  но и клиентской — для меня было в свое время большим потрясением узнать от своего осторожного терапевта про мои собственные нарциссические защиты. 

В 3-4 года у нашей психики формируется нарциссическая оснастка. Это некие опции, позволяющие маленькому ребенку узнать, что он — существует как Я; познавать себя, провести границу между собой и миром, понять, что он отдельно — мир отдельно. Это возраст любования собой, интереса к себе, любопытства к себе, многочисленных «нет» и «не буду», «дай» и «я хочу», а также проверки собственных сил: я такой маленький, но, если мне что-то надо, я это получу. Нарциссическая оснастка направлена на изучение самого себя. В этот момент так важно сказать крутящейся перед зеркалом малышке «какая ты красивая!», восхититься мальчиком, который надел костюм Человека-Паука, и вообще хвалить и любить. 

Здоровый нарциссизм есть у каждого. Это та штука, что помогает верить в собственные силы, принимать себя и любить себя, не вкладывать силы в нездоровые отношения, вовремя останавливаться, когда переутомлен и т.д. Например, сон — это одна из самых простых  нарциссических здоровых защит, когда отзываются все инвестиции в этот мир, наша внутренняя «ракушка» схлопывается и идет накопление сил. 

К семи годам в норме должна формироваться еще одна оснастка — объектная, направленная на изучение и понимание других в этом мире. В последних поколениях эта оснастка почти не формируется, и сейчас мы живем в мире, где нарциссизм стал почти повальной болезнью. Мне хочется сказать, что во всем виноват глянец и ТВ, но я не могу так сказать, потому что точно не знаю. Знаю одно: когда ты растешь, и в течение многих лет со всех сторон на тебя смотрят только красивые лица на биллбордах, удовлетворяющие только свои потребности любого порядка, ты с большей долей вероятности подпитаешь именно свою нарциссическую оснастку. Красота и здоровье, слава богу, стали нормой, но про отношения с другими мы забыли. Я не ханжа, я здорова и привлекательна, но вокруг меня все меньше людей, умеющих строить и сохранять отношения. У нас на дорогах, например, не столько  неграмотность в ПДД, сколько голимый нарциссизм, когда люди ведут себя за рулем так, будто они вообще одни и других не существует. Поэтому так показательна езда за рулем, присмотритесь к своему спутнику…

Мне грустно про это писать, потому что про нарциссизм — это всегда про одиночество. Где и когда происходит некий сбой, после которого нам становится не до других, а только — до себя? 

Сбой, считается психологами, происходит там же, в детстве, когда ребенок растет не в принимающей, а в оценочной системе. Оценка, сравнение, любого порядка, могут проговариваться, а могут не проговариваться родителями и окружающими, но ребенок все равно чувствует: от тебя ожидают, что ты будешь определенного качества, иначе ты будешь нелюбимым, как бы не своим, «не нашим». Успешным. Или сильным. Или волевым. Или еще каким-то, определенным, и упаси Господь тебя родиться в своей семье белой вороной. Все проявления, отклоняющиеся от этого, заставляют родителей осуждать тебя или стыдить. 

Психика маленького человека не справляется с такой сильной нелюбовью, с угрозой отвержения и — хлоп: блестящая, красивая, гладкая, нерушимая стена возводится вокруг того места, где стыдно, где больно, где покинуто. Где критиковали вслух или молча. Где хвалили так, что понизить планку стало невозможным. Обращаю ваше внимание на то, что, гласная или негласная, оценка не обязательно должна быть отрицательной: она может быть и сверхположительной, и неизвестно, что хуже. 

У меня в практике был случай, когда клиентке одна бабушка говорила «ты самая лучшая девочка на свете!», а вторая — «хм, девочка как девочка». Первая бабушка была любимой и.. искалечившей девочку: попробуй теперь всю жизнь доказывать всему миру, что ты лучшая! Когда я сказала, что именно из-за этого она, стоя на йоге в перевернутой асане, пытается подсмотреть, не выполняет ли кто-то упражнение лучше нее, она была потрясена. 

Нарцисс и Другие

Нарциссическая защита, как стена, заслоняет от выросшего нарцисса кусок окружающей реальности. И именно тот кусок, где происходит его взаимодействие с другими людьми. Взаимодействие — это опасно; это то место, где могут критиковать или стыдить, или смеяться. Поэтому вместо по-настоящему открытого к общению человека появляется существо, оснащенное локаторами: они беспрерывно и бессознательно сканируют пространство в поисках опасности; как только «опасность» найдена, моментально возводится стена; перед нами возникает личность, увлеченная только собой и направленная только на себя. Там, внутри, все устроено как надо, и никто тебя не обидит. 

Поэтому другой для Нарциссической личности — не существует, на его месте — слепое пятно, фикция, или он сам, Нарцисс собственной персоной. Нарцисс расширяет границы личности бесконечно, бессознательно полагая других ходячими филиалами себя. Это называется нарциссическое расширение. 

Поэтому значимая коммуникация нередко не происходит: нарциссы не говорят «спасибо» и «извините», — разве вы говорите своей руке спасибо за то, что она поднесла вам ко рту кусок хлеба? Эта же ваша рука, и ее функция вас обслуживать. Вы не извиняетесь перед собственной ногой, что ее ушибли. Не потому, что вы такой черствый. А потому что нога — ваша. В семьях нарциссов нарушены коммуникации: каждый полагает, что другой знает, что с ним происходит, и полагает, что достоверно знает сам, что происходит с партнером. Не приходит в голову даже мысль об ошибке…

Нарцисс нередко забывает открыть рот, чтобы вслух произнести значимую для окружающих информацию: об изменениях планов, о своих чувствах; курьезный случай — глава семьи не сказал семье внезапном переносе отпуска, полагая что все и так должны знать. Откуда?? Потому что все — это он. Знаю я, знают все мои части. От нарцисса редко дождешься «я по тебе скучаю» или «я хочу тебя видеть» — если он сухо договаривается о любовной встрече, ежу же понятно, что он чувствует.  Что чувствует партнер, которому назначают свидание в стиле расписания РЖД, нарциссу неведомо — мы помним, что этот кусок реальности заслонен от него блестящей защитной стеной. 

Нуждаться в других — стыдно, быть уязвимым, влюбленным, тоскующим, зависимым — стыдно; нарциссу нужно испытать настоящее горе, чтобы признаться себе, что он что-то теряет. И это признание всегда катастрофа. 

У моей дочери жили огромные улитки, которые ее узнавали: когда она подходила, они вылезали из панциря и показывали рожки. У улиток сформировалась привязанность. В этом плане нарциссическая личность может проявить себя гораздо хуже улиток. Через несколько лет регулярных встреч или даже брака такой человек может запросто вам признаться, что вы выполняли для него лишь какую-то функцию, были нужны лишь в какой-то определенной роли, и он ничего к вам не чувствует. И он и вправду почти ничего может не чувствовать. А обслуживать нарцисса это же счастье, разве не так? 

Вы работаете на меня/живете со мной/трахаетесь со мной/любите меня, и уже за одно это позволение вы должны мне быть признательны. Вот бессознательное или осознанное кредо нарцисса. 

Несимпатичная личность, правда? 
Но погодите делать выводы.

Утешает только то, что нарциссическая нарушенность в чистом виде встречается редко. Нарциссические защиты обычно прикрывают разные типы личности, и с этим можно работать. Например, истероидность при таких защитах позволяет чувствовать эмпатию, — этот тип личности способен на теплоту и сочувствие для не очень близких людей. Паранояльная личность с нарциссическими защитами будет грубо и настойчиво о вас заботиться, правда, контролируя каждый шаг — но уже хоть что-то. 

В процессе терапии боль, стыд и вина людей, у которых ослабевают (слово «падают» здесь слишком сильное) нарциссические защиты, могут быть глубокими, и, как правило, с последующей депрессией. 

Далее я постараюсь написать продолжение — про боль нарциссов, про самый главный их страх, про самый главный их стыд, про их соблазнительность, красоту и сексуальность, беспомощность и беспощадность. 

Литература: 
Нэнси Мак-Вильямс «Психоаналитическая диагностика личности»;
Сэнди Хотчкис «Адская паутина. Как выжить в мире нарциссизма».

Share This